Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Второе – Двенадцать ключей

Сырая погода не позволила мне добраться (как я в прошлый раз обещал) до того места силы в Ярославской области, где были явлены чудеса Адриана Пошехонского. Пока не позволила, позже я доберусь. Но зато я съездил в окрестности города Венева Тульской области. В Никольский Венев монастырь. Найти его просто: из Москвы надо ехать по Ростовскому шоссе прямо до левого поворота на город Венев. И там свернуть вправо, на Тулу. Битая дорога приведет к указателю на монастырь: еще раз направо и – вот уже его колокольня и церковь.

Венев монастырь

Основан он неизвестно когда и неизвестно кем. А уничтожен скорей всего в 1764 году, когда Екатерина Великая с большевистской принципиальностью разделалась с русским монашеством. От монастыря остался только Николо-Успенский храм, построенный между 1696 и 1701 годами. Сейчас монастырь возобновлен. На одном сайте я нашел фотографию его настоятельницы с замечательной подписью: «Настоятельница монастыря, монахиня Алексия, с козочкой редкой английской породы, фотографировавшейся с Патриархом Всея Руси Алексием». К сожалению, мне не удалось обнаружить фото патриарха с козочкой. Но и без оного козочка смотрится очень пикантно.

Та самая козочка, с которой фотографировался патриарх. Справа кадр из фильма "Гусарская балада"

Местные жители говорят, что на кладбище около монастыря похоронен легендарный поручик Ржевский. Ну, положим, не сам поручик, а его прообраз: здешний помещик Сергей Семенович Ржевский. Но что, собственно, это меняет? Тело такого-то человека похоронено на таком-то кладбище, а дух его бродит среди живых. Виртуально присутствует в языке. Неподражаемый дискурс поручика: «Мышка? В жопу!? Орригинально!!!» В России трудно найти человека, который бы не был знаком с этим дурашливым малым, награжденным веселым посмертием. Рассказывают, что, уйдя в отставку и поселившись в своей деревне недалеко от Венёва монастыря, Сергей Ржевский не давал прохода монашкам. Не секса ради, а токмо для упражнения стихийного непотребства. Блажил. За это иные ханжи его порицают. Но ведь не порицают же юродивых, которые тоже сокрушали социальные нормы. Лично я верю: когда церковь, наконец, разберется в истинной природе шалостей этого скалозуба, он будет причислен к лику святых. Блаженный поручик Ржевский.

Николо-Успенский храм Венева монастыря. На этом кладбище лежат косточки поручика Ржевского

Гораздо трагичней история другого человека, лежащего в Венёве монастыре. Князь Юрий (Георгий Смоленский) прожил бурную жизнь и пришел в монастырь жутким грешником. Потеряв Смоленск, он вскоре был принят на службу к великому князю московскому Василию Дмитриевичу и отправлен наместником в Торжок. Здесь он смертельно влюбился в жену князя Семена Вяземского Ульяну. Княгиня вовсе не была склонна к адюльтеру, и это мало-помалу довело несчастного Юрия до безобразного пароксизма. 21 декабря 1406 года, напившись пьян на пиру, он у всех на глазах зарезал князя Семена и тут же силой хотел овладеть его женой. Ульяна, защищаясь, ударила Юрия ножом. Тут уж князь совсем потерял человеческий облик: выхватил меч и изрубил бедную женщину в куски. Останки велел выбросить в реку Тверцу. После этого он уехал в Орду, но, мучимый, скажем так, совестью, вернулся, затворился в Венёве монастыре, где вскоре заболел и умер 14 сентября 1407 года.

Иулиания Вяземская

Моральными мерками Божьих путей не измерить, хотя, конечно, можно пытаться навязывать Богу людскую мораль. Вот, пожалуйста: по человеческому разумению князь Юрий – изверг, каких очень редко рождает земля. А тем не менее он – святой. Правда, местночтимый, входит в Собор тульских угодников. И его жертва, благоверная княгиня Иулиания Вяземская, тоже святая – мученица, защитница целомудрия. И князь Симеон Вяземский стал местночтимым смоленским святым. Все три участника безобразной любовной истории оказались святыми. Это вовсе не потому, что какую-то светлую голову посетила такая богатая сюжетная идея. Просто в один зимний вечер 1406 года на пиру в Торжке случился немыслимый выплеск безумия, которое можно бы было назвать и священным. Прорыв трансцендентного в мир. А потом уже были последствия, которые люди определили как святость.

Николо-Успенский храм Венева монастыря

Но будем иметь в виду: придуманной святости не бывает. Можно измыслить сколько угодно святых, можно, как орденами, награждать святостью самых достойных, но – если нет чудес, нет неизвестно откуда берущегося народного культа, никакой святости не получится. Получится лишь никому не нужное раздувание святцев, инфляция святости. Настоящая же святость – феномен сакральный, то есть – опасный для жизни, как радиация. Сакральное может помочь человеку, а может и уничтожить его. Та же Иулиания Вяземская, исцелившая многих, покалечила в 1598 году некоего дьякона, по недоумию решившего открыть ее могилу. Вырвавшееся из гробницы пламя опалило несчастного, как кабана. И только через два месяца, после усиленных молитв Иулиании, он поправился.

За речкой Веневкой Свиридово. Вид с горы, из-под которой вытекают Двенадцать Ключей

Надо будет съездить в Торжок, чтобы на месте разобраться, что там, собственно, произошло. А что касается Венева монастыря, то должен признаться: ничего особенно головокружительного я там не почувствовал. Правда, совсем рядом с монастырем, на берегу реки Осетр, есть пещеры, где когда-то спасались веневские старцы. Но входы в пещеры давно уже взорваны, и наблюсти там особенно нечего. Так сказал мне мужичек, занимавшийся обустройством какой-то могилки. «Ты вот лучше поезжай на Двенадцать ключей, – сказал он, – там есть что смотреть. От города Венева на Коломенскую Слободу и дальше к Свиридово. Там увидишь».

Православная купальня над потоком, текущим из языческого источника. Зримый символ двоеверия

Мужик не соврал. Уже на подъезде туда чувствовалось что-то из ряда вон выходящее. Земля в этом месте как будто бы дыбится, запутывая рельеф, по которому навстречу друг другу, хитро петляя, текут одновременно несколько рек и ручьев. Собственно, Двенадцать ключей это источник, бьющий из-под горки на левом берегу речки Веневки. Деревня Свиридово стоит на высоком правом берегу. Похоже, когда-то именно здесь Осетр сливался с Веневкой (теперь слияние происходит подальше). По крайней мере, старое русло большой реки, некогда протекавшей тут же, называется Сухим Осетром. Мыс, образуемый руслами Веневки и Сухого Осетра, подпирается горкой, под которой бьют Двенадцать ключей. Эта треугольная площадка – идеальное место для водного святилища. Оно всегда там и было. Да и поныне еще сюда приходят толпы поклонников. Ивы, над прудиком, в который стекают воды Двенадцати ключей, густо увешаны ленточками – обычное в наши дни приношение духам природы.

Ивы над источником увешаны ленточками. Люди таким образом привязывают себя к месту силы, подключаются к его энергетике. Но обычно осмысливают это как приношение природным духам. Или никак не осмысливают, но все-таки делают это приношение. На правой фотографии -  интерьер купальни

Название Двенадцать ключей туземцы объясняют вполне мифологически. В 14 веке в деревне Свиридово около Свиридовой горы жил крестьянин Свирид, у которого было 12 сыновей. Когда в 1380 году Дмитрий Донской собирал войска для Мамаева побоища, жребий выпал именно на них. И все они погибли на Куликовом поле. Причем младший был убит, защищая знамя. Когда князь Дмитрий узнал об этом, он велел за свой счет отправить тела героев на родину. И их похоронили на холме. А потом внизу забил источник.

Желтой точкой в излучине реки показан источник Двенадцать ключей

Думаю, архетипику двенадцати (братьев, месяцев, племен и т.д.) объяснять никому не надо, это и так должно быть прекрасно известно. И даже если Свирид с его сыновьями придуманы недавно – по мотивам каких-нибудь сказок или мультфильмов, – все равно в этом мифе отражаются определенные социально-психологические реалии. Вот только вопрос: почему двенадцати сыновьям Израилевым обетована земля, а все сыновья Свиридовы полегли на поле брани? Похоже, тут дает себя знать какая-то неизъяснимая русская самобытность. Концепт безысходности.

Каменный крест у Двенадцати ключей, сделанный братом Игоря Талькова. Здесь будет часовня

Но, несмотря на всю эту мифологическую безысходность, ключи под горкой бьют исправно, и жизнь течет, презирая любые концепты. В ночь на Ивана Купалу на площадке у источника устраиваются впечатляющие игрища. «Бесовские угодия свершаются», – писал о купальских ночах игумен Памфил в 15 веке. Поются «всескверные песни» – в духе поручика Ржевского. «И хребтам их виляние, и ногам их скакание и топтание, тут есть мужам и отрокам великое прельщение и падение, то есть на женское и девичье шатание блудливое воззрение, такоже и женам замужним беззаконное осквернение и девам растление». Это было при жизни Ульяны, Семена и Юрия, но и теперь мало что изменилось. Я и сам в таких играх участвовал. Очень приятно. И девушкам нравится.

Площадка перед источником, которую образует река Веневка. Эта площажка очень напоминает площадку перед источником Двенадцати апостолов. которая описана в месте силы "Урощище жаровка" (пойдите туда по ссылке прямо над этой фотографией) 

А попам почему-то не нравится. Они, конечно, не могут пока запретить купальские игры (как не могут запретить эстрадных «хребтами виляний» и «ногами скаканий»), но они на глазах у всего честного народа стараются христианизировать Двенадцать ключей. Поставили на месте силы купальню и каменный крест. Его, кстати, вырезал брат невинно убиенного эстрадного певца-патриота Игоря Талькова. К кресту привинчена табличка, из которой явствует, что на этом месте будет сооружена часовня в честь Двенадцати Апостолов.

Источник 12 ключей обихаживает поп Владимир (кажется, так его зовут) из Венева. Матерчатые приношения висят прямо над тем местом, где бьет родник 

Ну и причем тут апостолы? Нет, я не против попов, если они себя прилично ведут. Но эти тульские просто не понимают, что никакими Апостолами в Свиридово даже не пахнет. Что из того, что в округе бытует миф о двенадцати братьях? Святилище-то всегда было Купальским. В русской религии (двоеверии, которое, собственно, и есть настоящее православие) исстари повелось совмещать культ Ивана Купалы с культом Иоанна Предтечи. Так сохраняется самая суть языческой веры. А тут вдруг апостолы. Почему же тогда не колена Израилевы?

Река Веневка, купальня. Деревья вдали растут по высокому берегу Сухого Осетра

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Дэвид Годман: «Тщательно обдумывать слова Гуру»
Эксклюзивное интервью Глеба Давыдова с Дэвидом Годманом, известным исследователем жизни и учения Раманы Махарши, официальным биографом Пападжи и других просветленных, автором многих книг и статей, связанных с самореализацией. Годман рассказал много интересного о своем опыте работы и общения с учителями и святыми.
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Муджи. «За пределами Сознания». Отрывок из книги
Перемены представляют фрагмент из второго переработанного русскоязычного издания Муджи «За пределами Сознания»: оригинальный заголовок — «Before I am». В новом издании книга в значительной степени отредактирована, а некоторые моменты фактически переведены заново. Что будет интересно даже тем, кто уже читал Муджи в первом издании: «За пределами Я».





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру