НАРРАТИВ Версия для печати
Юлий Давидов. Аффект Ретро (4.)

 1 / 2 / 3

Нью-Йорк  

3.

Ты заходишь в вагоны сабвеев,
читая граффити стен.
Я сажаю себя как растенье во влажную память
твоих губ.

Мы заходим в вагон сабвея на GreenPoint, она садится рядом, достав из портфеля салфетку. Под прицелом взгляда сидящего напротив пожилого китайца смачивает ее духами трезор, протерев для дезинфекции мизинец, протягивает его мне как патентованное средство профилактики моего синдрома укачивания, я беру ее палец в рот, когда поезд трогается, начинаю его посасывать, разглядывая розовую матовость ее пяток сквозь прорези босоножек. Ненадолго отпустив палец, прикасаюсь к ее щиколотке как к мезузе, прикосновения тоже могут быть талисманами.

Ей приходится управляться одной рукой, доставая из портфеля листок.

- Я кое что написала, пока пряталась от поручений босса в туалете.

Закрыв глаза и покачиваясь, я продолжаю держать ее палец во рту, стараясь чтобы ноготок царапал мой язык.

Не обращая внимания на то, что рядом могут оказаться русскоговорящие люди, она громко, чтобы перебороть шум движения, зачитывает:

Этим утром вкус английского чая заменил ей привкус
марихуаны, который осел в ее рту после зубной пасты с
обманчивым названием Минт. Взглянув на Жюльена, она
подумала, что сдобы к чаю не надо... к этим сладким и
мягким губам, которые попеременно шепчут ей ша и шу,
как будто репетируют свой номер для конкурса
скороговорок "Шла Саша по шоссе и сосала сушку".
Она приготовилась напасть на них, на эти заманчивые
идише губы, но тут поезд резко остановился.

Она обрывает себя и, повернувшись ко мне, выдергивает палец изо рта, вытерев его о волосы, и говорит:

- Завтра я нарисую твое лицо и не будет в нем ничего от Вал Килмера или Джоржа Хэррисона или Джима Мориccона или Ален Делона... это будет твое отражение на дне пустой блестящей чашки... и черты твоего лица будут
расплывчаты, и только я буду знать, что это ты и заглядывать в эту чашку вместе с тобой.

- Знаешь что, Юлик! Сегодня мама зашла в дом и сказала: "Опять ты в этих ужасных штанах!", а я улыбнулась, не стесняясь своей диастемы, и подумала про тебя... Я подумала Юлик gib mir a kish мой славный идише кавалер ... А потом я подумала, что происходят странные вещи со мной, девушкой, которая привыкла утро начинать с прогрессивного немецкого рока, а вечером засыпать под вопли ВВ или Аукцыона... ведь сегодня утром я почему-то слушала Травиату, а сейчас совершенно неожиданно для себя поставила Эротику Мадонны и понеслась в танце... только мотающуюся копну моих волос они и
видели...

Она шмыгает носом, свет в вагоне начинает мигать, я наклонясь и проникаю кончиком языка в ее ноздрю, стремясь похитить ртом ее содержимое.

продолжение





Указатели Истины: Шри Саду Ом
Главный труд Саду Ома, реализованного ученика индийского мудреца Раманы Махарши, называется «Путь Шри Раманы». Это ясный и доступный учебник по самоисследованию. Цитаты, публикуемые в этом выпуске Указателей Истины, взяты как раз из этой книги. В них содержится все, что нужно знать, чтобы самостоятельно заняться самоисследованием.
Ананта. Растворение ищущего

Ананта — индийский духовный учитель, реализованный ученик Муджи. Глеб Давыдов более месяца провел в Бангалоре в присутствии этого мастера и взял у него подробное интервью, в котором Ананта рассказал о своих главных указателях, а также ответил на вопросы по поводу некоторых затруднений, с которыми сталкивается ищущий на духовном пути. «Если ты верил в то, что ты кот, эта идея должна исчезнуть».

Олег Стукалов и его «Блюз бродячего пса»
90 лет назад, 28 апреля 1928 года родился драматург и писатель Олег Стукалов, автор сценариев многих известных советских фильмов. А также романа «Блюз бродячего пса» — о жизни джазовых музыкантов в условиях советских реалий 70-х. Этот текст, единственная публикация которого состоялась на «Переменах» в 2010-м, предлагаем сейчас вашему вниманию.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>