НАРРАТИВ Версия для печати
Виталий Римский. САКС (10.)

Продолжение. Начало - 1  2  4  5  6  7  8  9

С маленькими белыми машинками с рулем, педалями газа и тормоза и задней передачей связано много преинтересных историй. Может из-за них нас с Адамяном через две недели и выгнали. А может из-за того, что один раз я на пять часов опоздал на работу. Не знаю. Скорей из-за машинок. Мы с Адамяном гоняли, как угорелые. Покруче любого Шумахера.

«Сесть за руль» мне разрешили дня через два после начала работы. Вообще водить машину я не умею. Прав у меня нет. В чужую тачку «попробовать» не сяду никогда. Был у меня один такой товарищ. До сих пор расплачивается. А тут неопасно, движение небольшое, максимальная скорость двадцать миль в час, управление элементарное. Я закуривал, сигарета в углу рта, и мчал, выполнял всякие рабочие задания. Все время напрашивался на последние. Территория огромная и ехать с одного конца на другой – одно удовольствие. Нередко я делал еще проще: специально забывал в мастерской рабочие перчатки или еще чего, а потом, уже с места предполагаемого труда, отпрашивался обратно, взять забытое. Или жаловался старшему напарнику на ужасную жажду и отправлялся за тридевять земель искать воды.

У меня случилось пять аварий, у Адамяна - две. Все началось с того, что я перестал притормаживать, пытаясь кого-то обогнать или с кем-то разъехаться. Дорожки узкие там, но в первое время мне все удавалось. А однажды я совсем забыл, что из миниатюрного корпуса моего Феррари на метр в бок торчат грабли. Совсем об этом забыл. И вот на горизонте появляется машина. В ней дряхлый дед и не менее дряхлая бабка. Вот они уже рядом, притормаживают. Но я-то крутой, притормаживать не умею – в пол газ. Крык-бум-крэнг-бэнг. Как же дедушке повезло! Будь у него машина как у меня, без тента на стальных опорах, я бы за его здоровье никак не поручился бы. Когда я с ужасом осознал, что же случилось, я был уж на приличном расстоянии от стариков. Остановился. Оглянулся. Мои грабли валялись посреди дороги. Две развалины на них тупо уставились. Я пешком вернулся, поднял инструмент, сказал:
- Are you OK? Excuse me please.

Они лишь безмолвно, с выражением дикого ужаса на сморщенных лицах, кивнули. Я удалился. Мне было их жаль. Такие одинаковые, в белых шортиках, белых кроссовочках, белых рубашечках, белых панамочках. Все пожилые американцы так одеваются в летнюю пору. Смешно до коликов. Представьте русскую сморщенную бабушку в шортах до колена и кроссовках. Различия в культуре налицо. Есть и еще одно «отличие». Русская бабушка никогда не пойдет так позорно стучать, как сделали эти двое древних пердунов. Зря я их пожалел. Старость, правда, уже свое взяла, и их версия внешности преступника очень походила на смуглый Адамянов лик. И хуй знает, каким образом, честное слово. Ругали его. Я не признался, а он негодовал, что его, невинного, обвиняют. Ну а что поделаешь? Сам виноват, что родился хачом. Их теперь, как евреев и гомосексуалистов, чмырят – по факту рождения.

Хотя это была и не самая первая моя катастрофа. Первая случилась через минуту после того, как я сел за руль. Впереди на грузовичке Дайхатсу ехал Гондон-Стив с Адамяном-пассажиром. Мы спускались с крутейшей и извилистой горки, самой крутой на полях. Я решил подзатаиться, дать Гондону-Стиву съехать, а потом с ветром в шею и лицо пронестись ему вдогонку и резко затормозить прямо перед самым задом. Затаился. Поехал. Тормоза! У машины барахлят тормоза! Со свистом и писком она несется с горы. Вот он уже близко, совсем близко. Бабах. Грузовичок с Гондоном-Стивом и Адамяном передернуло. Передернуло меня. Еще б чуть-чуть – и моя испуганная гримаса припечаталась к прохладной белой жести. Страшно. Гондон-Стив глупо улыбается и обещает никому не рассказывать. Впоследствии узнаю, что рассказал всем. Стив – гондон. Адамян в восторге. Я по большому счету тоже.

Еще одна моя авария случилась на обгоне. Я, как всегда, мчался по важному делу. Впереди по моему вектору нелепо медленно тащилась машинка. Я ускорился, думая сделать их слева. Мы поравнялись. Я им приветливо улыбнулся. И… О нет… Небольшой валун вот-вот вклинится под мое переднее левое колесо. Дилемма! Кого таранить: американских зажравшихся мудаков (поганые буржуи платят за одну гольфную игру шестьдесят долларов на человека) или валун? Конечно, мудаков! Без угрызений совести я вывернул руль вправо. Крэш-бум-бэнг, тупое «вау» и отвратительное «упс». Мы остановились. Мудаки оказались вовсе не мудаками. Два сильно загорелых среднего возраста мужчины. Вместе посмеявшись над произошедшим мы дружелюбно попрощались, и я унесся на выполнение неизменно важного дела, а именно поиска бочки с водой для утоления своей фиктивной жажды.

В четвертой мега катастрофе поучаствовал сам Патрик. Там был один опасный участок. Горка, а у подножия тоннель. Пока едешь с горки, абсолютно неизвестно, что там происходит в тоннеле. По идее надо притормаживать, но я не из таких. Никогда не торможу. Залетаю в тоннель, а там Патрик мне навстречу на тракторе едет. Я даже шума не слышал. От неожиданности растерялся. Еле-еле мы с ним успели тормознуть. Чуть-чуть я его носом коснулся. Он не обещал, как Стив-Гондон, не говорить никому. И не сказал. Настоящий мужик, а не девочка Стив.

Пятая и последняя авария случилась в мой последний день работы. При парковке я помял капот чьего-то трака. Блестящий новый форд. Противная вмятина. Я быстро переставил свой карт подальше от следов греха. Вроде бы никто меня не заметил. Не знаю, чей был это трак такой, но, по-моему, одного из начальников. Неприятно, но пох… ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Парковка. Фото: lj user Homecomer






Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру