Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Как я не стал энди уорхолом (2003)

Я обожал в детстве и подростковом возрасте книжку Генриха Боровика «ПРОЛОГ». И еще – главу из его книги «Один год неспокойного Солнца» под названием «Девочка из Челси». Которую нашел в сборнике «Советские писатели об Америке». Про Валерию Соланис, которая пришла к Энди Уорхолу в студию и выстрелила в него несколько раз. (Я воображал фильм «Я застрелила Энди Уорхола» задолго до того, как он появился.)

Долгое время это была моя любимая проза. Мантра. Я выучил ее наизусть и часто в голове проговаривал блоками и повторял, повторял, повторял, как лучшую рок-песню. Меня вдохновляли эти строки. Про голодную писательницу в вельвете, снимавшуюся в подпольном кино о лесбиянках. Которая подняла руку на самое святое, что у нас есть – гения с белой челкой на глазах и в кожаной куртке, любящего шоколадные конфеты.

Однажды ко мне в офис зашла девушка и резко направилась к моему столу. В студии шла подготовка к какой то пафосной вечеринке, посвященной выходу нового Джеймса Бонда. Я придумал супа фишку. Нанятые мною десять девушек будут весь вечер тусоваться в зале, как обычные гости, а во время концерта Олега Гитаркина – разденутся догола, прямо среди публики. Не стриптиз, а внезапное полное обнажение только что стоявшей рядом с вами девушки должно было произвести на всех неизгладимое впечатление. Так и случилось в последствии. Зрители визжали от восторга и неожиданности, когда дамы в вечерних платьях, как по цепной реакции, одна за другой начали скидывать одежду и туфельки…

Началась давка и погони за голышом уносящимися в служебные помещения девчонками… В общем получилось натурально круто. Я обожаю оргии в древнеримском стиле. Это мой отдых.

Но пока что шла подготовка декораций к предстоящему шоу: много переговоров с техническим персоналом, кастинги и так далее. Ведь на нас, как всегда, лежала ответственность за все мероприятие.

В помещении находились: моя жена, моя секретарша, коммерческий директор, несколько стриптизерш, художник мероприятия… Все что-то делали, работали, обсуждали… Так что появление девушки не было воспринято как нечто странное никем, кроме меня. Потому что это была по-настоящему странная девушка.

Я узнал ее сразу, как только она появилась в дверях, и подумал, что вот только сейчас ее нам здесь и не хватает. Она подошла к моему столу, наклонилась над ним и начала без всяких предисловий:
 
– Ну здравствуй, Димамишенин.

Глаза ее сверкали от ненависти или любви ко мне, и она буквально прошипела эту фразу. Еле сдерживаясь, чтобы не перепрыгнуть через стол и не накинуться всем своим гибким телом на меня…

Я спокойно кивнул. Психопаты всех мастей тянутся ко мне, как к Источнику Своей Энергии, поэтому я привык к такому, и меня не так-то просто спровоцировать на жесткую реакцию (я ведь очень мягкий человек в прямом и переносном смысле этого слова):
 
– Привет, привет, – говорю и улыбаюсь приветливо.

Я видел эту девушку пару раз вживую и чуть больше – общался по Интернету. Но между нами НЕ БЫЛО НИЧЕГО. Даже поцелуя. Вы понимаете? Мы ни разу не обнимались и не целовались при встрече. Никогда не сидели долго вместе, разговаривая и глядя друг другу в глаза. Несколько смс, icq-переписок и встреч на вечеринках. У нас не было БЛИЗОСТИ виртуальной или реальной, которая может быть истолкована как БЛИЗОСТЬ или ГЛУБОКИЙ ФЛИРТ. Таких контактов, как с ней, у меня сотни, и многие из них я не запоминаю, и дико удивляюсь, когда мне протягивают руки, чтобы пожать, называют в каких-то форумах или статьях своим другом и прочее-прочее. Я знать не знаю большинство из этих людей, считающих меня своим приятелем. А если я когда-либо их и видел, то не помню ни как они выглядят, ни, тем более, как их зовут. Я не обращаю на такие вещи внимание. Слишком много вокруг сумасшедших и прилипал.

Так вот, мы почти не были знакомы с ней. А последний раз общались, ну может, полгода или год назад. Что уже не давало ей права ТАК со мной разговаривать. Но… это Я с ней не был знаком и общался последний раз много месяцев назад… А ОНА, видно, с первой же нашей встречи или переписки ВСТУПИЛА СО МНОЙ в так называемые ВООБРАЖАЕМЫЕ ОТНОШЕНИЯ. И у нее-то они не прерывались все это время, а сейчас, когда она переступила порог моей студии, явно достигли апофеоза.

И вот начинается сцена:

Юная симпатичная девушка, переходя практически на крик, обрушивает на меня выстраданный монолог…

Я смотрю по сторонам…

Все делают вид, что ничего не происходит, но, по крайней мере, трое человек напряжены.

Жена –  потому что наверняка подумала, что пришла какая-нибудь моя нимфетка и выясняет со мной отношения… Мне становиться от этого жутко неприятно. По причине того хотя бы, что ЭТО НЕ ТАК, и я ПОПАЛ в ТАКУЮ СИТУАЦИЮ незаслуженно! У МЕНЯ НИЧЕГО НЕ БЫЛО, БЛЯДЬ, С ЭТОЙ ДЕВУШКОЙ! МЫ ДАЖЕ НЕ ЦЕЛОВАЛИСЬ И НЕ ДЕРЖАЛИСЬ ЗА РУКИ НИ РАЗУ! ЧТО ЗА ХУЙНЯ! ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Секретарша напряглась, потому что почувствовала агрессию, идущую на босса. Коммерческий покосился на нас, потому что вдруг вспомнил, как однажды он выставил эту девушку за дверь, потому что она заходила несколько раз в гости посмотреть на картины и полазить в Интернете, так как мой дом открыт практически для всех, и однажды она повздорила с ним по какому-то поводу (кажется, у него были какие-то очередные наркотические ломки, а она сидела, наверное, за его компьютером, и он в грубой форме сказал ей убираться).

– Я не приходила долго, ты сам понимаешь, почему… – Она игнорирующе обвела взглядом присутствующих, остановившись на коммерческом директоре. Ну вот… Мне теперь надо отдуваться за чужую невоспитанность и грубость? Я откинулся в мягком кожаном кресле и положил ногу на ногу.

– Но я не знаю, что мне делать. Мой отец во Франции и бросил нас. Не собирается возвращаться. Я живу у речников. Мне плохо. Мне негде помыться. Я хочу есть. Я хочу модно одеваться. Почему ты не снимаешь меня в своих фото-проектах? Я что – плохо выгляжу? Почему я не могу стать твоей любовницей? Смотри! Я девочка в стиле Doping-Pong! Разве не так? Я похудела и выгляжу теперь идеально.

Тут она скинула пальто и повернулась несколько раз вокруг своей оси, показав свою фигуру, обтянутую тонким свитером…

– Мне что, надо дождаться, когда меня убьют или я кого-то убью? Да? Только так мне можно обратить на себя твое внимание? Вот дочка Тимура Новикова после его смерти пристроилась, и теперь в центре внимания. А я чем хуже? Почему я должна быть на задних ролях? Когда я была маленькой, все мною восхищались и обожали. А теперь что? Я могу сделать для тебя все, почему ты не берешь меня к себе? Мне надо убить, чтобы что-то произошло?

Руки ее были в глубоких карманах бесформенных военных штанов… Интересно, что было в этих бездонных оттопыренных карманах?

Она явно себя взвинчивала изо всех сил, чтобы решиться на что-то… Или перерезать сейчас при мне и при всех свои вены, или, вытащив какой-нибудь старый пистолет, выпустить в меня пару пуль… Она впала в транс и разговаривала со мной, как со своим любовником, давшим ей от ворот поворот.

Я посмотрел на нее и подумал, что меня дико напрягает ситуация, когда меня ставят в неловкое положение и еще мне угрожают. Я не был Энди Уорхолом, чтобы, мягко кивая, слушать всю эту хуйню. Я сознательно решил пойти на конфликт и расставить точки над И.
 
Я сказал:

– Послушай, моя дорогая. Я же презираю всю вашу питерскую богему. Ваш Новиков обливал меня грязью во всех галереях и среди своих друзей, пытаясь сделать мне самый ужасный PR, который только можно – и в Москве, и здесь. Я срал на вашу Новую Академию, Боровских, Хуесоских и прочий сброд пожилой бездарной фарцы. А такие, как ты, их дети приходят ко мне и просят что-то? Говорят, что я им что-то должен? Ваш мир – это Речники, сквоты и любительские бездарные выставочки, ненужные никому, кроме тех, кто их устраивает. Те, кто играл с тобой, когда ты была малышкой, не пускали меня никуда, потому что знали, что никого из них не останется, когда я приду. И я перешагнул через все их головы, и уже там, куда им никогда не добраться. А ты пытаешься добиться успеха в этой жизни? Так пусть тебе помогут они, с кем ты была ребенком и кто играл с тобой. Я не должен вам ничего, потому что я из другого мира и другой планеты. Я не часть вашей вонючей питерской богемы. И не надо ко мне больше приставать с этими соплями. ОК? Я работаю. Я занят. Извини, что не могу дать тебе никакого совета.

Я перестал обращать внимание на нее и продолжил ворошить бумаги и документы за ноутбуком… Все сделали вид, что ничего не произошло, и только следили за ней краешком глаза… Девушка стояла, покачиваясь и глубоко задумавшись, посередине большой комнаты, сжимая кулаки в кармане. Потом, видно, что-то поняв, она успокоилась и, попрощавшись, вышла…

После этого мы несколько раз виделись с этой девушкой на улице и всегда приветливо здоровались и перекидывались дружелюбно парой слов. У нее вроде бы нормализовалась ситуация с работой и проживанием. Я видел ее с симпатичной мамой и думал, как хорошо, что ни я, ни она не сделали никаких резких движений в тот вечер.

Потому что возьми она с собой нож – и он мог торчать у меня из груди. А скажи я хоть одно слово или сорвись, как я делаю это обычно, неизвестно, что бы было с ней.

Никто не имеет никакого права угрожать мне.

Никто.

Смешная история была в 2004 году с генеральным директором циркового представления «Кракатук» Олегом Чесноковым, обладателем какой-то Ники, президентом Фестиваля в Каннах, любимцем Министерства Культуры. Он заказал для своего знаменитого шоу «Кракатук» оформление у Doping-Pong , а музыку у Олега Гитаркина и Игоря Вдовина. Была внесена предоплата – половина довольно большой суммы, и когда премьера прошла, и наступил момент финальной расплаты, Чесноков стал бычить и вести себя по-хамски, так как лавры вскружили ему голову.

Но когда он понял, что для продолжения рекламной кампании «Кракатук» в других странах и городах, ему необходимо иметь на руках диск с файлами, созданными нами, – на мой мобильный раздался звонок с дешевым гоном: «Отдай мне все, что мы заказали, а деньги будут завтра».
 
Я сказал – деньги сейчас, завтра диск.

Чесноков перешел на визг и крик вперемешку с отборными ругательствами. Классический пример комсомольского работника, беседующего с неформалом образца 1985 года…

Я повесил трубку.

Он позвонил опять и разъяренно начал сыпать угрозами.

Диктофон уже был включен на запись. Его голос, вопящий о том, что: «Не доводи меня до греха, Мишенин. Все кончится очень трагично. Ты не понимаешь, с кем ты связался. Случится непоправимое. К тебе приедут. Я сейчас позвоню людям… Ты хочешь войны? Ты понимаешь, чем тебе это грозит? Тебя прикончат…»

Я заржал… Вот это было, конечно, непрофессионально… В XXI веке приколы образца середины 90-х годов!!! Ах-ах-ах, господин Чесноков! Ну как же так можно! Люди, люди… Где эта ваша Люда…

– Олег, наш разговор записан, и через минут 30 он будет в ментуре. Думаю, теперь ты понимаешь, с кем ты связался.

На том конце провода голос замер от неожиданности.

Я повесил трубку.

Уже через 20 минут мы сидели за столом с диктофонной записью, адвокатами и группой оперуполномоченных и составляли заявление.

Смех стоял нереальный.

Угрожать невинному и наивному санкт-петербургскому художнику и сочинителю – бандитами и физической расправой, не заплатив ему половину гонорара за сделанную работу – это было, конечно, верхом наглости. А еще быть при этом московским чинушей от культуры, то есть быть на чужой, блядь, территории и открывать хлебало свое ебаное… Гастролеру это совсем не тема.

Мой телефон разрывался от звонков присевшего на измену Чеснокова. Я объяснил ему ситуацию. И то, что теперь наша ссора, по крайней мере, будет под контролем у моих юридически образованных и наделенных властью и правом в течении ближайших лет пяти защищать и карать, друзей. Так как они любят мое творчество, и даже в раздевалке Питерского ОМОНА висит репродукция моей картины «НАШИ ДЕДЫ ЗНАЛИ, ЗА ЧТО ВОЕВАЛИ».

Чесноков стал объяснять, что был неправильно понят, что все не так и надо говорить по человечески и профессионально.

На что я ему ответил: «Олег – твоя ошибка в том, что ты считаешь меня Дизайнером. Я не дизайнер. Я шкаф и жлоб, как ты верно меня назвал недавно. Ты-ты, бычара провинциальная. Ты сам не понимаешь, с кем ты общаешься до сих пор. То, что сейчас я занимаюсь этим говном под названием дизайн, не говорит тебе ровным счетом ничего о том, чем я занимался раньше и буду заниматься в будущем. Так что совет такой – будь осторожнее в общении с людьми искусства. А то так можно и самому без головы остаться. А теперь мы снова говорим, как друзья и коллеги, дорогой мой. Чтобы опера и адвокаты рядом со мной расслабились и поняли, что все в порядке и конфликт исчерпан, и твои угрозы – блеф и плод расстроенного предстоящими растратами воображения».

Деньги в металлической коробочке мне привез курьер. Всю сумму до последнего евроцента. Люблю точность и исполнительность в договорах между парнями. Не люблю грязных игр и обмана. Не терплю. Чеснок боялся, что я не отдам ему весь пакет сделанной продукции и начну вымогать в создавшейся неблагоприятной для него ситуации новые деньги, уже как профессиональный мошенник, при поддержке гвардии. Но он ошибался и тут. Как я давно не был дизайнером, так я и не был и криминалом. Я все передал. С исчерпывающими инструкциями и комментариями.
Он даже звонил потом и приглашал на свой Фестиваль в Каннах, мило трепался и хихикал. Демонстративно вежливо и дружелюбно. Слишком неестественно для человека, который прямым текстом заявлял, что УБЬЕТ ТЕБЯ.

Жалко я не знал тогда, что он не заплатил остаток денег по гонорарам моим друзьям Гитаркину и Вдовину. Так просто он бы не отделался.

Как-то, беседуя с Леонидом Парфеновым, я рассказывал ему о разных экстремальных ситуациях, что со мной происходят изредка, когда я сталкиваюсь с неуравновешанными психически людьми, и спросил его, не кажется ли ему, что он подвергается такой же опасности.

То есть когда люди вступают в общение с ВЫДУМАННЫМ ИМИ ПЕРСОНАЖЕМ. Ругаются с ним, влюбляются в него, ссорятся с ним, спорят, страдают и переживают за него, не имеющего никакого отношения к ОРИГИНАЛУ. А потом встречаются с ним в реальности и пытаются войти в контакт, наложив свою ФАНТАЗИЮ на ТЕБЯ ЖИВОГО.
Он ответил, что не создает такой нервной и провокационной обстановки вокруг себя. Что каждый пожинает те плоды, которые взращивает, и описываемые мною случаи возможны со мной, но никак не применимы к его жизни.

Я еще подумал: странно. Вот то, что происходило с Уорхолом, почему-то применимо ко мне, а то, что происходит со мной, не применимо к Парфенову. Какой-то отрыв от коллектива.

Буквально через неделю после нашего разговора я узнал из Средств Массовой Информации, что на Леонида Парфенова якобы было подготовлено покушение и началось вымогательство денег.

Я еще раз убедился после этого случая, как наивны бываем все мы, считая себя в безопасности от чужих фантазий и защищенными от чьих-то параной.

Если ты публичный персонаж, надо быть готовым, что рано или поздно кому-то захочется признаться тебе в любви или ненависти. И пусть с тобой будет Бог, если это будет очень сильная любовь…

BONUS, ИЛИ КАК Я НЕ СТАЛ ЧАРЛЬЗОМ МЭНСОНОМ (2005)

В 2005 году, в апреле, когда прошел репортаж НТВ о том, что журнал «Собака» всей редакцией в течении недели вырезал страницы c моим фотопроектом «Новое Платье для Королевы», мне много звонили на мобильный телефон незнакомые люди. С телевидения, из журналов и газет, с радио и просто знакомые и незнакомые друзья, взволнованные таким кощунственным поступком петербургской редакции. Уже позже станут известны результаты расследования BBC (которые можно посмотреть на сайте www.dopingirls.com/bonus/), вскрывшего причины данного скандала. Оказалось, что все это шло от английских учредителей Издательского Дома «Тайм Аут», в который в тот момент стала входить «Собака», воспринявших мое творчество оскорбительным относительно проходящей в том момент свадьбы Принца Чарльза и будущей королевы Камиллы, примерявшей одно платье за другим. Именно из Букингемского Дворца был отдан приказ русским халдеям на кастрацию тиража в 30 000 экземпляров, который они, не понимая, в чем собака зарыта, тупо исполнили.

Особенно жалкой на экране выглядела попытка генерального директора «Собаки», не помню как его звали, оправдываться. Он что-то там лепетал про то, что уровень их журнала настолько высок, что не может позволить себе публикацию проектов такого низкого эротического содержания, как у Димы Мишенина. Эта фраза особенно вставила всех мои фанов. И я получил с интервалом в несколько часов два смс.

Два смс от dopingirl и dopinguy, в которых был примерно одинаковый текст:

«Если хочешь, я могу пойти и убить его. Никто не узнает, что это приказал сделать ты.
Сделать? Я могу взять нож и пойти прямо сейчас. Только скажи, Дима»

В силу разных обстоятельств, о которых упоминать в этом тексте я не хочу, я мог доверять людям, написавшим мне, и знать, что их исполнительность безукоризненна. Я прочел и обдумал серьезно их предложение. И хотя злость зашкаливала, любовь к моим поклонникам все-таки пересилила.

Я подумал, что это не достойная жертва для моих адептов.

Нет. Я не хочу забирать в историю таких лохов, даже убивая их и очищая Землю.

Нет. Вы, минимум, должны быть прекрасны, как Шарон Стоун, или учиться у Брюса Ли карате и делать прически Джиму Моррисону, как Себринг, чтобы пасть от рук посланных мною юных убийц.

Я написал ответ мои преданным поклонникам: «Неа. Не его. И не сейчас».

И почувствовал себя реальным гуманистом.

И еще... подумал, что будь он не настолько нелеп и смешон... и будь я в следующий раз чуть более зол... и 16-летние мальчики и девочки придут к кому-нибудь и унесут его душу с собою в Великую и Вечную Историю Моей Жизни.

Далее: МОТОБИОГРАФИЯ. ТССССС! (Эрмитаж-бонус). (1993 год)





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру