НАРРАТИВ Версия для печати
Виталий Римский. САКС (3.)

Продолжение. Начало - здесь и здесь.

Около витрины какого-то шопа стоял одинокий негр и играл на электрогитаре. Я пристроился послушать. Бомжеватый старик из небольшой толпы зевак попросил у меня прикурить. Я отдал ему свой чизбургер, пусть ест. Он долго пытался мне что-то сказать, но я ничего не мог разобрать, дикция у него явно страдала.

- А тут бухнуть где-нибудь можно, если нет двадцати одного? - с надеждой поинтересовался я.
- Нет, нигде нельзя. Нет. - Дальше из его несвежего рта выходил лишь бубнеж. Может он денег просил, а я не понимал? Дал ему сигарет...

Кинул негру пару монет.

Фото: Евгений Матвеев.

Толпы татуированной, пирсингованной и пьяной молодежи самого разного цвета неорганизованно куда-то валили. Я побрел вместе с толпой, думал, меня выведут к какому-нибудь клубу. Думал, потусуюсь около немного. Внутри все равно ловить нечего раз не нальют. Рядом перекатывалось некое подобие индуса, жирный, потный, но с девушкой, не ахти какой, но все же. В России таким не дают.

- Слышь, а куда это все прутся?
- Домой. - Он был крайне удивлен, что я не знаю, куда прется такая огромная толпа.

Я не воткнул, но переспрашивать не стал. Но через минуту мне стало нестерпимо любопытно, и я снова поинтересовался. Оказалось, все возвращаются с какого-то концерта или матча, я не разобрал.

Боже, сколько красивых девочек я видел в толпе... Хотелось!

Пока я шел, народ постепенно редел, разбредаясь в закоулки. Оставалось все больше цветных. Кривая американской мечты вывела к какому-то метро. Затаился там постоять на секунду, покурить, понаблюдать.

Геи... Вы не представляете, как много их в США и особенно, наверное, в Нью-Йорке. Стою я, значит, у этого метро. В двух метрах от меня – низкорослый раскосый крепыш. Ну, стоит себе и стоит, я ничего не заподозрил. Вдруг, из метро выходят парень с девушкой. Увидев раскосого, парень бросил девушку и метнулся к нему. Они нежно поцеловались взасос (!), держа друг друга за руки (!). Стояли, улыбались, девушка радовалась. Я охуел, развернулся и побрел прочь от подобного варварства. В Москве бы они так сделали, получили б пизды от первых нетрезвых прохожих. У нас пидоры себя ведут скромней.

Все смотрели на мою сережку в пупке, виднеющуюся из расстегнутой рубашки. Казалось, все думают, будто я пидор; не смотря на то, что здесь каждый второй – пирсингованный. Купил в палатке журнал Ring. Носил его обложкой наружу, чтобы все видели, что лучше меня не доебывать. Ко мне, в общем-то, никто и не лез за исключением... негров-наркош, проститутки и ...

Первые предлагали мне накуриться и девочек. Один предложил сделать ID на двадцать один год за шестьдесят бачей. Смешной такой, задроченный весь негр, прячась в телефонную будку, шифруясь с трубкой, а на самом деле выцепляя глазами лоховатых чужаков, ко мне обратился:

- Чувак, чувак, постой.

Я останавливаюсь. Интересно, что он скажет. На всякий случай напрягаю свободный от журнала кулак.

- Что ищешь? - В Москве так же спрашивают. Все понятно, но из любви к издевкам делаю непонимающий вид.
- Чувак, накуриться хошь? Дешево. Чувак, девочку тебе могу подогнать. Любую девочку, чувак. Хошь?
- Я бухнуть хошь. - Здесь то, думаю, на жопу ты и сядешь, подлый гад. Нет же у тебя вискаря под грязной рубашкой.
- Чувак, запросто. ID тебе сейчас оформим, чувак. Пошли.
- Куда пошли? Стоит сколько ID твое?
- Не дорого, чувак, всего шестьдесят.

Задумался я, однако, задумался, но сознание того, что в кармане у меня пятьсот, оттолкнуло от всяких раздумий. Решил не рисковать. Тем более уверен был, что кинут. Забыл, дурак, что деньги-то в гостинице в ящичке железном можно нахаляву оставить. И вообще интересно, как это они так сделают. Фотографий-то я с собой не ношу. Дадут что ли щит, оформленный как удостоверение с дыркой под голову, сфотографируют поларойдом, вырежут и заламинируют? Интересно, но не стоит пятисот.

- Я подумаю, с собой денег все равно нет. Завтра во сколько тебя смогу здесь найти?
- Каждый день с восьми, чувак. Я здесь, чувак, всю ночь стою. Подходи. - Видно, что он недоволен. Лоха не зацепил. Еще бы. Кто такому поверит?

Девочек предлагали по сто бачей в час. Сами понимаете - смешно. Я поделился сим горем с сутенером-негром, шифровавшимся под продавца DVD, держащим два порнушных диска в приподнятых руках.

- Да вы чего все, охренели? - Говорю. - Я в Москве сниму за сто на ночь, да еще и на пятерых, да еще и покрасивее, наверно.
- Ты из России? Ух ты! - Сообразительный негр. - Слушай, я с боссом поговорю, он тебе скидочку процентиков сорок устроит. Мы ценим русских гостей.
- Заманчиво, подумаю. - Сказал я и пошел дальше, продолжая смеяться.

Но я перестал смеяться, когда ко мне подошла мега красивая негритянка и нежно потрогала член через вельветовые брюки. Я на таких дрочу вообще-то. Мечта была в Америке подрать красивую мулатку. Она стрельнула у меня сигарету, зажигалку, продолжала трогать член и бархатным голосом куда-то зазывать. Я был готов пойти, но тугой кошелек в кармане категорически противился.

- За удовольствие, красавчик, не всегда надо платить. - Томно так говорит.

Естественно я не поверил. Знаю я таких, как вы. Через час в комнату ворвутся огромные негры, отрежут мне член, разденут, разуют, заберут все бабло и вышвырнут на хуй. На такие приключения я был не готов. Не было бы с собой кошелька...

Мы поболтали чуть ни о чем. Приятно было ей улыбаться. На прощанье она очень нежно меня обняла и поцеловала в щеку. Я был польщен, и член тоже, о чем ярко свидетельствовал выпирающей шишкой. Через пару кварталов задумал вернуться, но снова вспомнил про деньги в кармане и потопал дальше.

Зашел в секс шоп. В центре Нью-Йорка их предостаточно. Не знаю, работают ли они днем, но ночью открыты в каждом блоке. Наверное, мне туда нельзя по возрасту, но я все равно зашел и полазил по витринам. Продукции, конечно, море. Одних дисков с порнухой штук восемьсот. Вокруг сновало несколько странноватого вида мужчин, странновато на меня поглядывавших. Я смутился и вышел.

фото: Евгений Матвеев.

Встал на перекрестке. Манхэттен, кстати, - один сплошной перекресток. Весь поделен на прямые. Одни дороги, дороги, перекрестки и высотки, никакой зелени. Поистине каменные джунгли. И вот стою я на одном из таких перекрестков. Подъезжает ко мне молодой симпатичный негр на велосипеде.

- Откуда ты, парень?
- Раша, Москоу. - Ну чем не Данила Багров?
- А делаешь чего? - на его немного детском лице никак не отразилась моя приверженность империи зла.
- Работать приехал.
- Вау, ты переехал в Нью-Йорк?
- Да нет, я в Штатах всего на пару месяцев.
- А-а-а-а. А чего так поздно на улице ищешь?
- Гуляю.
- Смотри осторожнее. Никому здесь не верь. Кругом одни наебщики. Всем нужны от тебя только деньги. - И уезжает, так же, как приехал, легко и неожиданно.

Я продолжаю стоять на этом перекрестке и думать, как все это странно. Стоял я там, потому что дальше идти было стремно. Отдельные белые продолжали свой ход, но в мою сторону шли только цветные, а я крайне не хотел оказаться в каком-нибудь этническом гетто.

Вдруг сзади кто-то кладет мне руку на плечо. Я поворачиваюсь. Здоровенный мужик. Приятной внешности, лет тридцати пяти со странными бегающими глазами. Я сразу понял - пидор. Наверно, по глазам. Он спросил «кто? откуда?» и предложил угостить меня водой. Ну, точно пидор.

Однако я не отказался. Делать все равно было нечего, а ебаться я ему не дам по любому, просто развлекусь.

Он купил мне спрайт, а я рассказал ему пару историй из московской жизни. Дослушав, он сказал что-то типа «Вау» и потупил глазки.

- Слушай, не злись, у меня есть к тебе вопрос. - Скромно начал он.

продолжение - завтра.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру