Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Первое – Адрианова слобода

Если ехать по шоссе М8 из Ярославля в Вологду, прямо с дороги можно разглядеть развалины знаменитого в прошлом монастыря преподобного Корнилия Комельского.

Монастырь Корнилия Комельского с дороги

Этот святой родился в 1457 году, происходил из боярского рода Крюковых. Его дядя Лукиан служил при дворе великой княгини Марии, жены Василия Темного. Племянника Лукиан пристроил к московскому княжескому двору, перед парнем открылись блестящие возможности, но свет мало интересовал его. Когда состарившийся дядя решил уйти в Кириллов Белозерский монастырь, Корнилий последовал за ним. А через какое-то время его потянуло странствовать. Побывав во многих местах, он в 1497 году поселился в том самом месте, которое видно с дороги, на речке Нуроме, в брошенной разбойниками хижине.

Река Нурома

В житиях русских святых выражение «место, брошенное разбойниками», часто означает, что в этом месте когда-то было языческое капище. На этих страницах мы часто будем встречаться с тем, что человек приходит именно в такое место (теменос, место силы богов, которым люди поклонялись издревле) и превращает его в святое место христиан (примеры здесь, здесь, здесь, здесь и и еще в очень многих местах). Корнилий основал на Нуроме Введенский монастырь, который довольно скоро стал богат и знаменит. Хозяйственный починок этого монастыря со временем превратится в торговый город Грязовец, центр нынешнего Грязовецкого района. При самом монастыре впоследствии откроется курорт, целебные воды этого места силы будут славиться на всю Россию. При советской власти в строениях монастыря будет располагаться туберкулезный интернат. Сейчас – одни только руины.

Один из источников в окрестностях Корнилиева монастыря 

Пока я здесь больше не буду рассказывать о Корнильевом месте силы (мы еще вернемся сюда). Но все-таки надо объяснить, почему святой прозывается Комельским. По Комельскому лесу, который рос когда-то в этих местах. Границы его приблизительно соответствуют границам современного Грязовецкого района. Географически это особая и весьма интересная местность, зона водораздела притоков Волги, текущей в южные страны и Сухоны, которая, слившись с Югом в Великом Устюге, направляется в виде Северной Двины к Северному Ледовитому океану. В зоне Комельского леса реки, текущие в Сухону и Волгу, немыслимо переплетаются, там в оные времена было множество волоков, этот лес был настоящей транспортной развязкой (сравни с Оковецким лесом), за обладание которой боролись князья. И именно там фиксируется самая большая в России плотность святых на единицу площади.

Ландшафт сам ведет тех, кто хочет достигнуть неведомой цели. Путь из монастыря Корнилия Комельского на Вотху подчинялся естественному течению рек. Пешком до Ухотмы и далее водой

В ходе развертывания настоящего проекта мы еще побываем в местах силы некоторых святых Комельского леса, а сейчас стоит сказать, что сам этот топоним происходит от названия реки Комелы. Или, может быть, от Комельского озера, из которого она вытекает. Кто это теперь разберет?... Но полезно иметь в виду, что в угро-финском слове «комела» окончание слова (формант «-ла») указывает на принадлежность кому-то: человеку, целому роду или, может быть, некоему богу (что в сущности и означает гения рода или гения места). Поэтому Комельский лес – это скорей всего местность, где жили те, кто был объединен гением (от слова genus, род) этой местности, какие-то люди Коми, то есть собственно – коми, комь (по аналогии с чудью). И тогда эта постулированная мною комь должна быть в довольно близком родстве с ныне здравствующим народом коми. Ни секунды не настаиваю на этой версии, но не могу не отметить, что и любая топонимика держится на столь же шатких основаниях. Как, впрочем, и любая наука, пытающаяся объяснить прошлое.

Сосны возле монастыря Корнилия Комельского 

Вот, например, бродя по совершенно пустынным берегам Комельского озера (туда шесть километров пешком от деревни Слободища), я встретил рыбака, который назвался геологом. Разговорились. И он мне сказал, что в каие-то доисторические времена это озеро было огромным, гораздо больше Рыбинского водохранилища. А потом каким-то образом вода из него ушла по Сухоне и Северной Двине в Северный ледовитый океан. И на месте древнего озера осталась огромная заболоченная котловина. А это – он указал на водную гладь – так, лягушатник.

Ничего не могу сказать насчет размеров доисторического Комельского озера (хотя болота в округе там вдоль Соти и Комелы огромные), но насчет современного озера геолог явно неправ. Оно большое, красивое, ясное. И место духоподъемное, причем – совершенно Никольское (что это значит – см. здесь). Мы стояли с геологом на холме, который остался от Никольской церкви бывшего когда-то у озера монастыря Стефана Комельского. И меня трясло от того, что я чуял возможность взлететь.

Комельское (Никольское) озеро. Снимок сделан с пригорка над руинами Никольской церкви Стефанова монастыря. Видны остатки стены 

Монастырь назывался Никольским и поэтому Комельское озеро теперь чаще называют Никольским. Сам Стефан был монахом школы Дионисия Глушицкого… Но, господа, я так, пожалуй, никогда не начну историю, которую собирался здесь рассказать. О месте силы Дионисия речь пойдет в свое время. И вообще, все предыдущее было лишь присказкой. А сейчас – печальная повесть про Адриана Пошехонского.

Итак...

Вправо от трассы Москва – Архангельск к бывшему Корнильеву монастырю, ведет грунтовка. Возможно, именно по ней и пришел к Корнилию уроженец Ростова Великого Адриан, прозванный впоследствии Пошехонским. В монастыре он занимался живописью. Был рукоположен в иеродиакона. Когда в мае 1537 года, Корнилий умер, стал задумываться о том, чтобы отправиться странствовать.

Руины монастыря Корнилия Комельского

Мы впоследствии увидим, что для Корнильева места силы характерно то, что монахи стремились уйти из него. Причины могли быть разные, не будем сейчас в них вдаваться (но, например, один из случаев описан здесь). В случае Адриана человека как будто что-то манило. Но что именно – он не мог уловить. Возможно, античные язычники назвали бы этот зов пространства судьбой или роком.

На исходе лета 1540 года в Корнилиевой пустыни появился неизвестный монах. Благолепный, в черной ризе, он буквально приковал к себе внимание Адриана. Разговорились. Черноризец назвался Бестужем («настоящее же его имя было одному Богу известно», говорит Адрианово Житие). В ходе беседы Бестуж вдруг сказал, что видит тайное устремление Адриана поселиться где-нибудь в безлюдной пустыне. Сообщил, что знает такое место и готов проводить туда Адриана. Между прочим добавил, что тому предстоит основать новую обитель.

Монастырь Адриана Пошехонского 

Адриан решил, что это призвание. Объявил Лаврентию, который был избран настоятелем после смерти Корнилия, что хочет уйти. Препятствий никто не чинил. Корнилий завещал не задерживать тех, кто хочет жить в пустыне. Уже 13 сентября 1540 года Адриан под водительством Бестужа отправился в путь. Взял с собой лишь икону Успения Богородицы собственного письма да ящик с красками. Вместе с Адрианом монастырь покинул послушник Леонид.

Путники направлялись в район современного города Пошехонье. От Корнилиевой пустыни это примерно 80 километров по прямой. Но по прямой, разумеется, никто не ходит. Двигались по рекам – сначала Ухтоме, которая в своем верховье протекает километрах в восьми от обители Корнилия, а потом впадает в реку Согожу, которая раньше впадала в реку Шексну (или по-старому Шехону – отсюда и название местности Пошехонье). Теперь Согожа впадает прямо в Рыбинское водохранилище. И туда же – маленькая речка Вотха (Ветхи – на современной карте). Вот на нее и привел Бестуж Адриана с Леонидом.

Примерно такую картину увидели Адриан с Леонидом. Только, конечно, ни женщины, ни собаки на берегу не было. Но речка Вотха струилась так же тихо, хотя и была пополноводней

В принципе можно считать, что именно речное течение привело Адриана туда, где он поселился (ныне это место называется Адрианова Слобода). А Бестуж – нечто вроде ментальной сущности, которая ведет человека к неведомой цели. Иначе говоря – воплощенное желание Адриана отправиться в путь. В церкви около Пошехонского автовокзала я видел икону, на которой этот Бестуж изображен как бы приподнятым над землей по правую руку от идущего Адриана. Ангел-водитель. В одном из вариантов Адрианова жития он прямо и называется ангелом. Это совершенно справедливо, поскольку, приведя Адриана на место о котором говорил, Бестуж вдруг исчез. Растворился в воздухе.

Оставшись одни, Адриан с Леонидом огляделись. Место не показалось им особенно привлекательным: пологий склон, сбегающий к Вотхе, скорее ручью, чем реке, лес, переходящий в кустарник, разнотравье, но ничего захватывающего душу, ничего такого, что указывало бы на то, что это именно место силы, как теперь говорят. Монахи решили, что надо поискать что-нибудь получше. Поставили принесенную икону на ветвь ближайшего дуба и разошлись в разные стороны.

 Это не тот дуб, это его отдаленный потомок. Но растет он, как говорят монашки, ровно на том же месте

Вообще-то Бестуж слегка обманул Адриана: говорил, что место, в которое он его поведет, безлюдная пустыня, а оказалось вовсе не так. В момент, когда Адриан с Леонидом разошлись в поисках места, более соответствующего их представлениям о прекрасном, как раз там, где они оставили икону, появились местные жители. Рыбаки из Белого села. Они периодически приезжали сюда порыбачить. Но так, как в тот раз, им еще никогда не везло. В их сети попались две щуки невиданных прежде размеров. Счастливые рыбари выбрались на берег – отдохнуть. И тут одного из них потянуло в глубь леса – по какой-то неведомой нужде. Стоя у дуба, он вдруг заметил на ветке икону: ага! Мужик, не задумываясь, полез за иконой на дерево. Хотел взять домой. Но – внезапно оказался лежащим на земле. Таинственная сила отшвырнула его от дуба.

Монастырь Адриана Пошехонского

Долго ли пролежал рыбак, пока его не хватились товарищи, неизвестно. Известно только, что нашли они его полностью обездвиженным и неспособным к членораздельной речи. А когда кое-как откачали, он сумел сообщить лишь, что не трогал икону, нет, просто от усталости его охватила непреодолимая дрема, и ему привиделся человек в черной ризе, который сказал: не надо брать то, что не тобой положено. И исчез. И сразу же вслед за этим его разбудили товарищи. Такова версия контуженного. Видя, насколько мужик не в себе, рыбари решили, что им лучше побыстрее убраться из этого страшного места. Так и сделали. Но прежде выбрали большую из пойманных щук, присовокупили к ней изрядную краюху пшеничного хлеба и водрузили все это на дуб возле иконы. В виде приношения.

На иконе преподобного Адриана видны и дуб, и икона Успения Богородицы, и приношения рыбарей, и сами рыбари, уже покинувшие место событий

Первым к дубу вернулся Леонид, увидел щуку и хлеб, восхитился и возопил: Адриан, Адриан, посмотри, какую рыбину послала нам Богородица! Прибежал Адриан. Увидав, что щука огромна, хлеб бел, а вечер прекрасен, он понял: зря они с Леонидом искали какое-то другое место, случившееся – явный знак того, что Бестуж привел их правильно.

Получить верный знак того, что ты нашел место силы, – очень важно. Отшельник не может позволить себе поселиться абы где. Надо найти участок земли с идеальным феншуем для подвигов. Поэтому жития святых наполнены рассказами о том, как ищется то место, где надо остановиться, и о знамениях, которые получали странники. Это мог быть столп огня, внезапно услышанный колокольный звон или найденная в лесу икона. В таких местах останавливались, строили хижину, потом возникал монастырь. Адриану указал место ангел.

Территория восстанавливающегося Адрианова монастыря. За деревянным сараем справа видны молодые (примерно столетние) дубы, растущие на том самом месте, где когда-то рос тот самый дуб, на котором Адриан оставил икону

Одна из основополагающих формул русского феншуя звучит так: «Свято место пусто не бывает». Это значит, что все серьезные места силы давным-давно разведаны и используются. Так что пришелец на любом святом месте должен ожидать гонений со стороны туземцев. Люди ли стараются прогнать его или местные духи – сейчас не важно, но есть факт: отшельники постоянно вступают в конфликты с аборигенами или бесами. Иных святых отцов изгоняли (или только пытались изгнать), других просто убивали. Даже в наши беззубые времена может возникнуть конфликт интересов вокруг сильного места.

Неброский феншуй Адриановой пустыни. Липа, которую так возлюбили язычники, стоит на спуске от монастыря к реке

Ныне монастырь, основанный Адрианом, возобновлен как женский. Монашки, конечно, не совсем понимают, с чем имеют дело, но одна из них между прочим сказала мне: все у нас хорошо, вот только есть нехорошие люди… И замолчала. С большим трудом удалось вытянуть из нее, что нехорошими она называет людей, которые устраивают странные радения практически прямо на территории монастыря. Дело в том, что между монастырскими строениями и рекой растет липа с множеством причудливо сросшихся стволов. Необычное дерево, от него идет такой мощный флюид, что моя собачка, натасканная на поиски мест силы, без раздумий легла и начал валяться под ним. А надо иметь в виду: мой песик – большой геомант, верный биолокатор, где попало валяться не станет. Так что нет ничего удивительного в том, что и люди, улавливая этот флюид, считают нужным поклоняться ощущаемой ими неведомой силе. Не видел, как они это делают, но видел: вокруг липы вытоптана дорожка в траве. Похоже, тут водят хороводы. Это так по-детски понятно. 

Чудесная липа в разные сезоны. Стволы этого одинокого дерева причудливо срослись. В левом нижнем углу правой фотографии можно разглядеть тропинку. След хороводных игр взрослых людей?

В общем, ясно, что черноризец Бестуж позвал Адриана в место, скажем так, не совсем однозначное. И зов этот, как позже выяснилось, был довольно двусмысленным. Ибо – через десять лет после поселения Адриана на Вотхе, когда монастырь уже встал на ноги (Леонид к тому времени умер), случилось несчастье. В ночь с 5 на 6 марта 1550 года, в Великий пост, на обитель напали разбойники. Братию перебили, а Адриана пытали, требуя выдать деньги. Он в конце концов отдал сорок рублей, собранных монахами на построение церкви. Просил только, чтобы ему сохранили жизнь, отпустили в Комельский лес. Обещал никогда не возвращаться в Пошехонские места. Но разбойники вытащили его из избы и раздавили полозьями саней. Так завершился земной путь Адриана.

Место, где Адриан оставил икону Успения Богородицы, молодые дубы

Виновные в нападении на монастырь вскоре были найдены. Это оказались не какие-нибудь язычники, а самые, что ни наесть православные христиане: жители Белого села. Вдохновлял их поп Георгиевской церкви села Шигарши по прозвищу Косарь. Попались разбойники на ящике с красками, который Адриан некогда унес с собой, покидая Конилиеву обитель. Один из нападавших позарился на непонятную штуковину. Но не знал, как применить ее в хозяйстве. При попытке это выяснить – а что бы это такое, слышь, могло быть? – дело и раскрылось.

А останки Адриана куда-то исчезли. Следственные органы не могли их обнаружить, как жестоко ни пытали бандитов. Удалось только выяснить, что тело было вывезено на рубеж сел Белого и Шигарши и спрятано. Разбойники собирались на следующий день сжечь его на костре, но, явившись наутро, тела не нашли. Куда оно делось? Только лет через 60 после описываемых событий это более или менее выяснилось. Обнаружились мощи. Однако до сих пор не все ясно в посмертной судьбе Адриана. Пожалуй, в ближайшие свободные дни я отправлюсь на место событий и постараюсь узнать что-то новое по этому делу.

Успенский монастырь Адриана Пошехонского. Взгляд от языческой липы

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру