НАРРАТИВ Версия для печати
Наталья Нехлебова. Дорога в Китай (4.)

Часть 1 - здесь. Часть 2 - здесь. Часть 3 - здесь.

Часть 4 : Пекин навсегда (1.)


Пекин. Край света

Мы проснулись в кустах под китайской стеной, потому что с самой стены нас выгнали. Жирный жёлто-зелёный паук сплёл за ночь паутину у нас в ногах. Спрятанные в листве миллиарды насекомых издают оглушительный вой. Они стрекочут, заходятся в жуткой пульсирующей истерике. На пике из них выделяется солист. Его стрекотание восходит к самым немыслимым растерзанным нотам. Потом он вдруг резко замолкает. И притихшим поминальным хором включаются все остальные. Насекомые полностью заглушают уличный гул. Мы выбираемся из кустов.

Роса



У бабочки огромные крылья. Они искрятся зелёным и синим. Она лежит прямо на горячей трассе и ещё жива. На разделительной полосе растет, вскинув голову, подсолнух. Трасса разрывает китайскую стену и утекает в Пекин. Летящие мимо фуры даже не успевают заметить наши вытянутые руки…

В окно остановившегося фургона мы тычем бумажку с иероглифом, который должен означать: я хочу передвигаться попутным транспортом. Китайцы оставляют лица хмурыми, но пускают нас внутрь. На полу – большие полиэтиленовые мешки, заполненные водой. В них кокетливо виляют роскошными хвостами красные рыбки. Почти всё остальное пространство заполняют картонные коробки. Из них выглядывают нежно-белые лепестки неизвестных мне цветов. На раскладной табуретке грустит китаец в одних шортах. Нам предоставляется короткий разодранный диван. Китайцы понимают только слово «Пекин». Полуголый на табуретке с мрачным видом листает наш разговорник. С помощью него мы рассказываем, откуда мы. Переведённое на китайский слово «Санкт-Петербург» не вызывает у него никаких ассоциаций.

Фото: Игорь Верещагин/Peremeny.ru

Пекин начался, когда стемнело. К мокрой от дождя трассе выскочил тёмный, низкорослый пригород, а потом в небо выстрелили небоскрёбы в светящихся голубым шляпах. Угрюмые китайцы высадили нас у метро. Водитель помог нам выволочь рюкзаки и характерно потёр большим пальцем об указательный. «Э нет! Мы на такси не ездим», – реагировал Коля. Мы пошли к метро. Идёт мелкий дождь. В нём равнодушно плывут гигантские дома и рекламы.

Мы, маленькие и мокрые тащим свои рюкзаки в ущельях между небоскрёбами. На улице за пластиковыми столиками сидят китайцы. Они едят палочками странные предметы. Асфальт усеивают креветочные ошмётки, раздавленные раковины и опустошённые панцири улиток. Со смачным хрипом китайцы набирают в рот побольше слюны и харкают себе под ноги. Проглатывать слюну – они считают мерзостью.

Мы останавливаемся передохнуть. Мы привыкли спать на улице. И необходимость найти отель нас стесняет. «Я могу вам чем-нибудь помочь?» - неожиданно спрашивает по-английски тощий парень. Видимо, наши озадаченные славянские физиономии возбудили в нём любопытство.

Нам нужен дешёвый отель.

Китаец говорит по-английски так, будто скачет захлёбывающимся галопом. Все слова валятся в одну кучу. И ничего невозможно понять. Он добросовестно полтора часа петляет с нами по залитым водой тупикам и подворотням. Во всех гостиницах в этом районе мест нет. Китаец печалится.

В очередной подворотне мы обнаруживаем американца. Он с выражением бесконечной самодостаточности на лице ест мороженое. «А идите в русский район, – советует он нам, – в Ябалоу. Километра три по этой улице».

Лямки рюкзака терзают плечи. Улицы пусты. В складках бордюров мокнет мусор. Запоздавшие китаянки испуганно огибают нас. Дождь не кончается. Одноногий нищий подходит так близко, что я чувствую, как кислым и едким пахнет его рубашка. Он тянет руку: «Долла! Мистел!» Мы прогоняем его. Мы два раза останавливались отдохнуть. И каждый раз этот одноногий нищий встречает нас протянутой рукой далеко впереди.

«Ябалоу Даша» - крупно написано русскими буквами на длинном магазине. Под надписью большой плакат. На нём маняще расставлены европейки в шубах. За магазином китайцы кидают в грузовик большие баулы, поблескивающие скотчем. Это и есть весь русский район. Мы садимся на тротуар и закуриваем. Я чувствую, что насквозь пропитана влагой.

Из дождя появляется рикша. Он тормозит возле нас. С помощью разговорника за полчаса мы объясняем ему, что нам нужна дешёвая гостиница.

Повозка накрыта мокрым полиэтиленом. Внутри на сиденье линялый шик. Я вижу, как напрягаются сухие коричневые икры рикши. Под дождём киснут какие-то благородные исторические развалины. Мне немного холодно. Мы колесим по глухим улицам без конца.

Отель за 600 юаней сменяется вонючей ночлежкой, где на двухъярусных кроватях лежат вповалку раскрашенные китаянки. В спину рикши барабанит дождь. После пятого забракованного нами отеля он останавливается напротив заколоченного рынка и выгоняет нас из своей тележки. Он нервно подпрыгивает и кричит резко и отрывисто – требует денег и хочет домой. Мы не знаем, где мы. И куда нам идти. Дождь не прекращается.

- Что случилось-то? – интересуется внезапно голос по-русски.

Блондин на хорошем спортивном велосипеде рассматривает нас …

- Я провожу вас в сауну в русском районе. Там можно переночевать.

Блондин оказывается жителем Владивостока.

- Я в Китае уже два года. Изучаю взаимодействие внутренних энергий, – говорит он, уворачиваясь от луж, – Ну Инь и Янь.

- А во Владивостоке что, плохо?

- Да там пьют все. А вы с рикшами больше не конфликтуйте. Они чуть что – начинают вопить. Их собирается целая толпа. И иностранцев они дубасят. Даже женщин. Сам видел.

Сауна ослепляет меня. Мои чёрные от грязи ноги замирают на пороге рая. На изгибах блистающих кранов сверкают солнца. Зеркала множат волшебную кафельную долину.
У зеркала можно сесть на нагретого каменного слоника. И глядеться, глядеться. Я две недели не видела своего отражения. И каким бы помятым оно ни было, я рада встрече. На тяжёлых мраморных полках тонут в сладостном пару розовые, оранжевые, голубые в испарине тюбики, баночки, шампуни, крема... Они несут сказочную чистоту и запах.
Искрящиеся душевые змеи содержат настоящую горячую воду. А ещё есть парилки. Где уже чистой до резинового скрипа можно лечь на обжигающую деревянную полку и нагреваться до беспредельной томности. На выходе дежурят с полотенцами кроткие китаянки в детских юбках. У всех на шеях большие, как грозовые тучи, синяки. И длинные ранки, покрытые расцарапанной коркой. При виде их температура внутри меня резко падает. Китаянки улыбаются.

На втором этаже сауны – комнатки. Без окон и с очень белыми простынями. «Я заказал массаж в номер», – сообщает Коля. «Обалдел?!» – говорю я…

Бесшумно появляются китайские девушки в коротких юбках в наивную клетку. С шеями у них всё в порядке. Мне достаётся очень красивая девушка. В полумраке от её маленького белого лица исходит призрачный свет. Её мягкий голос похож на детский и кошачий. «Сятя», – плавно произносит она. Я не понимаю. Она тонкая и гибкая, как струи дождя на стекле. Шёлковыми ладонями она гладит мои истерзанные ноги. Кожа её нежна бесконечно. Даже губы налиты нежностью. И в их складках блестит роса.

Продолжение




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру