Заштопик Версия для печати
Поход в магазин

Как часто вы ходите в магазин? Что обычно покупаете? Ходите ли туда вообще? Нет, это не соц. опрос, эти ненасытные непокоренные системой вопросы возникают у меня при каждом очередном походе за продуктами в любое заведение, специализирующееся на их продаже.

Стоит иметь в виду, что хожу я за продуктами нечасто, так что в моем распоряжении целый простор для обдумывания этих вопросов (вообще-то, я использую любой момент для произведения философских суждений, которые, по-моему, помогают только мне); ходила б я туда чаще, все было б иначе, и это в некотором роде приключение обратилось бы в типичный ежедневный пункт в ежедневнике. Так что я весьма благодарен судьбе (ну... назовем случайное стечение обстоятельств именно так), что мне был дан удивительный шанс посещать магазины редко.

Поэтому каждый такой поход у меня непохож на другой и очень хорошо отсканен в памяти. Каждый воспринимается отдельно, и, я считаю, это прекрасно. Я не желаю иметь ничего рутинного в своей жизни дольше, чем месяц. А то жить уж совсем противно станет.

Так вот, совсем недавно моя мама решилась (именно решилась, ведь я существо неадекватное, могу ченить неожиданное сотворить) обратиться ко мне и попросить меня сходить в магазин за каким-то там продуктом (я вообще антагонист походов за покупками, ибо это все должны делать роботы, но глядя на ее жалобные усталые серо-голубые с зелеными точками глаза, я даже теоретически не смола б сказать «нет», не говоря уже о том, чтобы послать ее, пусть даже хоть мысленно). Сотворив несколько неудачных маневров по отлыниванию от сего ответственейшего задания, я уже стояла в коридоре и напяливала незашнурованные берцы и пушные наушники, которые были задокументированы на моего кота.

Нда, мне предстояло 40 минут свежего воздуха, окровавливающего щеки московского снега и очередного лишнего зрительного контакта с людьми, которые, как обычно, будут с идиотскими выражениями лиц пялиться на сочетание моей черной одежды и розового рюкзака снупи. А да, плюс еще минутный ужас при просушивании кишкоразрывающего лая собаки, околачивающейся около пятого подьезда. Угу, ладно, я пошло.

Хлопнула железная дверь, и я, напевая ангельским голоском «I hate food», уже спускалась по лестнице с шестого этажа, изображая из себя пьяного эсэсовца. Да, в такие моменты, когда от тебя ничего не требуют, как от личности, и выступаешь ты в роли простого курьера, иногда приятно поизображать из себя кое-кого. Но только чтоб кроме тебя никто этого не видел и не знал. Это так, временный образ, утешение, средство от скуки. Тем более из этого нередко рождаются какие-нибудь новые мысленные обороты и идеи.

В общем, пьяный эсэсовец уже вышел из подьезда, обошел бешеных псин и находится на прямой дороге в ад, ой, то есть в 24-часовой продуктовый магазин.

Иду, я иду, воображаю всякие непристойности, и вдруг осознаю, что, взяв деньги и вылетев из квартиры, как птичка из печки, я даже не поинтересовалась у мамочки, ЧТО мне вообще надо купить. Тут мой более или менее богатый лексикон сузился до одного слова, и, повторяя его, я понеслось обратно домой.

Звонок. «Кто там?» «Мам, это я. А че ваще купить-то надо?» (о, блядь, ненавижу к людям так обращаться). Она продиктовала мне название какой-то муки (ага, сейчас я подавно не помню ее особенность, но читайте, что было дальше). «Угу», - с безнадегой и раздражительностью в голосе пропищала я и отправилась повторять свой путь. Иду я, иду себе преспокойненько, в полном разрешении наслаждаюсь своим воображением. Скольжу гладкой подошвой по таящему льду, насилую свои пальцы, скручивая их по подобию джека воробья.

Итак, вот я и у магазина. И, о, Чорт!! (*эти три слова следует повторять восторженно, с интонацией небесного ангельского пения*) Да, бля! Так что мне нужно купить? (охоохо, вся мая тренированная высокотехническая память пошла насмарку). Не знаю, как уж это получилось, но я было уверенно, что помнило название этой чортовой муки, когда второй раз отправлялась в дорогу.

Угу, кроме того, как в очередной раз проматериться, мне ничего сделать не удалось, и я понеслось обратно домой, чтобы в этот раз уж наверняка (да, обратите на сверхъестественную серьезность моих намерений запомнить это название). Опять звонок, опять мама. «Мам, эээ… не подскажешь, как там…ну…того, мука? а?» Осмотрев меня воспаленным взглядом, мать произнесла это адское название и отправила меня вновь.

Да, вот так вот, стоит чуточку отвлечься – и обязательно что-нибудь да забудешь. Да, нельзя забывать. Всё? Отлично, я его помню, ок, потопали дальше. Конечно же, не советую вам зацикливаться на одной мысли, но если вам очень что-то важно, необходимо хранить это поверх всех остальных мыслей, чтоб при необходимости воспроизвести это на человеческий язык. Эм, а все же скучно как-то, идти опять минут 15… 15 минут думать о муке? Не, помилуйте. Такс, давайте-ка я это название аккуратнейшим образом помещу на полочку и не забуду, ок? Эм-м. Вот, сделано. Так, теперь можно расслабиться, вот прикольно, солнышко показалось, целый день мело, а сейчас вот солнце, приятно, я сказала б.

А ещё я считаю, что система, по который дети в школе обучаются алгебре, очень уж устарела. Стала примитивней, можно сказать. Нет, ну вы смотрите, те задания, которые в советское время дети решали очень быстро, сейчас даются большинству с трудом и требует постоянной перепроверки и даже факультативных занятий с учителем. Не стоит уж говорить и о геометрии, ее вообще перестали воспринимать всерьез. Дети не знают ни теорем, ни лемм. И это, кажется, необратимый процесс. Следующие поколения будут уметь другое, а мы, мы, как, прокаженные, находимся на полступени. Хотя при этом имеем свои плюсы в качестве более сильной моральной устойчивости и более широкой моральной деятельности. Ух, а все какая мерзлота.

Так я шла и размышляла про систему матанализа, полезности гороха, через определенное количество времени поглядывая на солнышко, как мне показалось довольно долго. При этом хоть и не очень конструктивном мыслительном процессе я чувствовала себя Обломовым во плоти, хотя нет сомнений, что мои волнения напрасны.

И ВОТ… и во-о-от… и вот... магазин?

Три… два… один.

Назад пути нет.

«НЕТ! ОПЯТЬ?» - с яростью пропищала я.

О, да, мука, которую я тщательно запаковала и положила на верхнюю полку мозга, кажется, завалилась под шкаф и бесследно пропала в объемистых комках ядовитой пыли. Метод одобрения не получил, и я опять пошла узнавать название.

Честное слово, я находилась в ярости. Мне никогда не нравилось повторять что-то одно много раз подряд. В общем, почувствовав очередную порцию смещенных взглядов от матери и вроде б наконец-то запомнив это несчастное название, я пошла опять.

Эх, зачем ей вообще понадобилась эта чортова мука. Самой что ли лень сходить? Хм, что теперь с этим названием делать-то? А? Нет, это сучное сознание, не достойное храниться у меня в памяти на золотом пьедестале всю дорогу… может стоить ее периодически как бы вспоминать, чтобы не как в прошлый раз? Сойдет.

На этом мой мыслительный процесс насчет муки был окончен, и я вновь погрузилась в собственные воображения. Не трудно догадаться, чем это в очередной раз кончилось, правда?
Хех, сама не понимаю, как на меня такое нашло. Но могу признаться, что после этого очередного раза мат звучал гораздо громче, а вечно изливаемые мной потоки отрицательной энергии достигли высокой шкалы. Я был настолько разочарован в своей голове, что был готов упасть в лужу и взвыть, как последний калека.

Уххх, видели бы вы это ничтожество, которое прячется около кассы и с виноватым взглядом смотрит в глаза разъяренной продавщицы, которой так и неймется положить мои деньги в свою черную, готичную коробочку, но, увы, я вновь извиняюсь и несусь обратно за подсказкой…

Вроде бы все должно было кончиться благоприятно, типа третий раз и все дела, но я же лузер, и эти «три раза» повторились у меня в удвоенном виде. Раз то есть семь я еще моталась в этот магазин. Я запомнила его дизайн на зубок:

красные витрины, потрепанная уборщица, липкий пол и страшненькие кассиршы. Я помню, что на одном прилавке осталось всего 5 упаковок несквика, а в морозильнике отдыхала всего лишь одна-одинехонькая литровая бутылка колы, вокруг которой стола целая армия пепси. Но вот муку я почему-то запомнить не могла.

Что я только не пробовала: пыталась создать ассоциации (которые в итоге превращались в кашевидную словесную мешанину), твердила одно и тоже много раз подряд, напевала песенку, слагала стишки и пыталась вынуть из названия нечто логическое. Но все напрасно.

По-моему продавщицы в этом магазине настолько привыкли к моему частому заглядываю, что недовольную физиономию их сменила ласковая улыбка (совершенно не злая). Это была некая безнадега, тупик, из которого я не могла выбраться…а время шло…

(c) Заштопик/Peremeny.ruТак ведь, знаете, и в жизни, бывает – долго находишься в состоянии слепоты, а потом внезапно прозреваешь, но бывает поздно. Так что я твердо поняла, что в таких ситуациях следует засунуть свой великий эгоизм куда подальше и начать прислушиваться к людям. Лишь прислушиваться. К чему я это? А к тому, что стоило мне лишь не с охеренной скоростью вылетать из квартиры с названием в ушах (которое я все равно забывала), а послушать маму, которая каждый раз, когда я являлась с пустыми руками, говорила: «Запиши название на бумажке», и все мои проблемы были б позади. На седьмой раз я так и сделала: записала и в итоге успешно (под счастливым присмотром сотрудников магазина) купила эту муку. Но если б я сделал это на 2 часа раньше, думаю я бы все же успела дорисовать ту акварельку, которую несколько дней спустя обоссал мой кот.

Сейчас же я со смехом вспоминаю всю свою ненависть к себе и окружающим, когда я в шестой раз понеслась обратно за названием, проклиная весь день, который начинался довольно хорошо. Но тогда это было очень серьезно, и мне бы и в голову не пришло шутить над самой собой. Тогда мне просто безумно осточертел этот красный магазин с его волосатым серым вонючим ковриком и та тетька с черными корнями на башке и с криво намазанной подводкой. Они вызывали раздражение. Сейчас нет.

Я умею извлекать уроки из произошедшего со мной: я основательно стала заполнять свой ежедневник. Чтобы не дай сотона упустить какую-нибудь мысль. Но другое дело, когда этот ежедневник (который содержит в себе все-все все, почти все, что тебе нужно, и ты просто не представляешь планировку своего дня и дел без него) теряется... и приводит тебя в состояние истеричного, апатичного, сочетающего в себе всю мировую скорбь и иронию, исступлению… Но это уже иная история…



Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру