Илья Миллер Версия для печати
Ухты, ахты, все они на вахте

Я не из тех, кто жалуется. Поэтому мне как-то сложно постоянно вести колонку авторскую. В авторских колонках все время на что-то жалуются – на Чубайса, на президента, на Бога. На то, что лампочки бьют в подъездах. На то, что в зоопарке льву не докладывают мяса. Целая армия авторов-колоночников еженедельно рвет и мечет по какому-нибудь поводу, вопрошая «Доколе?» под собственной фотографией с горящим взором. А уж повод-то всегда находится. Не встречал еще ни одной благостной и спокойной колонки, где бы автор писал «все-то у меня хорошо, слава Богу, мне нравится моя жизнь».

Поэтому и меня иной раз тянет взять да и пропесочить кого-нибудь, кто мне жизнь отягощает. Правда, таких на первый взгляд и нет вовсе. А если и есть, то я их, как правило, не замечаю. Гневаться мне, по большому счету, не на что. Разве что клавиши в клавиатуре иногда западают, поэтому печатать приходится медленнее. Но и это – так себе повод, никаких глобальных выводов из него не сделаешь, не погрозишь в небо кулаком.

Это я так думал долгое время. Пока не увидел не просто силу, которая мне отягощает жизнь, а настоящую подспудную организацию, несущую в мир абсолютное Зло. Эту организацию мало кто замечает и по большей части все воспринимают как должное. А она, тем самым, попортила кровь уже многим из нас. Своими окриками «Э, куда?», или «Вы туда-то? Позвоните по номеру такому-то». Или «На вас нет пропуска». Или «Придется обождать».

Организация эта называется «Охрана», но я называю их по старой памяти вахтерами. Охранять им на самом деле нечего, и не способны они на это. Те, кого они в принципе должны охранять, ничего такого особенно важного не делают – сидят, пялятся в монитор с серьезным выражением лица восемь часов в сутки в какой-нибудь конторе, без которой легко можно было бы обойтись, никто и не заметил бы. В аськах каких-нибудь сидят, строчат глубокомысленные записи в интернет-дневники на тему «эх, сейчас бы капустки квашеной да кваску». Но вахтеры принимают условия игры со всей серьезностью – эй, здесь люди маются от нечего делать, не мешайте им в этом, падлы.

Шут с ними, с офисами, по ним я уже давно не хожу, и пускают меня даже в места, где я работаю со скрипом. Даже специально доплачивают мне, чтобы я пореже приходил. Я не очень-то против. Но вот в прокат на журфак (там лучший в Москве выбор кино) хожу по два раза в неделю. Все бы ничего, но тамошние вахтеры уж очень донимают.

Вот, например, ситуация. Работает прокат до половины девятого вечера. Я немного опаздываю и звоню от метро в прокат. Девушка говорит, что все нормально, она еще на месте. На вахте почему-то скопление вахтеров, не знаю, смена караула что ли, меня останавливают вопросом «Куда, молчел?». Я молча достаю членскую карточку и размещаю ее прямо перед носом вахтера – они, как правило, все слепые и близорукие. На что он начинает мне разъяснять таким анальным голосом, что прокат работает до половины девятого, а сейчас – 20.32. Я сквозь стиснутую челюсть говорю, что уже звонил, и меня там ждут. Вахтер пожилого возраста подзывает остальных жестами, они становятся в круговую оборону, а он продолжает тем же анальным голосом мне говорить – ну, знаете ли, если бы каждый опаздывал бы на две минуты, то прокат бы работал всю ночь. Приходите завтра, другими словами.

А я как раз читал в метро Мишеля Фуко, книжицу «Интеллектуалы и власть». Там на обложке еще фотография лысого Фуко на парижских улицах, орущего в громкоговоритель. Так она меня проняла, что я, честно говоря, и без всякого громкоговорителя разверещался не на шутку. Для начала я тыкнул пальцем в вахтера-заводилу и спросил его, кто он, блядь, такой, и что о себе воображает. После чего задал ему вопрос, знает ли он, кто я такой? Он сделал вид, что не знает. Я намекнул ему в полный голос, что я, блядь, КИНОМАН, и заскочил в ВИДЕОПРОКАТ за порцией СОКУРОВА и ФАССБИНДЕРА, и никакой мудак в форме мне в этом не помешает. Вахтер тоже разгорячился, сказал, что не позволит нарушать внутренний распорядок всякому залетному киноману и что, если я сейчас же не покину здание, он сделает звонок в МИЛИЦИЮ. Я ответил ему в том плане, что ЗВОНИ, бля сука, в свою МИЛИЦИЮ, потому что я ничего дурного ПОКА не совершил. Где-то на заднем плане неразошедшиеся по домам студенты-журналисты, следящие за ситуацией, стали нестройными голосами напевать на мотив песни группы «Ленинград» «Где твой наган – я киноман». Появились самодельные лозунги и бутылки с зажигательной смесью.

Тут меня обступили другие вахтеры, из тех, что на подтанцовках. Сказали, что лучше б я действительно шел отсюда подобру-поздорову, а то ОН и вправду ПОЗВОНИТ в МИЛИЦИЮ. Студенты подтвердили – «Да, это тот еще УРОД, он может». Я еще раз повторил, что УРОД может звонить в милицию сколько угодно, потому что я пока никакого закона не преступил, а РАЗРУЛИВАТЬ СОБОЙ не позволю, пусть он СТУДЕНТОВ строит, я – птица важная, СГНОБЛЮ!!! Главный вахтер взял трубку телефона с выражением лица: «СИЧЯС, СИЧЯС!». Буркнул туда что-то. Подозвал меня, протянул трубку мне. «Вас к телефону», говорит, с ухмылочкой. На другом конце трубки какой-то лейтенант представился смертельно уставшим голосом и спросил, в чем дело. Я ему объяснил вкратце ситуацию, что я, блядь, КИНОМАН и пришел взять пару фильмов БУНЮЭЛЯ и ЯСУДЗИРО ОДЗУ. Он хмыкнул и попросил вернуть трубочку вахтеру. Студенты победно подбросили в воздух свои зачетки. Потом подхватили меня на руки и самолично пронесли через МЕТАЛЛОДЕТЕКТОР на третий этаж в прокат, крича «гип-гип-ура».

Но после этого случая у меня стали возникать проблемы на всех вахтерских пунктах. Потому что у вахтеров, как у всех жидомасонских сетей, есть свои каналы, картотеки, досье, беспроволочные телефоны и т.п. Попасть куда-то для меня стало огромной проблемой. «Извините, на вас пропуска нет». «Ваше удостоверение недействительно». «Позвоните по номеру такому-то». «Велено не пущать». Приходится их все время бить по лысине книжкой Фуко, с которой теперь даже сплю под подушкой. После этого вахтеры становятся ласковые, как домашние животные. И так до тех самых пор, пока не разъедутся по своим подмосковным потайным ложам, предаваться содомии и оргиям с широко закрытыми глазами, в которых стоит немой вопрос «Пропуск заказывали?».





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру