Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Достоверная история о Брюсе Ли и Не Только (1987 и 2007)

1987

Мой учитель литературы Сергей Евгеньевич Чистяков был переводчиком с французского языка, читал в оригинале Камю и отрабатывал в нашей школе
Студенческую практику. Обычно урок проходил следующим образом. Мой хулиганский класс сдвигал столы, начиная игру в карты, а я садился к нему на переднюю парту и погружался в мир Сартра и Набокова.

Ему было лет 20 с небольшим, он носил малиновый военный мундир и имел
нервную аристократическую внешность, как убийца Распутина – князь Юсупов.
Мне всегда нравилось то, как он, пользуясь моим увлечением массовой культурой,
умел рассказать мне о настоящей литературе. После моего восторга от увиденной на большом экране звездно-военной саги «Империя наносит ответный удар» в кинотеатре «Ленинград» он, воспользовавшись моим увлечением Силой, поведал о Карлосе Кастанеде и повернул мои поиски этой самой силы в правильном направлении. Также после очередного посещения мною видеосалона, в котором я посмотрел «Месть ниндзя» с Шо Косуги и помешался на серюкенах, Сергей Евгеньевич решил рассказать мне о Брюсе Ли, с которого и начался так называемый кинематограф боевых искусств. А также он поведал мне об извечном противостоянии между школами карате, японцами и китайцами и даже о том, как ниндзя решили не соваться на территорию Шаолиня, когда была война именно из-за мастерства драки местных монахов. Как и все истории моего учителя литературы, история о жизни и смерти Брюса Ли была на уровне притчи, и я хочу привести ее без всяких изменений, так как уверен в ее полной достоверности.

Однажды в Гонг-Конге к Брюсу Ли пришел «странствующий монах». Великий сенсей из Шаолиня. Он прослышал про мастерство киноактера и решил испытать его. Сенсей был искушен в «боевых искусствах» и серьезно подошел к подготовке боя с сильным соперником. Он начал устрашающую разминку в тренировочном зале, а Брюс вместо тренировки расслабленно развалился рядом и давал интервью о своей будущей победе слетевшимся, как мухи на сладкое, журналистам. Он даже не удосужился снять солнцезащитные очки и наблюдал вызвавшего его на бой странника с нескрываемой иронией. Шаолиньский старец, закончив приготовления, предложил Брюсу присоединиться к нему для подготовки к поединку. Брюс лениво встал, сделав вид, что направляется также на разминку, но вместо этого внезапно резко разбежался и без всяких слов и предупреждений нанес сокрушающий удар ногой прямо в лицо Монаха. Мастер, абсолютно не ожидавший наглого нападения без ритуалов и официального начала боя, не предвидевший такой быстрой развязки, улетел в угол с выбитыми зубами и с заливающей обильно его лицо кровью. Брюс, не подходя, чтобы добить противника и удовлетворенный тем, что сбил его с ног, столь же стремительно выбежал из спортивного зала, как еще недавно в него вбежал, и скрылся.

Великому сенсею присутствующие попытались оказать посильную медицинскую помощь, дали платок, которым он прикрыл изуродованный рот, вызвали скорую. Перед тем, как мастера увезли в больницу, он предупредил, чтобы мистеру Ли передали, что он – вернется, чтобы закончить свой поединок с ним.

Брюс забыл об этой истории уже на следующий день, так как забывал всех сумасшедших, вызывавших его на бой.

Однако ходят слухи, что в день смерти мистера Ли – тот самый беззубый Монах подкараулил кинозвезду и тогда, когда тот вовсе не ожидал, нанес ему удар «замедленной смерти» Дим Мак, точно, как он показан в финале фильма
«Убить Билла-2».

После этого Брюс смог только дойти до квартиры своей подруги, выпить болеутоляющие и вскоре умереть у нее на кровати.

2007

Когда Dopingpong студия располагалась под крышей на Моховой, 20, где, по
меткому замечанию Эдика Мурадяна, было просторно, как в реальном клубе,
и стоило устраивать вечеринки, как в «Декадансе», – это место стало довольно
злачным в Санкт-Петербурге. Я часто оставлял ключи своим близким друзьям,
которые там занимались сексом со своими неженами, и атмосфера была
изысканно греховной и порочной в моих апартаментах.

Я метал ножи в дверь в коридоре. В другой комнате молодой ученый ебал студентку, в третьей драгдилер и модельер обсуждали очередную сделку.
Мне нравилось, что офис был больше всего похож на офис, каким он должен быть в 21 веке. И меньше всего там занимались работой. Что, в принципе, и привело к его закрытию спустя 10 лет веселого существования на самой любимой антикварами и антикварными магазинами улице Питера.

За время жизни там, не поворачивается сказать, за время работы, у меня
побывало много разных ходоков из внешнего мира. Это были и неуравновешенные поклонницы, одна из которых могла предложить себя в рабыни, а другая устроиться на работу секретаршей за 100 долларов, имея спортивную тачку за 100 000. Среди гостей мог быть политик с фамилией типа «Хрюкин» и внешним видом полностью ее подтверждающим, могла заявиться толпа порно моделей, приглашенных для очередного перфоманса, или мебельный магнат, который привез для журнального кастинга целую банду молодых скейтеров.

Люд был самый разнообразный, как действительно в настоящем клубе. И, конечно, за время существования в этих стенах Dopingpong приходило, как называет всякого рода сброд мой учитель по метанию ножей Тадеуш Касьянов, «много странствующих самураев».

уроки-самообороны-с-тадеушем-касьяновым - иллюстрация dopingpong

Это были такие ребята - чаще всего фрилансеры-дизайнеры, свободные художники, владельцы рекламных агентств и студенты из соседней Мухи, имена которых история не сохранила. Эта шпана, узнав, что поблизости находится студия более-менее известной в узких кругах арт-группы, считала своим долгом отметиться и посмотреть, кого же им суждено стереть с лица Земли. А вот о том, как стирали мы их, и будет эта история вдохновленная Брюсом Ли и рассказами Тада.

И тот, и другой сталкивались с подобым явлением, но только не в арте, а спорте.

И реагировали по разному. Брюс Ли игнорировал странствующих самураев и просто скрывался за стенами своего дома от их криков с вызовами на бой, но когда все-таки сталкивался, как с назойливыми папарацци на улице, бил нещадно, как того сенсея из Шаолиня, о котором я рассказал выше, несмотря на его ранг и статус. Та же история была и с Советской школой карате и ее основателем Штурминым, к которому очередь выстраивалась из «странников», решивших помериться силами с Первым. Тадеуш Касьянов в таких случаях вставал между Учителем и «странствующим самураем» и предлагал сначала подраться с учеником, а уже потом беспокоить Мастера. Понятно, что на этом все и заканчивалось, так как Тад вырубал тут же любого.

И вот прыщавые ботаники в очках и загорелые латентные пидоры приходили, замаскировавшись под поклонников и фанов, ко мне в офис и под предлогом знакомства и желания посмотреть картины Dopingpong, развешанные на стенах, начинали свои попытки подкатить ко мне с вызовом. Сначала они внимательно смотрели на принты, потом морщили нос, а чуть позже начинали бросать фразы типа: «Такое под гашишем явно рисуется. Я как курну, у меня тоже внимание к деталям просыпается» или «Никогда не понимал, зачем так много времени тратить на такую прорисовку, если можно все быстрее и легче».

Я спокойно слушал краем уха, занимался своими делами и ждал, когда эти новоявленные артисты уберутся восвояси или уже начнут явно дерзить и получат по зубам. Обычно выскочка приходил не один, а под прикрытием и в компании с каким нибудь нашим дурацким приятелем или конкурентом. Бывали случаи совсем уморительные. Один бездарный дизайнер, живший и работавший неподалеку, привел сразу группу лохов из Мухи. Он показал им наши картины и прямо вслух тут же сказал: «Вы можете повторить?» Ему не давали покоя наши ценники и жутко хотелось хотя бы такого кусочка славы, как у dopingpong. И ничего лучше, чем найти копировальщиков, он не придумал.

Один из группы сказал: «Вообще ерунда. Могу, конечно. Это все элементарно. Я же профессионал. Сколько?»

Дизайнер назвал сумму в 100 долларов. Алчные глаза студента загорелись. «Да за сто долларов я тебе и не такое нарисую!»
Я не выдержал и расхохотался. Пришедшая группа явно не знала, кто хозяин дома, и вела себя довольно бесцеремонно, устроив громкое обсуждение нашего творчества. Я развалился в своем огромном кожаном кресле, закинув ноги на стол, и громко произнес: «У меня предложение. Не нужно ничего придумывать. Просто скопируй. То, что видишь на стене. Неважно, что эта работа сделана на втором Пентиуме мышкой. Сделай сейчас, с планшетом, как угодно. И через неделю принеси мне копию и получи 1000 долларов. ОК? Не нарисуете – принесете деньги мне».

