Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Восемьдесят девятое – Кириллов

О Кирилло-Белозерском монастыре я говорил в связи с Ферапонтовым. Теперь подробнее – о месте силы и преобразовавшем его Кирилле Белозерском.

Конечно, дух Кирилла витает над всем Белозерьем. Икона справа - портрет Кирилла, написанный с натуры преподобным Дионисием Глушицким (о нем см. место силы №103 - Глушица)

Он родился в 1337 году, при крещении получил имя Козьма. Его родители умерли от чумы, которая, опустошив Европу (см. «Декамерон»), добралась к 1352 году и до России. Опекуном мальчика стал его родственник Тимофей Вельяминов, член одной из самых влиятельных московских семей. Достаточно сказать, что его старший брат Василий был, вместе с митрополитом Алексием, опекуном малолетнего (все та же чума) Дмитрия Донского. Пахомий Логофет, написавший Житие Кирилла по воспоминаниям современников, сообщает, что Козьма хотел уйти в монастырь сразу после смерти родителей, но Тимофей не пустил. А впоследствии сделал своим казначеем.

Кириллов

Постригся Кирилл, когда уже был вполне сформировавшимся человеком. Тем не менее, для этого ему понадобилось хитрое содействие Стефана Махришского, вернувшегося к тому времени с Авнеги. Не совершая обряда пострижения, Стефан обрядил казначея в рясу, пошел к Вельяминову и сказал: «Богомолец ваш Кирилл вас благословляет». Что еще за Кирилл? Стефан объяснил: Козьма. Дальше агиограф излагает мастерски: «Когда тот это услышал, он разгневался и, исполнившись горечи, высказал в некиих словах свою досаду». Видно, сочно выразился. По крайней мере, жена буквально истерзала Тимофея Васильевича, поминая какое-то особо сильное «реченное тем слово». Поняв, что, действительно, грешно крыть монаха, Вельяминов послал за Махришским игуменом, извинился и предоставил Кириллу свободу. Настоящее пострижение произошло в Московском Симоновом монастыре, который был основан не ранее 1370 года. То есть Кириллу тогда было никак не меньше 33 лет.

Сиверское озеро названо в честь Якова Сиверса. При Кирилле и несколько веков после него оно Называлось Сеярским. Кириллов монастырь огромен. Этот снимок сделан примерно с того место, над которым Кирилл выкопал на горке землянку и установил крест

Симонов монастырь основал и начальствовал в нем архимандрит Федор, племянник Сергия Радонежского и один из самых активных функционеров Святой Руси. Кое-что об этом государстве монахов, созданном митрополитом Алексием и Сергием Радонежским, я говорил, а более подробно расскажу, когда дойду до Сергиева Посада. Сейчас лишь замечу, что, поступив в Симонов, Кирилл оказался в самом центре группировки, занимавшейся реализацией проекта «Святая Русь». Этот монастырь стал кузницей руководящих кадров проекта и его штаб-квартирой в столице. Из Сергиевой Троицы и из Симонова по России расходились десятки и сотни монахов, покрывая страну сетью новых обителей. Скоро Кирилл тоже отправится в путь, но пока он осваивает монашескую науку под руководством будущего епископа Смоленского Михаила. В 1390 году, когда Симоновский игумен Федор будет утвержден на должность архиепископа Ростовского, Кирилл займет его руководящее кресло в монастыре.

Среди корпусов завода "Динамо" церковь Рождества Богородицы - это то, что осталось от Московского Симонова монастыря, в котором постригся Кирилл. В ней похоронены герои Куликовской битвы Пересвет и Ослябя. Кстати, настоятель этой церкви отец Владимир (Силовьев) всем рассказывает, что богатырь Челубей, с которым бился Пересвет, " принадлежал к буддийской секте "бон(г)-по", которая, в отличие от традиционного буддизма, разрешала войну. Он якобы владел мистическими способностями, которые сейчас хорошо известны по фильмам о восточных единоборствах: мог наносить энергетические удары на расстоянии, исчезать в одном месте и появляться в другом, летать по воздуху (левитировать) и так далее".  Подробнее см. в месте силы № 78 (Дмитриева гора)

Но только это будет уже не совсем тот Симонов, в котором Кирилл постригся. Тот в 1379 году был закрыт. Дело в том, что после смерти митрополита Алексия (1378) князь Дмитрий Донской сделал попытку удушить Святую Русь в зародыше. Для этого он хотел поставить во главе Церкви своего духовника попа Митяя, надеялся через ручного митрополита совладать с клерикалами. Не получилось. Когда 1379 году Митяй отправился за море для поставления в митрополиты, Сергий Радонежский пророчески сказал, что Царьграда тот не увидит. И точно: Митяй вдруг скончался, на константинопольском рейде. То ли отравление, то ли удушение… К этому детективу в духе «Убийства в восточном экспрессе» еще придется вернуться. А здесь достаточно будет сказать, что после смерти Митяя духовником князя Дмитрия стал Федор Симоновский.

И его монастырь сразу был возобновлен. Но только – не на старом месте, а несколько северо-восточней. Но, считай, рядом: метров четыреста через овраг. Там, вроде, было больше места для развития и строительства укреплений… Характерно: Старый Симонов монастырь был посвящен Рождеству Богородицы, а Новый Симонов  – ее Успению. Запомним это и двинемся дальше.

Дворик Богородицерождественской цекви Старого Симонова монастыря. А вот башня в правой части снимка - это уже Новый Симонов. Его сейчас усиленно реставрируют - будет еще одно патриаршье подворье. Попы не глупы: место хорошее, историческое, к тому же практически самый центр

Кирилл был архимандритом до 1396 года, а потом административная суета ему так осточертела, что он решил сложить с себя начальственный сан и предаться безмолвию. Вместо него настоятелем стал Илларион. А Кирилл погрузился в себя, «не имея о внешнем мире никакого попечения». Уж так и – «не имея»… Не очень это похоже на Кирилла – больше деятеля, чем созерцателя. Нет, тут другое. Когда в 1406 году Илларион (он, кстати, в Кирилловом Житие почему-то вообще не упоминается) был назначен епископом Коломенским, а на его место поставлен Сергий Азаков (будущий епископ Рязанский), случился конфликт. Азакову не понравилось, что к безмолвствующему Кириллу ходят толпы народа. Настоятель стал притеснять святого. Обычно это возмутительное поведение объясняется завистью, но, может быть, человеку склонному к конспирологии что-нибудь скажет тот факт, что Сергий Азаков был участником того самого посольства в Константинополь, в ходе которого был угроблен злосчастный Митяй…

Справа Богородица показывает Кириллу место, уготованное ему на Белозере. Слева это место с высоты птичьего полета. Фото из Интернета

Когда жить в Новом Симонове стало невыносимо, Кирилл перешел в Старо-Симонов монастырь (который, выходит, к тому времени возобновился) и продолжил все так же безмолвствовать. Вскоре ему было видение. Богородица показала некий ландшафт и сказала: «Иди на Белоозеро, ибо там я приготовила тебе место». Старосимоновский монах Ферапонт, хорошо знавший север, вызвался быть проводником. Где-то весной 1407 года (а не в 1397 году, как обычно говорят) друзья тронулись в путь. Некоторое время искали место силы, предуказанное Богородицей...

Иванова горка. Справа церковь Сергия Радонежского. Слева - сооружение над тем местом, на котором Кирилл, придя. водрузил крест. А дальше (почти не видна) церковь Иоаннаа Предтечи

Это место до сих пор называют Ивановой горкой. Располагается оно в юго-западном углу колоссального монастыря. Название недвусмысленно указывает на то, что здесь процветал культ Ивана Купалы. Топография полностью соответствует купальским стандартам: возвышенность неподалеку от берега озера, площадка для игрищ под ней. Плюс мощная земная энергетика. Здесь был солярный культ. В ночь летнего солнцестояния творилось нечто вроде купальской ромашки. Преподобный это пресек. И теперь дух тех мест зовется Кириллом.

Есть легенда, что Иванова горка впервые открылась Кириллу с горы Мауры. Говорят, он стоял в тот момент на огромном камне, показывают след стопы святого на нем... Может, и стоял, да только вряд ли реально (а не мистическим взором) мог разглядеть с того камня искомое место. Ибо увидеть его можно было – только забравшись на дерево. А иначе – другие деревья мешают. Правда, ничто не мешает допустить, что хозяйственная жизнь в округе еще не существовавшего Кириллова была настолько интенсивна, что были сведены все леса. Но в это трудно поверить. Думаю, леса все же еще оставались. Хотя край, в который пришли Кирилл с Ферапонтом, был отнюдь не пустыней.

Камень на горе Мауре, с которого Кирилл по легеде увидел уготовленное ему место. Снимок сделан с колкольни часовни, стоящей на этой горе.На горизонте белеется Кириллов монастырь

Белозерье давно и весьма интенсивно осваивалось. Сперва новгородцами, а с 14-го века и Москвой. Ведь это – зона переплетения силовых линий Балтики, Белого моря и Каспия (в могилах туземцев полно арабских монет). И самой чувствительной линией этой стратегической развязки всегда был путь с Шексны на Кубенское озеро, из которого вытекает Сухона, уходящая к Устюгу, где превращается в Северную Двину. Этот переход с Шексны (текущей в Волгу) на Порозовицу (впадающую в Кубенское озеро) был ключом ко всей северной водной системе. И, соответственно, одним из самых нервических мест на Русской равнине. То есть Богородица указала Кириллу место силы, с которого было удобней всего контролировать коммуникации Великого и Нижнего Новгородов, Великого Устюга и заодно – почему нет? – Москвы.

На карте показаны основные речные пути северной части Русской равнины. Кириллов стоит в точке, где реки Белого моря соприкасаяются с реками Каспия и Балтики. Озера Белое и Воже соединяются в районе озера Волоцкого реками Ухтомка и Ухтомица. Далее в озеро Лаче ведет река Свидь. Таким образом Кириллов контролирует весь Беломорский бассейн. То есть оказывается форпостом извечного русского направления «на северо-восток». На карте видно, что это направление проходит примерно по точкам соприкосновения рек Каспийского и Балтийского бассейнов: Западная Двина и Ловать (путь из варяг в греки) – Волга, Мста – Тверца, Сясь - Молога, Вытегра – Ковжа. Эта операционная линия, имеющая опору в Оковецком лесу (юго-западный угол карты, см. места силы» № 3 «Исток Оки» и № 16 «Оковец) и идущая по водоразделу Каспия и Балтики, выводит в районе Кириллова на оперативный простор Беломорья, а оттуда – в Сибирь. Конечно, здесь показаны только основные водные пути. Например, между Сухоной и Волгой есть множество переходов, сокращающих путь. Между другими реками – тоже. Об этом смотри в описаниях соответствующих мест силы. В частности, некоторые пути южной части российской водной системы можно посмотреть на карте к месту силы № 77 «Исток Дона»

Там, где когда-то были речки и волоки, теперь Северо-Двинский и Волго-Балтийский каналы. Собственно, в этих искусственных водных артериях весомо и зримо выражен интерес Святой Руси к Белозерью. И туземцы совершенно адекватно поняли этот интерес. Не просто (как обычно) пытались изгнать пришельца, но и рассчитывали поживиться. Буквально: «Считали, что Кирилл принес с собой большое состояние, тем более – услышав, что он был архимандритом Симоновской обители». Логично. Но все попытки разбоя оказались безуспешны. Кирилл каждый раз напускал на грабителей морок, и те, убедившись, что с таким человеком не совладать, оставили свои пустые затеи. А монастырь стал расти, богатеть и прибирать к рукам земли туземцев.

Северо-Двинская водная система. Пароходик толкает баржу с песком по каналу герцога Виртембергского от Кириллова к Четвертому шлюзу, который виднеется там, вдали. Дальше можно доплыть до Великого Устюга и до Архангельска. Но так давно уже никто не плавает

Сохранилось 45 актов на приобретение земли новым монастырем, составленные при жизни Кирилла в Белозерье (он умер в 1427 году). Покупались и плодородные земли, и рыбные ловли, и конечно, места возле волоков. В частности, поблизости от Волокославина, у истока Порозовицы. Но самая первая купчая Кириллова монастыря была на деревню Мигачевскую, приобретенную у чернеца Ферапонта. Похоже, преподобный Ферапонт не без задней мысли вызвался проводить Кирилла на север, похоже он тоже по-своему был человеком практическим. Например, он владел землей около Бабьего (Покровского) озера и продал ее основанному им Ферапонтову монастырю, навсегда покидая Белозерье.

Четвертый шлюз на Северо-Двинском канале

Вернемся, однако, к тем временам, когда Кирилл и Ферапонт еще только пришли на Сеярское (ныне Сиверское) озеро. Поставили крест, помолились, начали рыть землянку. Кое-как обустроив Кирилла, Ферапонт засобирался в путь. А что – его работа проводника была исполнена. Дальше он планировал основать свой монастырь. В Кирилловом Житие их расставание объясняется так: «Но не согласовались их обычаи: Кирилл хотел жить тесно и жестко, Ферапонт же пространно и гладко». Действительно, место, на котором стоит Кириллов монастырь, гораздо мрачней и суровей, чем место, в котором поселился Ферапонт. И этой разнице соответствуют и архитектура, и посвящения монастырей, стоящих в этих местах. Кириллов – Успенский, а Ферапонтов – Рождества Богородицы.

Ферапонтов Белозерский монастырь. Земля парит после летнего ливня. Здесь, действительно, легко, пространно и гладко. И архитектура легкая и парящая. Не то, что крепостная архитектура Кириллова, места серьезного, репрессивного и, в общем, тоскливого

Вот опять мы столкнулись с парностью Успения и Рождества. Казалось бы, в данном случае не стоит обращать внимания на названия. Все-таки Кирилл с Ферапонтом были людьми дела, а не какими-нибудь юродствующими мистиками. Кирилл, так вообще – эмиссар Святой Руси. Вряд ли он придавал большое значение поповским бредням о датах и праздниках. Тем более – ему было плевать на народные суеверия. Но ведь почему-то он выбрал Успение. А Ферапонт – Рождество. А когда князь Андрей Можайский, которому принадлежало Белозерье, попросил Ферапонта основать монастырь под Можайском, то получилось опять Рождество. А когда после явления Колоцкой иконы (об этом я писал здесь) тот же князь Андрей решил основать для нее монастырь, он оказался Успенским. Говорят, что по поводу основания этого монастыря Андрей Дмитриевич советовался с Кириллом… Какая симметрия!

Две нимфы моют ковер в Сиверском озере

В предыдущем тексте я довольно подробно рассказывал об Успении: празднике Персефоны на русской почве. Аид утащил девушку в мир мертвецов, ее мать Деметра страдала, перестала порождать земные плоды и вот – Персефона вернулась. Вскоре вслед за Успением (28 августа) идет Рождество Богородицы (21 сентября). По народной обрядности эти праздники очень похожи, они даже иногда называются одинаково – Оспожинки. Из общих соображений как будто бы следует, что Рождество – это праздник Деметры. Однако не стоит спешить с выводами. Конечно, Две Богини (как именовали греки Деметру и Персефону) соответствуют двум славянским Рожаницам, Ладе и Леле. Конечно, Успение и Рождество – суть лишь разные аспекты единого осеннего праздника урожая. Но в чем специфика каждого из них пока что не очень понятно. Я надеюсь прояснить это в следующем тексте.

Косцы внутри Кириллова монастыря

А сейчас – о том, как воздействуют божества на людей. Как заставляют выбирать те или иные названия для монастырей, строить церкви, по стилистике соответствующие характерам разных мест силы, сочинять тексты с двойным дном. Людям, конечно, может казаться, что это они сами что-то планируют, строят, сочиняют. Ошибка. На деле все это им внушают божества. Или, по-юнгиански сказать, нуминозы. Я сейчас приведу пример того, как может действовать нуминоз, используя человека в своих, неведомых этому человеку, целях. Для начала напомню, что Старый Симонов монастырь, из которого вышел Кирилл, имеет еще одно наименование: Рождественский на Лизином прудке…

Группа храмов Кириллова монастыря. Успенский собор в центре, с бирюзовым куполом

В самом знаменитом описании этого места силы отмечается среди прочего, что от него прекрасно видна Москва-река, по которой плывут струги «от плодоноснейших стран Российской империи и наделяют алчную Москву хлебом». Описав местность и монастырь, Карамзин переходит к своей печальной повести: «Но всего чаще привлекает меня к стенам Си...нова монастыря — воспоминание о плачевной судьбе Лизы, бедной Лизы. Ах!» Тут, как и в истории Персефоны, все начинается с цветочков – ландышей! – а заканчивается жатвой. Автор бегло, но определенно намечает ход аграрных сезонов и соответствующих им праздников. Скажем, в момент дефлорации Лизы – «и в сей час надлежало погибнуть непорочности!» – «блеснула молния и грянул гром». То есть случилось это на Илью Пророка (2 августа) или в Ильинскую Пятницу.

Вид на Сиверское озеро с Ивановской горки, от церкви Иоанна Предтечи

А приблизительно через два месяца (точная дата не вычисляется, но, судя по всему, это было около Рождества Богородицы) Лиза утопилась в пруду, ископанном – ух! –самим Сергием Радонежским. Она, конечно, хотела уйти по-другому: «О, если бы земля поглотила бедную!..» И это было бы более естественно для Персефоны. Но Карамзину, писавшему текст в реалистической манере, оказалось сподручней ее утопить. И после этого, натурально, кровь Лизиной матери (Деметры) «от ужаса охладела».

Похоронили бедную девушку на берегу Сергиева пруда, который стал называться Лизиным. Что же касается Лизиного погубителя, то его зовут романтично: Эраст («прелестный»). Именины сего прелестника приходятся на 23 ноября. Русские мужики об этом дне говорили: «С Ераста жди ледяного наста». Эх, они хорошо понимали характер Аида зоны рискованного земледелия. Кстати, напомню, что Подпольный Человек Достоевского (Овинник-Аид), о котором я поминал в прошлый раз, тоже увлекся Лизой. Пожалуй, это имя можно считать устойчивым именем российской интеллигентской Персефоны.

Архивное фото с несуществующей ныне колокольни Нового Симомнова монастыря. Справа излучина Москвы реки, левее церковь Рождества Богородицы в Старом Симонове. А вон совсем слева (но правее дороги, уходящей вдаль) Лизин пруд. Над ним несколько деревьев. И к нему ведет дорога от деревеньки

В 1930 году атеисты уничтожили Лизин пруд. А до революции к нему каждый год бывал крестный ход. В память о Сергии, его ископавшем? Ну, кто хочет видеть в основателе Святой Руси землекопа-любителя, может думать и так. Но вообще-то, иконы на пруд носили главным образом, чтобы заклясть место силы, которое все никак не хотело заклинаться. Особенно – после того, как нуминоз здешних мест вдохновил (то есть заставил) Карамзина написать свою идеологически вредную вещь о Лизе.

Кирилла в дальний путь тоже, конечно, отправил мощный Симоновский нуминоз.

 Иванова горка в Кириллове. Эти странные сооружения стоят над часовней, построенной Кириллом (справа) и крестом, поставленным им по приходе в место силы. Теперь там тоже стоит крест, забранный в клеть (она хорошо видна). Новенький, совсем не изгрызенный. А тот крест, что стоял здесь раньше, экспонируют в музее. Основание его совершенно изгрызено, как будто поработали бобры. Но нет, это люди. Крест-то целительный, помогает от зубной боли. И вообще - помогает

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру