29 сентября 1998 года, вторник. Ну вот я, маленький, старый, толстый, — я сделал это… Я в Лиссабоне, на яхте Урания 2 и готов отправиться в кругосветное путешествие, по самому сложному из маршрутов, в меридиональном направлении. То есть: Лиссабон, Рио-де-Жанейро, Ушуая (Архипелаг Огненная земля), Антарктида, вдоль побережья до 160 градуса, подъем до Новой Зеландии, Австралия, Япония, СЕВМОРПУТЬ и через Скандинавию – в Петербург. Объясняя словами, за эти полтора года мнe предстоит дважды пересечь экватор и четыре раза коснуться северного и южного полюсов.

Идея и яхта принадлежали Георгию Карпенко, инженеру-строителю из подмосковного города Пушкино. Лодку строили в Санкт-Петербурге. По проекту яхтенного конструктора Александра Сгружилина. На деньги от ремстройфирмы, которую организовал Гера. Пока строилась яхта, Георгий вынашивал идею совершить что-нибудь эдакое. Эдакое вылилось в строгое длинное название: Транс глобальная парусная экспедиция «Ветер планеты».

Означало это примерно следующее. В июле 1996 года из порта Санкт-Петербург выйдет парусная яхта «Урания 3″ с 10 членами экипажа на борту, чтобы за 14 месяцев обойти земной шар в меридиальном направлении по Антлантическому, Южному, Тихому и Северному Ледовитому океанам. Маршрут кругосветного путешествия пройдет через Антарктиду – материк, который экспедиция пересечет на парусном буере. Это первая экспедиция в меридиональном направлении, главными движущими силами которой станут энергия ветра и физическая сила людей. Также в «прожекте» предполагалось, что в экспедиции примут участие такие-то и такие мастера спорта и профессионалы.

Когда, наконец, оборонный гигант «Северная верфь» выплюнул со стапелей на воду маленький (в 22 метра длиной) полуфабрикат из толстой корабельной стали, нареченный «Урания-2″, много чего изменилось в планах. Например, в 1998 году, когда я подключился к экспедиции, не было уже в планах буера для пересечения Антарктического материка, не было профессионалов, мастеров спорта (мастера все-таки, а не придурки). Команда собралась кто откуда.

Из предполагаемого состава остался только капитан Гера (51 года рождения – это, кстати, была единственная информация, больше я ни о ком ничего не знал). Далее список экипажа составляли: радист Кузнецов Иван Иванович – из Воронежа, боцман Харитонов Александр — из Карелии. Также до Бразилии с нами шли Сергей Инсаров (Москва) и его товарищ Михаил Рыбочкин из Ульяновска. Оба – любители-парашютисты. Валерий Пикулев – матрос и механик, здоровенный детина из Николаевска на Амуре. Врач из Тольяти Артур Нубаркин должен был присоединиться к нам в Рио-де-Жанейро. И еще – Шаромов Дмитрий, его жена Лена и их дочь Женя девяти лет, которой я даю прозвище Джека, в напоминание о моих собаках, оставшихся дома. Елена и Джека должны были дойти с нами до Аргентины, откуда перелететь в Австралию к своим знакомым и ждать нас там, пока мы не преодолеем самую сложную, Антарктическую часть маршрута.

Ну и я, Колыбалов Аркадий – в качестве рулевого матроса, фотолетописца, борзописца, писца… Такой получился экипаж. Никаких мастеров спорта, никаких профессионалов, просто кто-то где-то когда-то «плавал» недалеко от берега на парусных плавсредствах разнообразных конструкций. (Все, кроме меня.)

Еще сложнее обстояли наши Финансовые дела. Многочисленные в начале спонсоры отказывались один за другим, мотивируя отказ очередным «свалившимся» кризисом, в данном случае августовским 1998 гoда. Даже у последней нашей «надежи» — водочного короля Бориса Смирнова – возникли большие трудности, и он (единственный, кто встретился с нами), объяснив ситуацию, пообещал только «бросить» в Португалии два-три десятка ящиков водки.

Чтобы «оттолкнуться от берега», капитан дал приказ «сшибать» деньги кто где сколько сможет. Кто смог, кто не смог, набрали пять с половиной долларами, с этой суммой и «оттолкнулись».

Итак, 28-го сентября закончил сборы, не взяв и половины того, что нужно было взять. Всегда, когда уезжаю в «большую» командировку, делаю вид обычно, что все нормально, что не тяжело расставаться с дорогим тебе человеком женой-бабой (ласково), с сынулей… Тяжелей, пожалуй, с собаками – Тимошечкой и Марго, с друзьями, с Москвой. Так было, когда улетал в Карабах, на север, в Чечню, вот и сейчас, почти не прощаясь, уехал на 14 месяцев.

Зачем мне это надо, что меня гонит?.. Я знаю точно и когда-нибудь расскажу.

Беру с собой фотовыставку – 1ОО черно-белых фотографий о Российской провинции, в надежде, что это пополнит скудную казну нашей экспедиции. Из фотоаппаратуры беру свой не дорогой набор «Канон» и механический Ф-2 «Никон», подаренный мне моим другом, замечательным фотографом из «Российской газеты» Сашей Курбатовым.

И так собираюсь, собираюсь, и вместо нужных вещей, беру какие-то совсем не нужные – например, ласты, хотя плавать почти не умею. Юрий Марфутин, один из руководителей Молодежной Морской Лиги, как бы курирует наш проект. Он в последний момент покупает мне до Лиссабона билет, спасибо…

Мои друзья – Вячеслав и Андрей, Слава – мой старый друг (он хотел бы быть со мной рядом), Андрюха Жданкин, замечательный журналист, будет править мои записки, приводить их в божеский вид и распространять по СМИ, чтобы потом мы всей командой бегали за господином Жданкиным и канючили: Андрей Борисович, а когда мы будем делить наши денежки?.. Они провожают меня в аэропорт, где мы по традиции успеваем «остограмиться»…

Пять часов двадцать минут полета самолетом компании «Аэрофлот», строго на запад, и – я в аэропорту Лиссабона. Меня встречают наш торговый представитель и капитан яхты Георгий. В Лиссабоне уже темно, мелкий теплый дождь. «Вольво» торгпреда по мокрым узким улочкам Лиссабона мчится в порт Доко де Алкантара, где стоит наша яхта и множество других кораблей. Все освещено, золото бликов на воде, тепло и сыро. Я спускаюсь в кают-компанию яхты, где за столом человек семь раздетых по пояс мужчин, весело разговаривая, пьют вино. Здравствуйте, это я, последний.

Стакан красного португальского вина, вкусное («куда там хваленной хванчкваре»), ребята продолжают рассказывать друг другу о в своих былых путешествиях, а уж кто где был, мне и не снилось: Северный, Южный полюса, Бразилия, Аргентина, Чили, Аляска, Австралия, по рекам России до Египта и т.д. и т.п. И с кем что случалось и что еще впереди… Жизнь у этих парней так интересна, и ни одному из них, наверное, и в голову не придет попробовать себя президентом… или еще кем… Я вышел на палубу яхты, один, в дождь, трогая мокрый такелаж.

Спать легли поздно, часа в 2 ночи по местному, а утром в 8 – подъем, завтрак, чай с варением. С нами идет семья Шаромовы – Дима – опытный яхтцмен, его жена Елена с девятилетней дочерью Женей с нами до Бразилии, исполняет обязанности повара.

29-гo сентября к нам подъехал начальник порта Карлос Эдуарес, с разрешения которого яхта бесплатно простояла в порту Лиссабона всю зиму. Он интересовался, когда мы точно уходим, давая советы о погоде в это время, рассказывая о местах возможных стоянок и заправок по пути следования. Не советовал заходить в это время на остров Мадера, так как нашей большой 25-метровой яхте будет сложно найти стоянку в переполненном в это время года порту.

В течение дня распределялись обязанности, заполнялись анкеты для получения Бразильских виз… Машинист и мой напарник по каюте Валерий объяснил мне, как надо пользоваться яхтенным туалетом – это, Андрюха, не то, что ты имел в Токио с подогревом и компьютером, но все же имеются два рычага и педалька, которыми нужно научиться пользоваться в определенной последовательности.

Во второй половине дня получили некоторую спонсорскую помощь от Бориса Смирнова – десятка полтора ящиков «смирновки». Заглянул к вечеру президент Российской экспозиции ЭП0КСП0-98 Зобов Евгений Александрович, привел с собой своего знакомого португальца вице-президента маленькой фирмы по изготовлению бутылочных пробок, поговорив и выпив немного, мужик сгрузил нам на лодку багажник разных мясных консервов. Вот так вот, с миру по нитке готовимся к нашему отчаянному путешествию.

Поздно вечером к нашему борту пришвартовалось старинное двухмачтовое судно из Норвегии, ему 106 лет (по общеевропейским правилам с судов, которым более 100 лет, не собираются портовые сборы). После того, как были закреплены швартовые, капитан «Миры» зашел к нам познакомиться, поболтать.
Читать дальше


Один отзыв на “29 сентября (первая запись)”

  1. on 01 Сен 2013 at 9:50 пп Михаил Ефимов

    Здравствуйте, Аркадий!
    Вот ещё одна книжка об экспедициях Геры.
    Честно говоря, не ожидал. У него отец родом из Омска, поэтому Геру всегда тянуло к той или иной ТИКАющей земле (АР). К Ар-к-тика и Ант-ар-к-тика. Кажется до Nord Pole он не дошёл 68 км? Успел?

Comments RSS

Ответить

Версия для печати