НАРРАТИВ Версия для печати
Виталий Римский. САКС (11.)

Это последний фрагмент повести Виталия Римского "Сакс" . Предыдущие части: 1 \ 2 \ \ 4 \ 5 \ 6 \ 7 \ 8 \ 9 \ 10

Светлые Левисы, висящие на бедрах, темно-синяя в большие разноцветные цветы расстегнутая шелковая рубашка с коротким рукавом, черные найковские торпеды с большими белыми значками, черные очки-мухи, прижатые к лицу, короткая стрижка, только за левым ухом развивается десятисантиметровая прядь, серьги в обоих ушах, из расстегнутой рубашки видна рельефная грудь и шесть кубов пресса, серьга в пупке. В общем, мальчик-сказка прется в Мол пешком за покупками. Мне жарко и неприятно, хочется пить, особенно после сухих сигарет. Мне предстоит подниматься в крутую гору.

И тут вижу боковым зрением большой синий Крайслер, остановившийся на светофоре справа от меня. В Крайслере негр и смотрит на меня.

Я повернул голову, типа, хули смотришь. Он отвел взгляд. Я иду дальше. Штат Миссури – это очень белый штат. Это штаб Американского ку-клукс-клана. Увидеть там негра – это целое событие. Когда они все-таки туда заезжают – ведут себя скромно и не выебываются. А этот вот смотрел прямо на меня. В упор. Короче, иду я дальше. Впереди заправка. Этот гондон заезжает на ее территорию и разворачивается. Я в это время мимо прохожу. Мне вообще на все похуй, я иду в магазин слить несколько сотен бачей. Вдруг сзади я слышу тихий оклик. Я разворачиваюсь, иду в его сторону, смотрю в асфальт. Когда подхожу совсем к машине – чуть наклоняюсь к нему, приподнимаю голову и громко говорю ему в лицо:

- Чего?

По его немного испуганному взгляду вижу, что он прихуел и теряется. Начинает бормотать:
- Я просто увидел, как ты идешь один в этом пекле, решил спросить не надо ли тебя куда-нибудь подбросить. Куда идешь?
- В Мол. - Я вижу, что разговор ему дается не легко, что он запинается. Меня все это начинает забавлять.
- Ну так подбросить тебя? Я еду как раз в ту сторону.

Вообще, чего бы там ни показывали в кино, в США не принято вот так сажать пассажиров. Американы все очень ссыкливые. Когда это происходит, особенно, если они сами проявляют инициативу – начинайте думать, что что-то здесь нечисто. Я уже догадался. По тому, как он смотрит на меня, по внешнему виду, по тому, как старается посадить меня в машину... Но идти мне очень долго и очень жарко, а тут доехать пять минут в прохладе...

- Поехали. - Сажусь вперед. Кожаный салон, прохлада, одно удовольствие.

Негр тоже доволен. Сразу развеселился. Думал я повелся на него, педераста. Выглядел он очень стройно и подтянуто. Фигура боксера средневеса. Коричневые мышцы необычайно рельефны. На вид лет двадцать пять. Довольно смазливое и правильное лицо с тонкими чертами белого человека. В обоих ушах гвоздики с жемчугом. Светлые шорты, кроссы, светлая, расстегнутая на груди рубашка с коротким рукавом.

- Я просто не мог проехать мимо. Ты такой хот. Твоя одежда, лицо... Откуда ты? – Вижу, начинает меня разводить. Я не знаю, что он там себе думал, но я смотрел прям сквозь него. Все американцы такие прозрачные – жуть.

- Я из России, чувак, из Москвы... – Тут, конечно, сразу начинаются всякие восхищения по этому поводу, расспросы и так далее, обычная фишка. Они, блядь, сидят всю свою жизнь в своей долбаной Америке и только в старости начинают спускать накопленные деньги на разные путешествия. Для них это пиздец, если восемнадцатилетний мэн уехал один на другой конец света и тусуется там. Я вот как раз думаю, что тусоваться надо пока молодой, ездить везде, смотреть, опыт приобретать. А в старости купить себе домик на озере и рыбачить там, не поднимая жопы, наслаждаться природой, сливаться с ней, а не ебашить куда-то с фотоаппаратом наперевес с такими же старыми долбоебами.

Не переставая повторять мне насколько я хот и охуенен, он рассказал, что он танцор и выступает во всяких театрах. Спросил меня, курю ли я траву. На утвердительный ответ сразу стал распространяться, насколько "трава это хорошо". Его любимым занятием оказалось накуриться, стоять в пробке и слушать ритм-энд-блюз. Мы подъехали к Молу. Мне стало интересно, как он поведет себя дальше.

- Давай купи все, что хотел, я тебя потом довезу до гостиницы…
- Не, мужик, я сейчас куплю себе пиздатый велосипед и сам на нем доеду до гостиницы, спасибо, что подвез, счастливо... - Наблюдать за ним это кора. Видно, как он ломается, нервничает, соображает своими куриными мозгами, что бы предпринять.

- Слушай, а как насчет устроить вечеринку? Я за тобой заеду вечерком и затусуемся ко мне, покурим…
- Не, я работаю. С одиннадцати я должен быть в своей комнате и отвечать на ночные звонки постояльцев. До семи утра я не должен никуда уходить. И так каждый день. – На самом деле я давно купил себе радиотелефон и ходил по всей гостинице, не пропуская ни одной тусовки таких же, как я, студентов почти со всего мира. Когда мне было особенно впадлу поднимать трубку, когда я был сильно накурен или пьян или когда мне очень уж хотелось спать – я просто отключал телефон и не ебал себе мозги. В таких ситуациях я никогда не задумывался о последствиях, да они, собственно, и не наступали. Либо мне везло, либо еще что-то, но с этой работы, в отличие от трех других, меня так и не выгнали.

Конкретно за эту работу я денег не получал. Я просто бесплатно жил один в отдельной хорошей комнате с кондиционером, телевизором на сорок каналов, естественно душем и двуспальной кроватью. Другие студенты набивались, чтобы сэкономить, в такие же комнаты по пять человек. Я имел ключи от столовой, где проходили завтраки для обычных постояльцев (нам, студентам на пмж их не давали). Туда я приходил часто по ночам и ел все, что попадалось под руку и кормил других студентов. Еще я имел доступ к прачечной, и посему у меня всегда было свежее белье и вообще все необходимое.

- Ну может тогда я к тебе заеду вечерком? Косяк привезу… - Поскольку я знал, что я выкурю его косяк и выгоню нахуй, что как бы он не называл меня хот или еще как-то, этим он ничего не добьется - мне было все равно, пускай накурит, хули. А если что, дам ему промеж рогов по-русски, сам убежит.
- Ок, позвони после одиннадцати. - Я дал ему свой номер, попрощался за руку и пошел в Мол..

Время 23.15. Первый звонок. На 250% процентов я знал, что это он. Решил поиздеваться.

- Алло.
- Виталий?
- Да, а это кто? - решил под дурачка косить.
- Ну это Кен Браун, мы сегодня днем с тобой познакомились...
- А, вспомнил, ага. - И молчу, жду, издеваюсь.
- Чем занимаешься?
- Да ничем, хуи пинаю, телевизор смотрю.
- Я заеду с косячком?
- Ну хули, заезжай.
- Еще что-нибудь привезти? - обрадовался он пиздец, засуетился весь сразу.
- Пивка.
- Какое ты пьешь?
- Давай Бадвайзер.
- Чипсы?
- Ага, привози.
- Какие?
- Любые.
- Минут через пятнадцать приеду.
- Давай.

Приезжает через двадцать, стучит в дверь. Я открываю. В одной его руке ящик Бадвайзера, по-моему на двадцать бутылок, в другой - огромный пакет чипсов. Всего на полтинник где-то. Я у него все это забираю, ставлю на стол, сажусь на кресло. Он садится на кровать через стол от меня. Начинаем пить пиво. Естественно я не даю ему никаких поводов зацепиться. Он болтает о всякой обычной хуйне. Проходит минут двадцать. Он понимает, что дело для него не движется и начинает нервничать. А я знаю, что в течение получаса должна прийти моя словацкая девочка, с которой я там встречался. Короче мне очень весело, смеюсь про себя просто. Тут он замолкает, смотрит на меня довольно продолжительно, а потом мягко так говорит, какой я хот снова и дальше смотрит. Ну, момент истины, типа.

- Кен, я, конечно, все понимаю, но хочу тебе открыть малюсенький секрет. Я стрэйт, и как бы ты не хотел, тебе абсолютно ничего не светит. Сиди, пей пиво и наслаждайся с расстояния....
- Ты? Стрэйт? Не пизди!!! Такого не может быть!!! Такой сладкий мальчик и стрэйт?!! - Вы бы видели его лицо.
- Да, Кен, и минут через пятнадцать придет моя девушка сюда. Она вот прям щас как раз закончила работать.

На него было жалко смотреть. Он уже понял, что сегодня ему точно ничего не обломится. Кстати оказалось, что ему не 25, как я подумал, а 38 лет. Сученок черный хорошо сохранился. И он начал разводить меня по-другому. Стал идею под это подводить. А именно, что я ограничиваю себя стереотипами, что вот у него есть дети и жена была, но что вот ему нравится ебаться с мужиками, что это вообще-то всем мужикам нравится, но все себе признаться боятся. Нельзя было не улыбаться на это. Я улыбался… Он пыжился и доказывал. Говорил, что он не пидор, что он би и этим гордится, что я тоже би и все в таком духе.

И тут стук в дверь. Пришла моя девочка. Как всегда, она принесла мне пару гамбургеров, картошку, соус. Она работала в ресторане и приносила мне халявную еду. Увидев негра, она крайне удивилась. Я их со смехом познакомил. Просто по именам. Ей тоже стало смешно, а он совсем потерялся. Но сразу-то ему уходить неудобно, надо хоть чуть-чуть посидеть. Она села рядом в кресло. А он вспомнил, что привез косяк и протянул его мне. Там был не наш великий Беломор, а обыкновенная самокрутка. Я выкурил половину. Больше не хотелось. Он курить отказался, а она вообще никогда не курила. Он пытался развеселиться, рассказывал какие-то истории, вроде смеялся, но было понятно, что ему не по себе. Мы ждали, когда он съебется. Мы просто сидели, смотрели на него и молча улыбались, заставляли его нервничать и суетиться. Наконец, он это понял. Резко допил последний глоток своего пива и засобирался.

- Я тебе еще позвоню, - говорит.
- Ага, звони...
- А вам, мисс, очень повезло с мальчиком.
- Я знаю.

Он жадно посмотрел на оставшееся пиво (осталось где-то 15 бутылок), на чипсы и вышел. Бля, еще бы он пиво забрал. Я б ему не позволил… Раз принес - значит принес.

Конечно, он не позвонил. Я с самого начала был в этом уверен. И это было хорошо, потому как нафиг он нужен. Поглумились мы отлично, и уже было бы не интересно. Пришлось бы его по телефону отшивать. Я дружил с одной местной американкой. В прошлом году, зимой, она приезжала в Москву и жила у меня дома больше недели. В общем, она знала этого Кена. Известный в городе педераст. Она говорила, что он очень хороший человек и так далее, но, сами понимаете, меня это ебло слабо...

Что было дальше, после того, как он ушел, история умалчивает. Скажу лишь, что большинству девушек безумно нравится, если их молчел симпатичен педерастам. Их это цепляет еще больше, чем если он нравится просто другим девочкам...





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру