НАРРАТИВ Версия для печати
Виталий Римский. САКС (7)

Продолжение. Начало - 1  2  4  5  6

Подъехали к небольшому отелю. Время – семь вечера. Все строго по плану. Зашли с заднего входа: на полу – ковры, на стенах – приятная обивка, в воздухе – влажная прохлада от кондишена. Из какой-то комнаты вышли люди. Они все говорили по-русски, и я не переставал удивляться: ехал в Америку – приехал в Россию. Один из них был моим боссом. Serguei Chookline. Русский... Сергей Чуклин. Вот тебе и InterExchange. Ведь сто раз сами мне говорили ни за что в штатах на русских не работать, мол, кинут, обманут, а сами куда меня послали?

Чуклин производил впечатление зажравшегося нового русского. Имел огромные деньги из ничего и также легко их просирал. У него жена и ребенок. Жене он изменял направо и налево, и все об этом знали. Думаю, и она знала, но держалась за его деньги, также ему изменяя. В общем, мне пофиг. Мне глубоко насрать кто с кем, лишь бы меня не трогали. Но эта жирная раскормленная паскуда меня напрямую затронула, причем с негативным итогом, но об этом после. Пока могу только сказать, что он имел большое пузо, солдатскую выправку (в молодости был моряком), хитрое жирное прямоугольное лицо, золотой перстень на пальце, несколько дорогих машин, трехэтажный дом и двести пятьдесят тысяч дохода за лето со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Я бы лучше был Нью-йоркским бродягой, чем такой падалью как он! Эта тварь стригла деньги с моего пота и крови, ничего за это взамен не давая. Вся его работа заключалась в поиске работы мне и другим таким же, как я. Всего нас в его распоряжении было около ста двадцати человек. Делал он это по газетным объявлениям о найме. Встречался с работодателем (даже не он, а его секретарша, которую он тоже порол), заключал контракт о том, что моя з/п проходит через его руки, то есть, если моя з/п восемь долларов в час, то после того, как деньги проходят через него, мне достается всего шесть. Это вполне официально. Его фирма-пузырь Hotel Development and Management высылала приглашения таким международным студентам, как я. Т.е. теоретически он являлся нашим работодателем, но практически он был всего лишь посредником, богатеющим на дрожжах. Вот представьте (возьмем по минимуму). У него сто двадцать студентов, с каждого по баксу в час, следовательно он имеет сто двадцать в час, следовательно приблизительно тысячу двести в день. Ни за что. Плюс он не платил овертаймы (если работать больше восьми часов в день, то за каждый дополнительный час платят в полтора раза больше). Я не имею ничего против зарабатывания денег, но мало того, что это было просто обдирательство, он делал это еще и наплевательски на всех, абсолютно не отрабатывал свое лавэ.

Но ко времени нашей встречи я ничего такого не знал. И по большому счету мне было по херу, кто он такой. Я находился в полной уверенности, что уеду из Штатов с деньгами. К сожалению, я обманулся. И во многом на это повлиял Serguei Chookline. Но ведь деньги – это такая ерунда, а отдохнул я, как надо. Об этом и пишу.

Нам дали комнату на первое время. Мы с Адамяном разложили свои вещи. Сразу зашла Василиса. Видимо ей было со мной приятно, а то зашла бы за кем-нибудь другим.
- Мы едем сейчас в магазин, хотите себе чего-нибудь купить?
- Еду, я уже х.з. сколько не ел!
- Вот и отлично, заодно будете знать, где он, этот магазин. Через две минуты ждем вас у входа.

Повез нас троих Алан. Мы ехали в Wall-mart и Novels. Отличные магазины, огромные. Сеть каждого по всей стране. Они есть в любом городишке. Василиса нам все показала. Я купил какой-то ерундовой еды долларов на пятнадцать. Все оказалось не дешевым, в два-три раза дороже российской еды даже того же самого брэнда.

- Пива хотите?

Вот те на, я готовился два месяца не бухать, а тут прям в первый день предлагают.

- Конечно, хотим!

Вопрос был в том, кто станет для нас покупать. Алан, добрая душа, вынес восемнадцать банок. Поев в Макдональдсе, расположенном близ замечательных супермаркетов, мы вернулись обратно. Чуть посмотрели телевизор. Но тогда он не произвел на меня особого впечатления, а впоследствии я им очень восхищался. Сорок каналов на любые темы, показывают много бокса, кино хорошее, не то что у нас, а MTV так вообще сказочное, целых два муз. канала (MTV и VH1), и реклама совсем не напрягает, смешная и смотрится, как анекдоты. Прелесть американского ТВ достаточно сложно описать словами. Могу сказать лишь, что все свободное время от работы, вечеринок и своей словачечки я посвящал телевизору. А чего? Книжек все равно не было.

В час зашел Чуклин и спросил, можно ли к нам подселить тайванца. Конечно можно, так ведь жить дешевле, да и мы с Адамяном уже друг другу порядком надоели, третий в разрядку был необходим. Наш номер стоил сорок долларов в сутки и пятьсот в месяц. Соответственно пятьсот теперь надо делить на троих. Чуклин смеялся, когда спрашивал нас. Он рассказал, что тайванец должен был приехать еще вчера, но оказалось, он не разобрался и купил билет в Спрингфилд на самолет. Спрингфилдов в Америке тьма, и он, ничего не заметив, улетел в другой штат. В том городе, где нас встречали, даже аэропорта нет. Он звонит Сергею оттуда, куда прилетел, и спрашивает, почему его не встречают.

фото: Григорий Резанов

И вот к нам заселился этот тайвашка. Алекс. Мал и худ, как все азиаты, да еще и в очках. Он сразу стал смотреть телевизор. Такой он был чувак, все время смотрел телевизор. Обожал просто-ки этот долбаный телевизор. Я тоже чуть-чуть посмотрел. «Ангелы Чарли». Принял душ и пошел в магазин, хотелось чего-нибудь съесть. Покушал в Макдональдсе и пошел покупать себе велосипед. Денег оставалось в районе ста тридцати рублей. Купил велосипед за сто. Средняя цена, средний велосипед, но все равно навороченный. Еще взяли семь рублей налога, гады. С каждого рубля по семь копеек. Неприятно. Купил еще какого-то havchika. Денег оставалось – ну совсем копейки. Как дальше жить я не знал, но велик все равно купил. Кататься хотелось. Такой вот я мот.

Кататься было жарко, и я решил поделать это вечером. Адамян в гостинице приставал к тайвашке. Хотел, чтобы тот куда-то с ним сходил. Он и ко мне так иногда приставал, но я его всегда отшивал. Вот он и переключился на тайвашку, а потом и на француза (о нем еще поговорим). Но тайвашка никак не хотел уходить от своего телевизора. Тогда Адамян попросил у меня покататься. Я дал ему, доверил, он обещал, что будет аккуратно. И что же? Приходит через два часа с восьмеркой на переднем колесе. Я был зол, еще как зол, высказал все, что я о нем думаю. Не выражался только словами про его мать. Она у него умерла, и он пообещал зарезать меня во сне, если я ее оскорблю. Конечно, я этого не боялся, но просто из этических соображений. Он ничего не отвечал, понимал, что не прав. Обещал пойти со мной в магазин менять велосипед. Мы взяли тайвашку и пошли вместе. Слава Богу, я сохранил чек. Но все равно думал, что менять нам ничего не станут. Там такая восьмерка была, что смотреть тошно. Пришлось бы с Адамяна соточку содрать. Но мне все поменяли без проблем. На велик даже не взглянули. Это был пункт номер один (service) в новой, зреющей в моей голове, идее. Меня спросили, хочу ли я обратно деньги или хочу заменить. Я хотел заменить. Хотел самый лучший велосипед из продававшихся. Сто тридцать…

Но денег у меня больше не было (пятый день в Америке, еще на работу не устроился), пришлось у тайвашки взаймы просить. Он мне ссудил тридцатку, но так потом ее и не забрал. Домой я ехал на новом супер-пупер велосипеде. Тайвашка себе тоже купил, еще дешевле, чем мой первый. Я приехал первым и сразу зашел к Чуклину. Попросил его расселить нас с Адамяном. Он сказал:
- Конечно, без проблем.

Но проблемы длились еще месяц, который я прожил с ним в одной комнате. Больше он на мой велосипед не садился, зато сломал тайвашкин. В этот же день. Но растеряха тайвашка потерял свой чек. Возврат невозможен. Он начал было предъявлять претензии, но Адамян отрезал:
- А не хрена было давать!

Я бы этого так не оставил. Расколотил бы Адамяну чан, и глазом не моргнув, но тайванец был другим. Он любил смотреть телевизор, и был очень застенчив. Но все равно ему было обидно терять девяносто баксов. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру