Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ. Уорхол в средние века (2006)

- Эссе о настоящем -

«Я был на выставке Энди Уорхола в Русском музее, и парень по имени Оскар взял у меня автограф на буклете короля поп-арта. Вот это киношная ситуация. Точно. Расскажи мне кто в 15 лет, что у меня будут брать автографы на вернисаже самого известного художника XX века, я бы никогда не поверил. Хотя я и умею мечтать»
17 декабря 2005 года

Недавно одна транснациональная компания, разрабатывающая компьютерные игры, обратилась ко мне за консультацией по поводу интерьеров в очередном фэнтези квесте. Первое, что мне пришло в голову - это оживить дворцовые интерьеры и повесить на стены в замках картины в стиле поп-арт, адаптировав их под средние века. И, разумеется, первым на ум пришел Энди Уорхол.

Я всегда в юности задавался вопросом, что бы я делал в Средние Века, доведись мне в них родиться Энди Уорхолом. Что бы я делал в Эпоху Возрождения среди Вермееров, Рафаэлей, Веласкесов и Леонардо Да Винчи. И эта мысль не ставила меня в тупик. Я не шел на компромисс. Научиться рисовать, как старые мастера, или стать рыцарем и участвовать в крестовых походах - это было всегда не для меня. Я хотел оставаться Энди Уорхолом и пацифистом при любых обстоятельствах.

Итак, я понял, что переименовал бы свой Родовой Замок в «Factory». Собрал оркестр из музыкантов, обрядив их в вельвет, парчу и бархат, контрабандой доставленные из дальних стран, и они бы давали лично для меня и моей свиты подпольные концерты.

Далее я бы заручился поддержкой власть имеющих своими околокультурными и оккультными сериями: «10 РИМСКИХ ПАП», «Триптих: Иисус в малиновом, голубом и желтом», «Жанна Д’Арк в семи зеркалах», «101 РАСПЯТИЕ», «20 МЕЧЕЙ», «ПАРА ПРЕСТОЛОВ» и «ЧЕТЫРЕ АЛТАРЯ», «20 КОРОН», «40 щитов», «ТРОЯЩАЯСЯ ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ЧАША СВЯТОГО ГРААЛЯ», «МЕШКИ С ПЕСКОМ СО СВЯТОЙ ЗЕМЛИ», «100 БУТЫЛОК СО СВЯТОЙ ВОДОЙ», «МНОЖЕСТВО АЛХИМИКОВ», «ЧЕРНО-БЕЛЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ КАМНИ».

Я брал бы всех безумным тиражированием священных для каждого в средние века вещей, и сделал бы карьеру на этом, а также заслужил расположение как Святой Инквизиции, так и правящей Фамилии своими сериями, запечатлевшими Глэм Люкс Трон и Орудия пыток еретиков. Так как мое искусство восхваляло бы основы веры и короля. Я делал бы инсталляции с флагами и щитами… Черный щит с белой полоской и белый щит с черной полоской я бы назвал «Средневековые войны». Я работал бы с символами аристократии и духовенства, делая их массовым продуктом в глазах народа до прихода телевидения. За неимением гелия я бы сделал перфоманс «Летающие подушки», запустив их с крепостной стены… А вместо фильмов с обнаженной натурой я бы устроил аттракцион «Эксгибиционисто». Собрал бы у окон кучу придворных и раздал бы им подзорные трубы. В соседнем крыле замка и окнах напротив зажег свет и заставил бы заниматься сексом и стриптизом своих лучших подданных девушек и юношей. Всем на подпольной вечеринке выдал бы шелковые платки со своими инициалами и предложил дрочить, кончая в них и подсматривая за юными влюбленными, под звуки ситара приглашенного из Индии заезжего музыканта…

Я потребовал бы, чтобы ко мне обращались не иначе, как ХуПиПо - Художник, Писатель, Поэт… и меня бы канонизировали при жизни, по знакомству, и я продавал бы налево и направо всем и каждому индульгенции в виде подписанных собственноручно чистых листов, и отпечатки своих стоп, исцеляющих любые недуги на холстах – в обмен на золотые.

Я разработал бы тайно дизайн флага «Веселый Роджер», продав его пиратам Карибского моря, и параллельно вел бы интерьерные и рекламные дела кучи дорогих харчевен и участвовал бы в оформлении лавок заморских купцов и ПР-промоушене рыцарских турниров.

Если бы средневековый Энди Уорхол оставил бы нам работы вроде «1000 арбалетов» или «100 детей-крестоновцев» - возможно эти вещи донесли бы до нас в гораздо более культурно-виртуально близком виде то время, чем картины эпохи возрождения.

В принципе, вспоминая «Time Capsule» Энди Уорхола, я думаю, что он мог бы легко существовать не только в Средние века, но и в СССР, не входя в конфликт с существующим строем и порядком. Только он был бы не аристократом, а комсомольцем. Одним из тех, о которых мне рассказывал совсем маленьким в конце 70-х папа. О тех, кто закапывал свои капсулы с посланиями потомкам под памятниками. Помню, мы гуляли по Комсомольской площади города Ленинграда между метро Автово и Кировским заводом возле памятника Комсомольцу. В сквере, расположенном южнее площади, на стыке проспекта Стачек и Краснопутиловской улицы, в 1968 году к 50-летию ВЛКСМ был установлен памятник «Героическому комсомолу». И у его гранитного основания лежала медная табличка. Я спросил что на ней написано, так как еще не умел толком читать, и папа ответил: «Здесь написано о том, что комсомольцы написали письмо будущим поколениям, законсервировали его и замуровали тут… Через полвека его откопают и вскроют комсомольцы-футуристы XXI века и прочтут, что им завещала молодежь из XX столетия». Я был заворожен данной историей. Меня просто околдовал этот ритуал. Настоящая Магия. Я даже хотел выкопать сам эту капсулу и открыть, не дожидаясь XXI века. Но был слишком мал для этого, даже еще не школьником, и поэтому предпочел играть в пиратов, опуская в морскую воду бутылку из-под пепси с нарисованной картой, в которой дотошно указывалось, где на пляже зарыт секретик с отполированным до идеальной гладкости зеленым стеклышком. Все это, безусловно, детские воспоминания и взрослые фантазии. Все это всегда было и есть и будет - современное искусство.

Все это, наконец-то, - деньги. Все это многократно тиражирующаяся и повторяющаяся, но… всего лишь одна человеческая жизнь.

Тиражирование Энди Уорхола с его множествами не Мандельброта, а супа Кемпбелл и Кока Колы - это переход из состояния творцов в разряд культурных символов. Становление синонима. Когда все твое творчество и ты сам начинают не просто быть интересной персоной и вещью, а переходят в разряд явления, сущности или стиля. И ассоциируешься навсегда с каким-то понятием. Как, к примеру, «самая известная картина «Мона Лиза» или «самая известная группа «Битлз». Когда уже неважно содержание картин, но форма уже определяет содержание. Средневековый Энди Уорхол в своей Башне-Фабрике просто поменял бы рисование Электрического стула на изображение эшафота, а портреты политических и поп лидеров 20 века – на религиозных и духовных лидеров времен Ренессанса. Приемы остаются прежними.

Каждый раз, когда мы смотрим на безмятежные голубые небеса с белыми кучевыми облаками, мы думаем о Дали. И говорим – «Небо, как у Дали»… Каждый раз, когда видим сексуальный большой рот, говорим - «Рот, как у Мика Джаггера». Хорошо, что все эти имена перешли из разряда артистов в Божественные символы, слившись с вечными вещами, такими, как небеса или губы…

Тиражность художественного объекта ассоциируются с Энди Уорхолом так же сильно, как понятие «Космическая музыка» с Пинк Флойд, или «Гангстерский фильм» с Тарантино.

Творчество группы «Кисс» может быть забыто, но словосочетание «Язык, как у Джина Симмонса» закрепилось надолго за самыми длинными языками в мире. И про Гарри Поттера говорят, что у него ленноновские очки, а не круглые, и это говорит нам о том, что круглые очки и Джон Леннон стали реальными синонимами.

И, в принципе, Банан и Уорхол – понятия не только взаимосвязанные, но и взаимозаменяемые.

Мог ли быть банан в средних веках? Конечно. Почему бы и нет. Могли ли есть банан Римский папа, Король Ричард Львиное сердце или Сталин с Лениным? Могу сказать со всей ответственностью. Наверняка они ели бананы. Поэтому, живи Энди Уорхол или кто-то вроде него в Средние Века, он бы чувствовал себя замечательно. Такой вердикт вынесла моя экстремальная память.

Dima Mishenin (www.dopingpong.com),
The final decline and total collapse of the Russian Art.

(из дневников будущего писателя, ноябрь 2005 – июль 2006)




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру