Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. Денискины раскраски. ОПГ имени меня

Начало цикла "Денискины раскраски" - здесь. Начало "Мотобиографии" - здесь.



К 1993 году у меня создалось впечатление, что страна разделилась на две категории граждан. Одни торговали, другие их грабили. Реально Россия превратилась в страну торгашей и бандитов, ночных ларьков и парней с пушками. Никому и ничему другому не осталось места в этой стране.

Я постепенно все больше и больше вываливался из реальности в связи с тем, что не хотел заниматься ни тем, ни другим.

Помню, как сейчас, сценки выпавшего человека:

Я сижу на кухне своего друга наркомана Поляка. Он готовит себе дозу героина. Заходит восемнадцатилетний сын хозяйки местного универсама районного масштаба – сосед по площадке. Смотрит на наше странное варево...

- Дайте треснуться в долг.

Трескается. Сидит задумчивый рядом.

- Надоело на шее у матери висеть. Пора самому на наркотики зарабатывать. Чем же мне заняться, парни?

Мы, как старшие, крепко задумались над его думой.

Я пришел в себя первым:

- Может тебе, Алеша, в бандиты податься?

Молодой человек пережил в этот миг озарение.

Через два месяца Алеша ездил уже на BMW, а в бригаде у него было еще двое ровесников, которым не исполнилось и двадцати. Все вооруженные пистолетами и гранатами. На торпеде у них сидел талисман свежеорганизованной банды – черный котенок по кличке «Бармалей» с золотой массивной цепочкой вместо ошейника. Теперь Алеша не приходил за наркотиками к моему другу, а тот сам заносил ему раствор в шприце из квартиры в квартиру, ставил дозу, и Леша щедро расплачивался за старые долги. Он плотно подсел на черное. Но по старинке, чтобы не травмировать маму награбленные разбойными нападениями и рэкетом деньги, скрученные в плотные роллы, хранил в пустом отделении магнитолы, откуда вытащил батарейки. Последняя история, которую я от него слышал, была поведана под очередной дозой, когда он, почесывая нос, рассказал про то, как их с пацанами обстреляли недавно и кинули гранату в машину, после взрыва которой от общаковской «Бомбы» осталась половина. В этот момент рассказа Алеша заржал. Видно, абсолютно кошмарное воспоминание о наполовину разорванной взрывом машине вызывало у него приступ вовсе не истерического ужаса, а искреннего смеха. Особенно то, что они еще какое-то время проехали в этом куске «Бомбы», пока не остановились. В общем, все чудом остались живы, включая «Бармалея», получившего только легкую контузию. В награду за смелость пацаны раскурили котенка и повесили ему медальон с бриллиантом вместо медали за храбрость.

Другой пример. Моя мама отдыхает на даче, отдаленно стоящей в лесной глуши, со своей подругой и ее дочерьми-близняшками, у которых кавалеры из одной ОПГ. Вечером моя мама, устраиваясь на ночлег, волнуясь, говорит вслух:

- Наденька, вы закрыли двери на все замки? А то я боюсь. Столько бандитов развелось вокруг.

Надя смеется. Молодые тоже.

- Не бойтесь, теть Наташ! Бандиты уже тут. Так что никого больше бояться не нужно.

И один из парней продемонстрировал маме автомат, который всегда перед сном клал под кровать.

После этого она уснула, спокойная и удовлетворенная, с ощущением полной безопасности.

Еще один сын ее второй близкой подруги, Тани, к девятнадцати годам стал одним из самых жестоких боевиков и рэкетиров города. Бросив карьеру самбиста. Он заходил в кинотеатры и метро уже с первых дней, как стал частью ОПГ, говоря нагло: «Я бандит, пропустите меня бесплатно». И самое забавное это то, что его пропускали. Такая атмосфера страха перед криминалом царила в городе.

Вместе со своими собратьями по веревке и кинжалу он запугал сначала район, а потом вышел и на общегородской уровень, и в этот момент на пике криминальной карьеры, только-только дав отпраздновать ему двадцатилетие, - Сережу задержали на очередном вымогательстве и арестовали, предъявив обвинение в похищении людей. Ходили слухи, что его свои же и подставили. Слишком уж он беспредельщиком быстро стал.

На следствии и суде мама Таня услышала все подробности о том, что ее сын обожал пытать своих жертв утюгом и паяльником и реально был тем самым киношным рэкетиром, которых показывали в кооперативных фильмах тех лет. Бритый ежик, золотые цепи и гайки, малиновый и зеленый пиджаки с позолоченными пуговицами. Таким он и оказался в тюрьме на свои первые 8 лет, когда ему стукнул 21 год. Странно, но я его запомнил не как беспредельщика, а как маленького интеллигентного мальчика, которого я защищал в школе от хулиганья, так как был старше на пару лет, и однажды успокаивал по-мужски, когда он подрался во втором классе. Он сидел и плакал, и я подсел рядом, вытер ему слезы платком, похлопал по спине и сказал: «Сережка не расстраивайся. Ты же крепыш. Посмотри на себя. Ты сильнее их всех. Просто пока еще мелкий. Подрастешь, и они все заплачут».

Он успокоился. Посмотрел на меня благодарно. Кивнул. А на следующий день пошел в секцию по самбо. Другой в районе не было. А мама его далеко отпускать не хотела. Впоследствии так и вышло. Серега вырос самым сильным, и все от него наплакались.

Вот примерно в такой атмосфере Денис и принял решение о создании собственной ОПГ и начале разбойной трудовой деятельности.

Также это был момент затишья на ниве мошенничества, связанный с трагическим инцидентом, который произошел с Диней.

Он вел любимую белую «Ауди» и болтал без умолку со своим другом Сашей, глядя на него вполоборота. Не мудрено, что за очередным разговором и поворотом он не увидел стоявший на дороге грузовик, в который они и въехали на всей скорости. Все лобовое стекло оказалось разбитым на массу мелких кусочков и воткнулось в их лица. Они не вылетели солдатиками, так как были пристегнуты, но когда приехала скорая, то зрелище было не для слабонервных. Два лица в стеклах и в кровищи. Слава Богу, чудом глаза не пострадали. Наступило время косметических операций, подсосавших финансовые накопления от старых дел. И как для человека, работающего лицом, для Дениса это был удар ниже пояса. Пока заживали швы, а деньги были нужны еще больше, наступило незаметно зимнее время 94 года... Клуб русских немцев пришлось закрыть, так как нагрянула налоговая проверка и вскрылись разные коммерческие дела, которые велись под прикрытием общественной организации и доход от которых исчезал в неизвестном направлении.

Уголовное дело тогда и завели. А вскоре Дениса даже впервые объявили в розыск. Правда, хватать никто не стал. (Благо, корочки членов Клуба еще были и у действующего мэра Собчака, и у других известных деятелей культуры и науки.) Но баржу, которую он начал переделывать в первый Питерский ночной клуб на воде, и детский садик, который он превратил в склад, все же отняли. Как не по назначению использовавшуюся городскую собственность. Впрочем, продолжив эксплуатацию ровным счетом тем же способом, как Диня. Замаячил призрак безденежья. Надо было что-то срочно предпринимать.

Пострадавший вместе с Денисом друг Саша, у которого родился ребенок, - пошел к нему водителем, благо Денис сам за руль больше никогда не садился из-за появившейся после аварии фобии. И вот эти два перебинтованных чудовища Франкенштейна, пересевших в красную восьмерку, так как Ауди восстановлению не поддавалась, решили собрать на «голодное время» банду и начать промышлять откровенным грабежом и нападениями на всякого рода денежных мешков. Так как другого способа жестокого обогащения не предвиделось, пока все не заживет и они не приведут себя в нормальную форму и лох снова пойдет косяком.

Так в банде появился Вжик, названный по персонажу Диснеевского мультфильма, школьный друг, славный своей молчаливостью и пристрастием к психоделическим галлюциногенам от клея Момент до курения вымоченной в ацетоне травы под названием «Химка». Чем не в последнюю очередь и объяснялось его лишенная слов – роль в реальной жизни. Говорил он редко и чаще всего такое, что лучше бы и не говорил ничего. Мозг в его голове давно приказал долго жить и вряд ли превышал по величине грецкий орех, причем сгоревший от регулярных употреблений кислоты и от токсикомании со школьной скамьи.

Вжик подтянул еще двух криминалов – Юрика-Альпиниста и его брата Погодку Мишу-Диверсанта. Они оба хвастали, что служили в спецвойсках аквалангистами подрывниками и еще промышляют как черные трофейщики. Кем они были, понять было трудно. Но что фантазерами и врунами – это точно. Из тех, что могли потом, спустя 10 лет подсесть к подвыпившему ветерану первой чеченской в уличном кафе и, обняв его, вспомнить, как они воевали вместе под Грозным, назвав номер части и даже припомнив имя комбата. Но тогда они прославились на районе тем, что были известными в узких кругах оккультистами, помешанными на нацистской символике. В квартире, где они жили с бабушкой, у парней были завалы всякого рода железа со свастикой – от медалей до касок. Но гордостью коллекции был пулемет Максим, который, как они божились, был еще и в рабочем состоянии и для которого они хранили несколько лент патронов. Они звали всех на болота в Ленинградскую Область на проведение каких-то своих темных ритуалов и играли непрерывно в первый Вольфенштейн. (Это была первая цветная и объемная игрушка, которую я увидел. Но играть в нее не смог. Так как не увидел среди разноцветных пикселей границу между дверьми и стенами, и мне было сложно даже передвигаться в этой самой навороченной по графике на тот момент компьютерной игре.) Оба «трофейщика» к тому же были на колесах и лежали с контузией после неудачно раскопанной мины, взорвавшейся у них практически на глазах, в больнице им выдали справки, да такие, что после этого никуда на работу их не брали. Даже в охрану и контролеры, куда в то время принимали любых отбросов общества.

Черные трофейщики тут же предложили взять на дело свой ржавый пулемет и опробовать его в бою, но Денис больше доверял своему новенькому пистолету, и отклонил «заманчивое» предложение.

Начать свежеиспеченная банда решила с детского садика, который еще недавно принадлежал клубу русско-немецкой дружбы и который в свое время сдали барыгам с соседнего рынка под склад.

Товары там хранили базарные деятели в огромных полиэтиленовых клетчатых сумках, с которыми еще ездили челночники за всякого рода товарами в Турцию и Польшу. Решено было внести через знакомую телку-продавщицу тюк со спрятанным туда Вжиком, которому на трубу позвонит Диня, когда все покинут Детский садик-склад, и тот, вспоров ножом сумку, вылезет, возьмет на мушку охранника и откроет дверь изнутри банде. Пацаны войдут и вынесут все, что можно и нельзя, за ночь. Так и порешили.

Специально для таких случаев Диня приобрел для своей банды первые мобилы. Но несмотря на техподготовку, все пошло не так.

Но не сразу. Сначала все шло, как и было задумано. Вжика внесли. Все люди ушли. Но вдруг к охраннику завалились гости – большая компания таких же охранников и с выпивкой. Диня и банда ждали, когда гулянка затихнет, все разойдутся и можно будет начинать, но в этот момент произошло то, чего в планах совсем не было. У Вжика, смирно ждущего в пакете сигнал, вдруг раздался звонок. Подвыпившие охранники повернули головы в сторону залежей пакетов, ища источник звука. Тут у них на глазах из одной сумок выскочил, как черт из табакерки, Вжик. Выхватив ствол, он в ужасе обнаружил перед собой не одного, а целую группу здоровых парней с дубинками, газовыми пистолетами и электрошокерами. Говорить им «руки вверх» было настолько неуместно, что Вжик стал пятиться к двери, не спуская глаз с готовой разорвать его на части группы мужиков. Еле ноги унес. Быстро влетел в машину к Дине, и все покинули несостоявшееся место преступления несолоно хлебавши.

Конечно, ни о каком втором шансе речи не могло быть. Охрана склада была усилена и вооружена огнестрельным, а не травматическим оружием. Все пакеты и сумки стали проверять и обыскивать после той ночи. А звонила Вжику его подружка, которую он, будучи молчаливым, не предупредил, что ушел на дело, и не сообщил, куда спрятал заначку базилика, о которой она и хотела узнать. Предположить, что у Вжика хранится мобила братишек Альпиниста и Диверсанта, забытая после очередной нарко-алко оргии, а его подружка вдруг вознамерится позвонить по ней ночью, предположить такое в эпоху, когда звонок стоил, как суточная зарплата, а сам аппарат – как годовая, было сложно. Дело было ярко провалено. Соваться туда не было больше мазы.

Диня впоследствии понял, что для таких операций пейджеры подходят лучше, чем мобильники, но опыт приходит только со временем. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ




Указатели Истины: Шри Саду Ом
Главный труд Саду Ома, реализованного ученика индийского мудреца Раманы Махарши, называется «Путь Шри Раманы». Это ясный и доступный учебник по самоисследованию. Цитаты, публикуемые в этом выпуске Указателей Истины, взяты как раз из этой книги. В них содержится все, что нужно знать, чтобы самостоятельно заняться самоисследованием.
Ананта. Растворение ищущего

Ананта — индийский духовный учитель, реализованный ученик Муджи. Глеб Давыдов более месяца провел в Бангалоре в присутствии этого мастера и взял у него подробное интервью, в котором Ананта рассказал о своих главных указателях, а также ответил на вопросы по поводу некоторых затруднений, с которыми сталкивается ищущий на духовном пути. «Если ты верил в то, что ты кот, эта идея должна исчезнуть».

Герой в преисподней: от мифа к «Twin Peaks»
Вдохновившись шаманизмом третьего сезона Twin Peaks, Дмитрий Степанов решил произвести экскурс в идею, лежащую в его основе. Герой, одолевший смерть, человек, спустившийся в преисподнюю и вернувшийся в мир людей. Архаические мифы, Ницше, Дойл и Сэлинджер. Лермонтов, Достоевский, Шуберт, Кафка, Булгаков. И многое другое.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>