Дизайнер и студент, а также вся их компания устремили свой взор на меня. Сумма в их понимании и на тот момент была просто космической. Они переглянулись жадно. Их перестрелка глазами кричала «Можешь? Могу!» И они приняли ставку, пообещав вернуться через неделю.

Разумеется, через неделю я никого не увидел. Более того, до сих пор, хотя прошло уже много лет, этот проигравшийся дизайнер избегает любой встречи со мной, видно, боясь вернуть долг чести, ну а студент, наверное, до сих пор курит гашиш за его счет и пытается нарисовать копию dopingpong. Один в один.

Это был один из многих случаев так называемого вызова на бой. Которые я всегда решал просто: «Сделай также и получи деньги от меня. Не сделаешь – плати мне». Практически всегда мне бросали вызов первыми, потом хорохорились, недолго сомневаясь, принимали условия дуэли, а потом или показывали стыдливо промежуточную мазню и прятались, униженные и раздавленные своей жалкой попыткой, или сразу пропадали и больше не возникали никогда. В dopingpong рисую не я, а мой друг. Я только придумываю. Как он уверен в моих идеях, так же и я - уверен в его стиле и мастерстве. На 100 %. Рисует гений. Как я считаю свои идеи и образы мусором, так же и он критически относится к своему стилю. Мы довольно самокритичны к самим себе, и оба самого высокого мнения друг о друге, поэтому изрядная доля самомнения также присутствует во всем, что мы делаем. Мы компенсируем друг друга и дополняем. Хотя в целом недовольны своим уровнем ни в чем. Однако я всегда готов разобраться за моего Мастера и принять вызов любого, кто усомнится в его уникальности. Могу сказать, что за 10 лет боев со «странствующими художниками», ни один из них не сделал даже отдаленно похожего на манеру моего партнера по dopingpong. Я понимаю иронию Брюса Ли или Касьянова и Штурмина, которым приходилось сталкиваться со всяким сбродом, решившим, что он равный им. И я прекрасно понимаю, почему в какой-то момент перестаешь принимать вызов на бой и просто прячешься от всех за высокими стенам своей башни из слоновой кости. Не из-за страха оказаться побежденным уж точно, а из-за того, что уже выбивать зубы стало после сотого раза не смешно, и надоело разбивать кулаки о чужие и тупые рожи. Как говорил мне в детстве замечательный и всеми интеллектуалами ненавидимый Илья Глазунов, «Зачем критиковать. Сделай лучше!».

Однако желание постебаться над этими людьми заставляет с ними иногда общаться. Говорят, что это жестоко - глумиться над больными и убогими, но мне мне нравится порно с немыми девушками из провинции или блэксплотейшен ленты о том, как наебать всех белых.

2010

Смотря фильм «Путь Карлито», мой сын недавно плакал и говорил мне, чтобы я был осторожен, когда стебусь над лохами, потому что они могут меня настигнуть где-нибудь на платформе по дороге на Сапсан из Москвы в Петербург и выстрелить в упор или пырнуть ножом.

А я рассказал ему, как Роберт Де Ниро говорил Джульетт Льюис из «Мыса Страха», когда она поймала его за курением марихуаны в школе и спросила: «А разве можно курить травку в школе учителям?»

Он хмыкнул и ответил: «Что делать… Иду на профессиональный риск…»

И я понимаю, что в каждом из нас сидит джентльмен удачи и пират Талгат Нигматулин, который может, внезапно выскочив, разбить нос любому красавцу на понтах, любому Николаю Еременко.

И нужно понимать, что рано или поздно тот побитый злопамятный мудак все-таки встанет, очухается, остановит кровь и, засунув тампоны ваты в ноздри, придет, когда вы не ожидаете, и, окликнув вас по имени, нанесет удар мести исподтишка, когда вы о нем уже и думать забыли. Так всегда и бывает...

А все потому что Брюс Ли - благородный рыцарь. А великодушные рыцари не добивают своих врагов. А те суки иногда возвращаются.

Санкт-Петербург, 2010.

Далее: Покушения на Ленина и Сталина (1980)




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру