Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Сутки абсолютного насилия (1996). Часть 2

Начало главы - здесь.

Утром я ехал в автобусе. В сумке батон и буханка хлеба. В кармане денег на одну упаковку сока «Чекита» или «Сантал». Возвращаюсь домой. К своим девушкам. Буду с ними весь день до новой ночи. И тут я увидел, как контролеры лезут к какой-то симпатичной девочке… Она забыла карточку или не заплатила за проезд, и они начинают ей, выламывая руки, угрожать расправой… Тогда была волна жлобских банд котролеров, вымогавших деньги у людей, у которых не было денег на проезд…

Они прицепились к этой несчастной девушке и стали вытаскивать ее наружу, чтобы там выпотрошить сумочку и забрать все, что в ней было. Эту шваль даже за шестерки никто не считал из моих знакомых. Это была каста неприкасаемых. Полная мразь без прав на вяканье. Шакалье дешевое.

Я, разумеется, вступился за милое создание, и, выскочив вместе с ней, тут же молча повторил свой коронный номер… нанес несколько ударов в лицо, после которых парень рухнул. Потом встал на него коленкой и начал душить руками. Его друзья почему-то не накинулись на меня, как гиены. Хотя я ожидал подобного. Так должно было произойти, но я ничего не думал, когда вступился за понравившуюся мне девушку и решил расправиться с первым. Видно, остальные, испугавшись того, что я слишком крупная и хищная тварь для них, выбрали другую тактику, о которой я и не подозревал и которая чуть не окончилась для меня в тот день плачевно.

Они стали кричать и звать милицию. Мент появился, как из-под земли, практически тут же. Когда контролер подо мной уже хрипел и дергался, агонизируя. Я отпустил его, подумав, что вляпался, наверное, нереально… Телки, за которую я вступился, не было рядом. Прикиньте… Пиздец. И сейчас я просто чуть не задушил человека при исполнении обязанностей.

Я резко выпрямляюсь. Отталкиваю ногой хрипящее говно и иду по направлению к милиционеру. Останавливаюсь, достаю какие-то документы… У меня со старых времен всегда была кипа документов с собой – от Министерства внутренних дел до Справки Опекуна инвалида… И объясняю, что псевдо-контролеры накинулись на девушку… Какую девушку? Как какую? Самую что ни на есть беззащитную! Начали у нее вымогать деньги. Отняли сумочку. Угрожали избить… Я оказался рядом… Я тот-то и тот-то… Несу очень быстро что-то и предлагаю ему их арестовать и четко спрашиваю опешившего мента:

– Ясно все?

Мент молча смотрит на меня, не понимая ничего. Переводит взгляд на ошарашенного сидящего на асфальте контролера, пытающегося отдышаться и никак не реагирующего на происходящее вокруг… Смотрит на его трех коллег, стоявших рядом и не понимающих, что делать.

– Разберитесь, чтобы подобного больше не повторялось, – перехожу на более громкий голос я… – Это же бандитизм натуральный.

Сказав это последнее, я развернулся и пошел от них, не оглядываясь. Я знал, что собакам можно показывать спину. Нельзя оглядываться и бежать. Я не оглянулся и не побежал. Спокойно ушел вперед, думая о том, погонятся или не погонятся. Бог меня уберег в очередной раз от этой людской мрази, называемой НАРОД.

Но на исходе этих "суток честного человека" я мог уже попасться по серьезному…
А там бы мне начали вспоминать и припоминать всякую хрень и дерьмо… Фуууууу… Какая гадость…

Так или иначе, приступы насилия повторялись у меня день за днем весь тот год, превращаясь в драки на Невском проспекте и разборки на Сенной площади. Более-менее закончилось все это только в канун нового 1997 года.

Я еду в метро домой, с подарками. Своему новорожденному сыну, своей жене и всем близким. Работа в ларьке скоро забудется. Скоро я создам Doping-Pong, и моя новая жизнь начнется. Скоро все это десятилетие будет лишь смутным воспоминанием о потерянном времени… Я стою в углу и вижу, что происходит передо мной в середине вагона. Какой-то молодой парень случайно задевает подарочным свертком очки сидящего мужчины, тоже со свертками и коробками. Мужчина поправляет их и тут же бьет молодого человека в живот. Тот ладонью еще раз сбивает очки мужчине и бьет ему кулаком в нос. Мужчина вскакивает и накидывается на молодого человека. К тому приходит на помощь его друг. В драку вписывается женщина, сидевшая рядом с мужчиной и, по всей видимости, бывшая его женой. Кто-то из рядом стоявших людей получает по затылку, достается от четверки схватившихся еще кому-то... Они присоединяются к драке…

Я смотрю и не могу поверить. Через минуту – дерется практически весь вагон. Ожесточенно. Наверное, драка в закрытом помещении, на скорости и под землей – особенно отчаянное дело. Да, я чувствую, что меня самого переполняет желание бросить все свои пакеты и сумку и прыгнуть в эту кучу… Ломануться, круша всех и вся. В эту живую массу, полную насилия и злобы… Как мне захотелось тогда оказаться в центре ее и раскрыться там во всю мощь… Вы не представляете…

Но… Я вдруг почувствовал комичность ситуации… Что за чушь? Какой бред! Новый год через несколько часов. Куча-мала из взрослых придурков – женщин и мужчин, раскидавших подарки по вагону метро и устроивших драку. И я часть этого? Да что за чепуха! Нелепица… Я рассмеялся…

Я рядом не хочу с таким идиотизмом стоять! У меня в душе праздник. Я вышел на первой же станции метро и подождал следующего поезда. С эпохой драк было покончено раз и навсегда. Я никогда не боялся драться. Более того. Я любил драться. Но, решив что-то хоть раз в жизни не делать, я не делаю этого никогда. Так было с наркотиками, алкоголем, сигаретами. Отказавшись от насилия, я отказался от него навсегда. В то самое Рождество. И побудил меня к этому смех.

Теперь я считаю, что если кто-то тебе действительно не нравится – лучше убить его или наложить проклятье. А избиения и удары надо оставить только для секса. Драки не эстетичны, чаще всего – отвратительны и грубы, а иногда смехотворны. Я проверил это в 2003 году, пару лет назад на улочке между ЧЕ и FC-LOUNGE – Fashuion Cafe недалеко от Московского вокзала.

Я шел по улочке, ведущей от вокзала к кафе, и посередине увидел пьяного военного, со злобой привязавшегося к ребенку на скейте. К девочке, как выяснилось. Он явно что-то пытался предложить ей пошлейшее. Это был на заметном расстоянии от них, и убыстрил шаг. По старой противозаконной привычке, на ходу, не притормаживая, посмотрел, сколько свидетелей в округе. Никого на первый взгляд не было. Я, не сбавляя шага, почти незаметно, локтем и плечом приложив вес своего 150 килограммового тела, ударил в бок военного, и тот отлетел в подворотню, упав с ног.

Я шмыгнул за этим мерзким телом, потерявшим равновесие. Ребенок, увидев серьезный расклад, свалил тут же. Все было, как всегда…Как по заранее разработанному сценарию… Сначала я сбил человека с ног, несколько раз пнул, удостоверившись в подавленности сопротивления, потом присел над ним и приготовился придушить… Боже мой… Господи… Я только в этот, раз в десятый после того, как проделал это, понял, что во всем процессе есть нечто серийное и маниакальное.

Я поднял голову и увидел перекошенное лицо девушки в стоявшей все это время рядом спортивной БМВ. Она парализовано смотрела на то, что я делаю, и более всего ее ужасало то, что она меня явно узнавала… Я спокойно показал ей указательным пальцем к губам: тссссс… и большим пальцем в сторону движения – уезжай давай, а, бля... не цирк же тут…

Я отпустил лежащего военного, не понимающего, что с ним только что произошло и как он легко отделался. Встал с него и прошел мимо отъезжающего авто с не сводящей меня глаз девушки… 

– Дура…

Самое странное, думал я, что я не могу контролировать эти приступы ненависти. И чаще всего их вызывает во мне желание восстановить Вселенскую справедливость. А заканчиваются они всегда тем, что я кого-то душу. Ну и дела. Надо следить за собой. Быть осторожным. А то так и попасть в историю можно, про Диму Душителя из Санкт-Петербурга… Тьфу… тьфу… тьфу… через левое плечо… Постучать еще по дереву надо…

Я через пару шагов зашел в ФС-лаунж, как ни в чем не бывало, помыл руки и вкусно пообедал там, заказав что-то вегетарианское для настоящего пацифиста…

И постучал по деревянному столу три раза… На всякий случай… Балин…

Далее: МОТОБИОГРАФИЯ. Один случай в моей студии, или как я не стал энди уорхолом (2003)





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру