НАРРАТИВ Версия для печати
Олег Давыдов. Маленькая Ельциниана (2.)

Начало Ельцинианы см. здесь

2.

ЕЛЬЦИНСКИЙ КОЛОВОРОТ


Борис Ельцин как сын и родитель

Сведения о детских годах Бори Ельцина довольно скудны и противоречивы, однако и из того, что есть, можно извлечь кое-что для понимания сегодняшнего поведения президента. Дата рождения – 1 февраля 1931 года. Когда мальчику исполнилось три года (апрель 34-го), отца посадили. Борис Николаевич сообщает: «Я до сих пор помню тот ужас и страх. Ночь, в барачную комнату входят люди, крик мамы, она плачет. Я просыпаюсь. И тоже плачу. Я плачу не оттого, что уходит отец, я маленький, еще не понимаю, в чем дело. Я вижу, как плачет мама и как ей страшно. Ее страх и плач передаются мне. Отца уводят, мама бросается ко мне, обнимает, я успокаиваюсь и засыпаю». Президент добавляет: «Через три года отец вернулся из лагерей» (то есть где-то весной 37-го). Есть, впрочем, данные, что Николай Ельцин был освобожден досрочно, осенью 36-го. Так или иначе, но время от трех до пяти с половиной–шести лет мальчик провел без отца. Весьма существенный период в становлении всякого человека.

Мама и папа

Семья Ельциных - мать, сын и отецВот как описывает Борис Николаевич свою мать: «У мамы мягкий, добрый характер, она всем помогала, обшивала всех – кому юбку, кому платье, то родным, то соседям. Ночью сядет и шьет. Никаких денег за работу не брала. Просто, если кто полбулочки хлеба или еще что-нибудь из еды принесет – на том и спасибо». При таком жертвенном характере легко попасть под пяту даже малолетнему сыну, особенно – если его беззаветно и преданно любишь. А мать Борю очень любила, баловала сколько могла – и когда отец еще был на свободе (до трех лет ребенок крепко связан именно с матерью), и особенно после – когда она стала для ребенка всем и некому было поставить границу его баловству.

Короче говоря, время отсутствия Николая Ельцина было временем, когда мальчик должен был чувствовать себя главным в семье, центром ее, вокруг которого все вращалось, человеком, все потребности которого (а их немного в это время – пища, элементарный уход, материнская любовь) стараются удовлетворить. Достаточно только немного покапризничать, и мать уже спешит на помощь – накормить, успокоить, поощрить любовью и лаской. И никто этому не мешает. В таких условиях выковываются характеры эгоистические и удачливые, формируются люди, которые считают, что все им обязаны служить, помогать, исполнять малейшую прихоть. Разумеется, для того чтобы прихоти исполнялись, этим людям в дальнейшем придется вести себя соответствующим образом. Например, вставать в позицию сильного (впрочем, иногда можно и слабого, которому все должны помогать). Но такую позицию еще надо завоевать и удерживать.

Отец Ельцина вернулся из лагеря как раз к шестилетнему возрасту сына, когда у ребенка заканчивается формирование характера (но еще не закончилось). И все вдруг изменилось. Николай Игнатьевич был человеком суровым. Да, собственно, вся отцовская линия Ельциных жесткая: «У отца был характер крутой, как у деда. Наверное передалось это мне». Каким образом? Надо разбираться. Вот что рассказывает сын: «У отца главным средством воспитания был ремень, и за провинности он меня здорово наказывал. Если что-то где случилось – или у соседа яблоню испортили, или в школе учительнице немецкого языка насолили, или еще что-нибудь, ни слова не говоря, он брался за ремень». Нетрудно представить себе, каково это было мальчику, вокруг которого еще совсем недавно вращался весь мир. Глава России приводит смачные детали расправ над собой: «Всегда происходило это молча, только мама плакала, рвалась: не тронь! – а он двери закроет, говорит: ложись». Обратив внимание на беспомощное поведение любящей мамы, продолжим следить за ельцинскими экзекуциями: «Лежу, рубаха вверх, штаны вниз, надо сказать основательно он прикладывался...» С большим вкусом рассказывает Б.Н., как он специально отца горячил: «Я, конечно, зубы сожму, ни звука, это его злило, но все-таки мама врывалась, отнимала у него ремень, отталкивала, вставала между нами. В общем, она была вечной защитницей моей».

Создание сценария

Как известно, поведение родителей закладывает в душу ребенка программы, которые предопределяют то, как он будет вести себя, когда станет взрослым. В случае Бориса Ельцина добрая мать в отсутствие мужа своим поведением явно показывала: можешь требовать для себя все, что захочешь, я ни в чем не могу отказать. Таким образом в ребенка закладывается основа жизненного сценария удачливого человека (необходимое условие, но недостаточное). В сценарии Б.Н. основа «Надо требовать, качать права» заложена глубоко и крепко. Читая его жизнеописания, наблюдая его поведение, нельзя не поражаться тому, как он умеет настаивать на своем (иногда просто капризе). Это укоренилось в нем в отсутствие отца. Однако к концу времени формирования характера отец вернулся, и начались побои. И, судя по признаниям президента, били его как раз за безграничное детское своеволие. То есть к очень хорошему жизненному сценарию, завязавшемуся из-за слабохарактерности матери, была приделана не слишком хорошая концовка – побои.

Причем, судя по ельцинской «Исповеди», сын еще и усугублял жестокость этих побоев, злил отца во время порки. Доводил до того, что мать уже не выдерживала и прибегала спасать сыночка от свирепствующего отца. Этот сыновний мазохизм объясняется просто: ребенок видел, что отцу доставляет удовольствие битье, и предоставлял ему повод завестись еще больше (многократно описанное в литературе детское поведение), к тому же – надо ведь было еще дать и матери повод спасти сынка от побоев. Так закалялась сталь характера нашего президента. К первоначальному сценарию «Надо требовать» добавилось преподанное отцом «как» (все-таки добиться своего, например, материнской ласки): «Надо претерпеть». И тогда настанет спасение – к делу подключится мать.

Освобождение от мучений уже само по себе сладко. А то, что добыто в результате перенесенных мучений обладает (субъективно) куда большей сладостью, чем полученное без оных. И к тому же – объективно, так сказать, большими объемами: обиженного больше жалеют и больше ему дают (жалость к обиженному сыграла не последнюю роль в возвышении Ельцина). Таким образом, благодаря материнским потаканиям капризам сына в раннем детстве и последующим отцовским поркам (со счастливым спасением в конце) была заложена основа более сложного, чем первоначально, сценария «Через тернии к звездам». Суть его: надо устраивать провокации, в результате которых отец будет бить, а мать – спасет, и от этого будет большая польза, чем от банальной детской требовательности.

Основная парадигма ельцинского поведения уже была подробно описана нами в статье «Ельцинская трехходовка». Там анализируются случаи из жизни Ельцина, приведенные в двух его изданных книгах, и обнаруживается, что практически все эти случаи однотипны. Президент в течение всей своей жизни повторяет один и тот же маневр: на ровном месте он вдруг совершает поступок, который приводит его и тех, кто его окружает (в период его президентства это вся страна), в гибельную ситуацию, но потом героическими усилиями выходит из этой ситуации с честью для себя (окружающие при этом могут пострадать). Эти три шага, обычно повторяющиеся в ельцинском поведении, были названы в той статье «ошибка», «кризис» и «спасение». А сценарий в целом – «ельцинская трехходовка».

Так вот, имея в виду вышеописанные методы воспитания, эмпирически выведенную нами теорию ельцинского поведения, можно уточнить: под «трехходовкой» лежит элементарный психологический механизм, возникший в детстве после возвращения отца на свободу и представляющий собой наложение друг на друга и конфликт двух родительских парадигм.

Избалованный одинокой матерью мальчик требует к себе внимания, шалит, безобразничает, совершает «ошибки», а потом приходит папа и больно его сечет («кризис»). При этом мальчик как бы затаивается, молча (может быть, даже с благодарностью) принимает удары... Но вот на вершине порки врывается мать, избавляющая от побоев («спасение»). То есть во взрослом Ельцине, прокручивающем свою фирменную «трехходовку», повторяется «первоначальная сцена» столкновения отца и матери из-за сына.

Процесс заматерения

Повзрослевший ЕльцинДля того чтобы понять, что происходит во взрослом человеке, живущем по вышенамеченному сценарию, надо вспомнить общеизвестное: в поведении всякого взрослого человека немалое место занимают две взаимосвязанные вещи. Во-первых, усвоенные в детстве (скопированные на начальной стадии развития и впоследствии трансформированные для использования во взрослой жизни) блоки поведения тех, с кем ребенок общался до школы (в первую очередь это родители) – родительское поведение. И, во-вторых, бессознательное стремление заставить окружающих вести себя способом, подобным тому, каким вели себя в детстве основные объекты раннего общения ребенка (то есть опять же родители), – детское поведение. Кроме того, в психике человека, грубо говоря, существуют некие образования, структуры, которые продуцируют соответствующие типы поведения. Посмотрим, как обстоит с этим у Ельцина.

Родительское поведение нашего героя двусоставно. Ранняя функция заботы и спасения, осуществлявшаяся матерью, трансформировалась в душе взрослого Б.Н. в тот самый чудовищный инстинкт выживания и удержания власти, который мы все наблюдаем уже скоро 10 лет, особенно в критических для Ельцина ситуациях. Материальным воплощением этого инстинкта являются, в частности, известные внешние структуры, обслуживающие президента.

Конечно, реальная мама Ельцина не обладала такими возможностями, какими обладают заматеревший Б.Н. и связанные с ним структуры. Клавдия Васильевна была женщиной тихой и скромной, воспитывала сына в условиях страшной нищеты, три года без отца, когда приходилось из кожи вон лезть, чтобы спасти и обеспечить сына. Она баловала его, не отказывала ему ни в чем, позднее обезумевшим зверьком врывалась в комнату, чтобы защитить своего первенца от распоясавшегося отца... А маленький Боря все это фиксировал где-то в потаенных глубинах своей души и перерабатывал в императив: я могу делать все что угодно, и любящая мама ничего не скажет против, но накормит, обслужит, приласкает, защитит, спасет. Должна это сделать! Так в душе президента формировалась требовательная структура, которую мы в дальнейшем будем называть «Мамин сынок» (или просто МС).

Однако тот факт, что мама при всем своем материнском фанатизме могла все-таки слишком мало (во всех отношениях: и корма, и защиты, и даже, возможно, любви – по возвращении отца) стал фактором запуска компенсаторного механизма. Малые возможности реальной мамы стали компенсироваться наращиванием возможностей еще одной структуры («автономного комплекса») в душе будущего президента – внутренней «Матери» (М). Эти возможности проецировались во внешнюю реальность наращиванием физических мышц, социальной активности (всегда быть первым), успехами в школе, приобретением друзей, которые в случае чего могут помочь, защитить. Это, конечно, нормальный, естественный процесс, только, может быть, чуточку гипертрофированный в случае Бори Ельцина.

Плохо только то, что отец продолжал его бить (вплоть до окончания семилетки), а мальчик, в котором зафиксировалась самая необходимость битья, которым заканчивается (для него) счастливая эдиповская пора материнских потаканий, вел себя так, чтобы дать повод для побоев, каковые, кажется, стали для него необходимостью. В школе «все годы был заводила, что-нибудь да придумывал». То подговорит одноклассников выпрыгнуть со второго этажа, а потом перед недовольной администрацией права качает. То учительнице в стул патефонную иголку вобьет... В общем вел себя таким образом, что просто вынуждал отца к применению физического воздействия.

Порка (как и долгое стояние в углу) стала второй натурой избалованного матерью мальчика, неприятной, но закономерной необходимостью, ради осуществления которой он, пожалуй, и шалил. То есть в душе растущего Бори стал формироваться комплекс «Отцовского сына» (ОС), который функционировал так, чтобы дать отцу возможность выполнить свои воспитательные функции и даже заставить его выполнить ритуал, ставший для мальчика своего рода потребностью. Ведь за битьем последует заступничество мамы. Надо и ей дать проявить себя, дать возможность вступиться за сына. И то, что получится в результате, будет более обильно и ценно.

И наконец, в душе Б.Н. должна быть еще одна внутренняя инстанция – «Отец» (О). Для народа России (а также народов всего мира) великое счастье, что она не очень заметна. Это обусловлено тем, что отца Ельцина посадили именно между тремя и шестью годами жизни президента. Конечно, лучше бы было, если бы Николая Игнатьевича вообще не сажали. Тогда у Б.Н. не развилось бы столь мощного комплекса «Матери» и он не был так непомерно симпатичен сердцу электората, капризен и властен. Но, повторяем, хорошо хоть, что отцовские побои пришлись на возраст, когда образ действий бьющего отца не смог проникнуть слишком глубоко в душу восприимчивого мальчика, и упражнения в побоях не сделались ежедневной потребностью взрослого Ельцина. В нем, слава Богу, не наблюдается ничего подобного «Отцу» Сталина, у которого из-за ранних отцовских побоев в душе был в высшей степени развит «Отец», направляющий побои во вне.

Вполне вероятно, что О в Ельцине довольно безобиден для окружающих еще и потому, что мальчик получал обильные наказания вплоть до самого окончания семилетки. И лишь после того как во время выпускного собрания он обидел классную руководительницу (возможно, вполне справедливо) и отцу сказали, что сын получит «волчий билет», произошло освобождение. «Отец пришел домой злой, взялся, как это нередко бывало, за ремень, – и вот тут-то я схватил его за руку. Первый раз. И сказал: «Все! Дальше я буду воспитывать себя сам». И больше уже никогда я ни в углу не стоял целыми ночами, и ремнем по мне не ходили». Как себя Ельцин «воспитывает себя сам» (выступает в роли «Отца» для себя), мы вскоре увидим.

Ельцин и женщины, студенческие годы

Элементы системы

Теперь посмотрим, как работают в Ельцине вышеперечисленные элементы души, включающиеся, когда «первоначальная сцена» его детства повторяется в процессе очередного разыгрывания «трехходовки».

Что такое работа «Отцовского Сына»? На внешнем уровне это создание условий для битья. Пойти туда, где могут случиться неприятности, сесть играть в карты с уголовниками (будем опираться только на то, что Ельцин сам рассказывает в своих книжках), сделать выпад против сильного в данный момент человека (школьная учительница, Горбачев), учреждения (Пленум ЦК, Верховный Совет), просто создать безвыходную ситуацию. Иными словами: некими нарочитыми (хотя часто выглядящими непреднамеренными) действиями создается опасный внешний объект. Таким объектом может оказаться поезд, несущийся на почему-то заглохший именно на переезде автомобиль, за рулем которого сидит Ельцин. Или – спровоцированный выйти в 93-м на улицы народ (детали этого ельцинского провоцирования подробно разобраны в упомянутой выше статье). Все что угодно, что может сыграть во внешней реальности роль бьющего отца.

На внутреннем уровне работа ОС сводится к созданию условий для возникновения внутри организма синдрома физиологического или психологического свойства, который мог бы вызвать болезненные ощущения, сходные с поркой или долгим стоянием в углу. Например, решение приступить к шоковой терапии сопровождалось у президента «изматывающими приступами депрессии, тяжкими раздумьями по ночам, бессонницей и головной болью». Кому-то в это трудно поверить, но – почему бы и нет? Ведь Ельцин «выбирал путь шоковой терапии /.../ не для абстрактного народа», но «в том числе и для себя». Потому что в нем работал ОС, потому что таков принцип жаждущего порки ОС: «А себя я шоковой терапией (читай «ремнем». – О.Д.) лечить буду – и лечил не раз. Только так – на слом, на разрыв – порой человек продвигается вперед, вообще выживает».

Ельцин сжал кулак

Что такое работа «Отца»? Как только все необходимые условия созданы, начинается наказание. Например, выступление Б.Н. (спровоцированное, конечно, ОС) на Октябрьском (1987 г.) пленуме заставило Горбачева и участников Пленума немедленно приступить к бичеванию (это действие можно назвать работой внешнего отца). Ельцин к этому готов: «Что будет дальше, я знал. Будет избиение, методичное, планомерное, почти с удовольствием и наслаждением». Так и вышло.

Но это работа внешних структур. А вот внутренний «Отец», пробуждающийся одновременно с внешним, работает тоньше: повышает кровяное давление, начинает толкать к сердечному приступу: «Сердце мое гремело, готово было вырваться из груди» (это сразу после ельцинского выступления). В данном случае между провокацией ОС и началом порки проходит всего несколько минут, а вот побои длятся долго, даже слишком.

9.11.87 О доводит своего носителя до того, что с «с сильными приступами головной и сердечной боли» его увозят в больницу, а 11-го Михаил Сергеевич вызывает истязуемого на новый правеж. Ельцин в трансе: «Огляделся вокруг себя – никого нет», – где же мама? – он жалуется: «Как назвать то, когда человека убивают словами?» Ответ: словесная порка.

К внутренней работе О стоит присмотреться. Результатом ее кроме физиологических страданий (из-за которых президента никогда не могут найти в начале «кризиса») могут стать упомянутые выше депрессии, всепоглощающая тоска, мысли о самоубийстве. Человек как бы сечет сам себя. Вот описание внутреннего состояния президента 9.12.92 в высшей точке конфликта со съездом: «Рванул в баню. Заперся. Лег на спину. Закрыл глаза. Мысли, честно говоря, всякие. Нехорошо... Очень нехорошо». Это уже внутренний «Отец» его сечет. А спасает Коржаков, выполняющий материнскую функцию («сумел как-то открыть дверь в баню»). И в тот же вечер приходит спасительная идея референдума...

О «Матери» ниже, а здесь заметим, что побочным эффектом работы О, направленной вовне, являются как бы рефлекторные поиски мальчика для битья. Правда, на допрезидентской стадии бытования Ельцина это было неактуально, но чем дальше, тем больше озабочен поисками такого мальчика президент (да он и всегда страдал от отсутствия сына, с которым можно было бы поступать по-отцовски: «Помню свою вымученную улыбку у роддома, когда родилась вторая дочь. /.../ в душе расстроился»). Ему нужен преемник ельцинского характера и одновременно наследник – на случай, если жизнь (которую он ведь тоже провоцирует, издеваясь над собственным организмом) его все-таки забьет до смерти. Вот почему при включения О иногда происходят странные назначения: Гайдар, Немцов, Кириенко.

Последний мальчик президенту особенно полюбился, поскольку должен был одновременно и довести страну до катастрофы, и принять на себя внешний удар (внутренний случился с самим Б.Н.). Впрочем, эти сынки никогда не бывают наказаны особенно больно, разве что самим фактом назначения на унизительную роль мальчиков для битья и скорой отставкой (ну и мальчики выбираются послушные, понимающие в глубине души, что их предназначение делать глупости – для того, чтобы над ними, по крайней мере, посмеялись). Направленность наказывающего О вовне у Ельцина, как мы уже говорили, слабая.

Что такое работа «Матери»? На внутреннем уровне это все, что связано со знаменитым ельцинским инстинктом выживания. Принятие единственно верных и спасительных (для себя) решений, спонтанное совершение точных действий в нужное время без оглядки на какие-либо условности, без учета возможных будущих жертв. Всем памятны спонтанные действия Ельцина в 91-м, 93-м, 96-ом годах (конечные стадии «трехходовок»). Решив, что «надо выползать, выбираться из кризиса», случившегося в результате выступления на Октябрьском пленуме и сопровождаемого постоянными головными болями, из-за которых часто приходилось вызывать «скорую помощь», он, несмотря на партийное противодействие, сумел-таки стать делегатом 19-й партконференции.

Поучительно читать о том, как ловко он там маневрировал, чтобы попасть на трибуну и попросить прощения («политической реабилитации») у товарищей. После этого, впрочем, опять были болезненные явления, но благодаря телевидению случилась «какая-то фантастическая всенародная поддержка». Ельцин объясняет: «Наш натерпевшийся народ не мог спокойно и без сострадания смотреть, как над человеком издевались. Людей возмутила явная, откровенная несправедливость. Они присылали эти светлые письма и тем самым протянули мне свои руки, и я смог опереться на них и встать.

Я смог идти дальше».

Путин и расплакавшийся ЕльцинВпрочем, «всенародная поддержка» – это уже работа, скажем так, внешней Матери – некоей проекции вовне результатов жалкого состояния человека, ОС которого спровоцировал отцовские побои. Народу было жаль Ельцина, побиваемого, как он думал, за правду (а ведь и действительно за правду – работа ОС и борьба за справедливость могут совпадать), и матерински настроенные люди посредством почты выражали соболезнования, «предлагали мед, травы, малиновое варенье, массаж и т.д. и т.д., чтобы я подлечил себя и больше никогда не болел». Как это по-матерински! Кроме того люди «требовали не раскисать, а продолжать борьбу за перестройку», а это уже залог всенародной поддержки в дальнейшем...

Кстати, реальная мать в кризисные минуты продолжала поощрять президента. Например, когда 20.03.93 в острейшей борьбе с Советами он заявил о введении особого положения, она «подошла, поцеловала и сказала: «Молодец, Боря». А на следующий день умерла. Серьезный завет.

Конкретно говоря, работа «Матери» на внешнем уровне – это поиск преданных людей и создание из них внешних структур, предназначенных для того, чтоб продвигать вперед, выводить из-под удара, спасать своего патрона. Таких друзей у наказанного после выступления на Пленуме Ельцина под рукой не оказалось. Вот почему внешняя и внутренняя порка тогда продолжались так долго. Но уже в процессе подготовки 19-й партконференции такие люди нашлись, начались сорганизовываться в то, что мы здесь называем внешней матерью, потом эта мать подключила к процессу спасения сердобольный народ, голосующий сердцем...

Поначалу материнские структуры строились на общественных началах. В дальнейшем, став президентом, Б. Н. придал уже силовой части правительства функции спасающей матери, а в 1993 году закрепил этот факт в Конституции.

Что такое работа «Маминого сынка»? На внутреннем уровне это постоянное алкание: «дай», сменяемое при получении требуемого чувством глубокого удовлетворения. Это самый архаический слой психики Ельцина. В сущности, это чистое требование и потребление – еды, напитков, всенародной любви, почета, изысканного отдыха, спорта, политики раболепия – чего угодно. Разумеется, в основе каждого человека лежит такое существо, но не у всех оно столь мощное и далеко не у всех обладает такими колоссальными возможностями, как у президента России. Дело в том, что на внешнем уровне проекцией МС являются все президентские структуры. Они созданы заботливой «Матерью» для обслуживания любимого сына, для удовлетворения всех его возможных капризов.

Однако при всем мощном алкании МС в президенте ему не так уж много и нужно, поскольку возможности матери в детстве были скудные. Б.Н. – существо не очень разборчивое – может потреблять, как уверяет Коржаков, разбавленную водку или, как показал Рязанов, котлеты из магазина. Рано или поздно в МС чувство глубокого удовлетворения сменяется пресыщением, и тогда возникает потребность выйти на новый виток описываемого цикла. МС плавно перетекает в ОС, и все начинается сначала.

Ельцинское колесо

Так внутренние структуры психики Ельцина, последовательно включая друг друга, образуют цикл, который все снова и снова повторяется. Каждый раз Б.Н. использует разные поводы для нового цикла, новых людей, новые материалы. Но основа остается одна – коловращение. Посмотрим теперь, как работает система «Борис Ельцин» в целом.

Система "Борис Ельцин". Графическая схема

В ОС появляется настрой: «Надо бы учудить», переходящий в действие, которое можно обозначить как «втыкание патефонной иголки в попку училке». Моральной опорой для этого действия в детстве могли служить товарищи по шалостям, которыми наш герой верховодил. А на президентстве – что-нибудь вроде Бурбулиса сотоварищи. Цель провокации – разбудить «Отца»: «Папа, ты не забыл про ремень?»

Первая реакция О (изначальный настрой): «Борис, ты не прав». Вторая – переходящая в действие: «Где этот сукин сын?» Эти поиски мальчика для битья имеют моральную опору «Справедливость прежде всего, придется терпеть» и цель – «Надо высечь щенка». Получает по первое число, разумеется, не виртуальный мальчик, а взрослый Б.Н. Причем больше изнутри, чем снаружи. Последний реальный наружный истязатель – Михаил Горбачев.

На вершине порки включается «Мать»: «Да что же ты делаешь, изверг!» Ее настрой: «Борись, Борис». Ее действия: все для защиты сыночка – мозги, лекарства, войска, верная пресса, толпы на площадях. Моральная опора: «Это лучший сын в мире». Вариант: «Он всенародно избран». Цель: вывести бедное дитятко из-под удара. В результате система «Борис Ельцин» в целом добивается для себя куда больших преимуществ, чем те, на которые можно было бы рассчитывать, если бы ОС не устроил очередную провокацию. Сегодня внешнюю материнскую работу спасения выполняет Виктор Черномырдин.

И, наконец, в спасенном Ельцине включается МС. Настроен он благодушно: «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел». Девиз его – «Можно позволить себе...» – предопределяет времяпрепровождение президента после очередной победы. Об этом лучше всего рассказано в книге Александра Коржакова, много лет игравшего роль кормящей, поящей и исполняющей любую прихоть матери (мамки). Моральная опора: «Мама знает лучше». Цель – чувство глубокого удовлетворения, переходящее в полное пресыщение...

Круг замкнулся.

12.09.98

Продолжение Маленькой Ельцинианы - ЗДЕСЬ




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру