Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ - Некультурная столица с Артемием Лебедевым (2004)

С Артемием Лебедевым Димамишенин столкнулся впервые в 2001 году, когда тот написал на только что открывшийся сайт www.dopingpong.com короткое и восторженное письмо с одним только словом: «Охуительно!» Димамишенин обожает людей–бренды, и, зная, что Лебедев это самый легендарный и предприимчивый персонаж в мире российского веб-дизайна, он с удовольствием взял интервью у этого человека, сделав его частью своей звездной коллекции московских знаменитостей. Два в чем-то неуловимо похожих друг на друга молодых человека начали свою милую интеллигентную беседу с воспоминаний о своей последней встречи на Diawards – 2004, национальной премии инновационного дизайна, где Димамишенин оказался призером, а Артемий Лебедев был членом жюри.

От редакции Перемен: Это интервью было сделано Димой Мишениным около четырех лет назад для журнала «Собака». Мы публикуем его сегодня, так как оно актуально (да и вообще безвременно, как и все публикуемое на Переменах). В ближайшее время мы поставим еще один текст Димы Мишенина, посвященной той же проблематике, что и данное интервью, - противостоянию настоящего искусства и коммерческой подделки. Это интервью предлагается рассматривать как предисловие.

Димамишенин: На Diawards я не вышел на сцену и выругался матом из-за того, что несмотря на постоянную фальсификацию и нечестную игру со стороны конкурентов, dopingpong.com все равно выиграл по федеральному голосованию первое место и стал инновационным сайтом номер один в стране! Но нам дали все же не главный приз, а приз зрительских симпатий. А каким-то бездарным ботаникам, имя которых никогда больше не всплывет, ты отдал первое место. Я не верю, что на тебя могли давить устроители. Но все- таки? На тебя давили, потому что я непредсказуемый урод и психопат с альтернативными взглядами, или это был шаг самосохранения? Отдать приз чему-то более понятному и контролируемому? Я параноидален? Но ведь Doping-Pong лучше всех. Это субъективно-универсальная реальность! У меня была мысль устроить драку, но я передумал, потому что мне показалось, что всеми вами манипулируют. А вы этого не понимаете. Что я не художник, как Мохамед Али не спортсмен. И решается вопрос не награждения, а столкновения идеологий. Примени я силу тогда, и это бы сбило вообще всех с толку. Навсегда. А так есть хоть крохотный шанс найти понимание. Совсем небольшой. Как это интервью.

Артемий Лебедев: Ха, вот тут-то ты себя и выдал. Сначала я скажу, почему ты не получил главный приз. Выбор победителя DIA состоит из двух этапов – из отбора
экспертом и из выбора членом жюри. На первом этапе тебя не выбрал
эксперт. А на втором выяснилось, что член жюри не приедет, и мне
пришлось самому определять победителя, хотя я был всего лишь куратором
и страшно не хотел залезать на территорию жюри. Но выбрал именно того,
кого надо было – страшно талантливого парня из Новосибирска. При этом,
разумеется, обидел всех остальных, но меня это не сильно волнует. Без
обиженных награда ничего не стоит. А теперь я скажу, почему ты бы не получил главный приз. Потому что в твоем сайте нет вообще ничего инновационного. Сайт-то обычный. Это просто криво сверстанная, медленно загружающаяся, неудобная в
использовании галерея совершенно гениальных картин. За картины тебя мы, собственно, и любим, а вовсе не за сайт :-)

Димамишенин: Я думаю, что читая эти строки, масса людей, которые проголосовали за www.dopingpong.com по всей стране, испытают просто оргазм от данного тобою определения. Сказать про сайт Doping-Pong – обычный, это действительно очень объективно и непредвзято. Но в любом случае, спасибо за деньги. Я их обожаю. Хочешь, назови картины Doping-pong тоже криво нарисованными, не инновационными и безвкусными и дай еще какой-нибудь приз с кучей нулей. Я согласен заранее. Первая фото-модель Doping-pong – очень занимательная и талантливая барышня Olaf . Она однажды откопала стопку журналов RIGAS MODAS 50-х годов и изменила на многие годы вперед весь стиль оформления дисков «НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР» и «MESSER CHUPS», потому что подарила эту кипу мне, а я в свою очередь – отдал Гитаркину. Я сделал с ней "Неоакадемизм это садомазохизм" и путешествую до сих пор с этой выставкой по миру. Так вот от этой девушки, известной в сети под ником «I_MESSIAH», я впервые и услышал о тебе. Лет 10 назад. И прозвучало твое имя из ее уст так, будто это было имя святого старца... Спустя какое-то время я был свидетелем ее шока, когда она узнала, что ты не древний киберпанк возраста Тимоти Лири, а практически наш ровесник. Тебе не кажется, что ты сделал столько для своих лет, что миллион раз успел устареть?

Артемий Лебедев: Когда мне было 14, я понял, что я – 70-летний старик. Я так же ворчал, брюзжал и был всем недоволен. Когда мне было 17, я уже имел свою студию в центре Москвы и переживал, что никто не оценит, что мне так мало лет, а я уже столько всего сделал. Когда мне было 20 с копейками, я уже считался стариком. Поэтому знаменитый художник Алексей Соловьев сделал мне в подарок фотографию меня в 47 лет. И я везде ее вешал. И все думали, что застают мои последние дни на этом свете. Теперь я действительно постарел, мне уже скоро 30 будет. Хотя я себя по-прежнему ощущаю 70-летним стариком.

Димамишенин: Внучка Расула Гамзатова (все та же Олаф и I_Messiah) сказала, когда в году 1995-м в трансе объясняла мне твою гениальность, что, конечно, половина твоего успеха объясняется московской клановостью. Бондарчуки, Райкины, Тарковские, Михалковы, Шукшины, Табаковы, Кобзоны и так далее и тому подобное... Принадлежность к клану Толстых, одной из, безусловно, исторических фамилий для России обеспечивало тебе успех во всем что бы ты ни начал? Ну кроме рок-группы…

Артемий Лебедев: Я признателен родителям, что до 16 лет они меня терпели, но с 16 я живу один, а с 17 целиком сам себя обеспечиваю. Дизайну никто меня из родни не учил, коммерсантов ни по какой линии нет, так что все успехи я приписываю только себе. Фамилия моя – Лебедев. Это мне и помогло. Кланы совершенно не при чем, они только мешали.



Димамишенин: Знаешь, когда я видел Уинта Серфа – изобретателя Интернета, Тима Бернерса-Ли – создателя WWW, я почувствовал трепет. Как перед полубогами. Увидеть Дугласа Энгельберта, придумавшего мышку и оформление экрана компьютера окнами равноценно в моем понимании тому, чтобы увидеть Уильяма Шекспира живьем. Насколько я мелок по сравнению с Шекспиром как артист, настолько же и ты ничтожен по сравнению с этими титанами? Ты не чувствуешь угнетенного состояния по этому поводу?

Артемий Лебедев: Все-таки я дизайнер, а не инженер и не ученый. Я бы предпочел
сравниться с Полом Рандом или Эдвардом Тафти, но только в соответствующем возрасте. Но если ты настаиваешь на своем списке, то я посмотрел бы, как все эти люди попытались бы что-нибудь сделать в России. Ха-ха-ха.

Димамишенин: Джек Килби, 80-летний парень, который запатентовал микрочип и стал первым небожителем Силиконовой долины задолго до Рождения Империи Билл Гейтса, - не имеет ни одного высшего образования. Хотя вся компьютерная эра обязана ему своим процветанием. У меня, к примеру, нет даже среднего образования, что не мешает быть популярным, известным и преуспевающим. Ты ведь, наверняка, суперинтеллектуал. Математическая школа, как у Гребенщикова, и все такое? Пять высших образований?

Артемий Лебедев: Так и думал, что я образованнее тебя. Все-таки я закончил среднюю школу. А университет бросил на втором курсе. Была такая прекрасная история. Я в универе вместо положенных рефератов приносил свой дизайн. Все напишут по 40 страниц текста, а приносил 200-страничную верстку. И вот преподша берет сделанный мной журнал и спрашивает – а сколько, мол, ты взял за дизайн этого номера? Ну, я называю сумму, на которую можно пол факультета содержать месяц, наверное. Я решил, что просто стану ее классовым врагом до конца жизни. А она говорит: "А чего так мало?" Это для меня был лучший урок в учебном заведении.

Димамишенин: Тимур Новиков подарил мне когда-то свою книжку с надписью "От
Барабанщика - Знаменосцу". Он знал, что я имею право быть его преемником и называться лидером современного академического искусства. Но перед его смертью у нас произошла ссора, и он проклял меня, назвав своим личным врагом и врагом современного искусства номер один. И все равно в моем понимании мы с ним – как Заблудшие Отец и Сын, хотя он и кидался на меня с клюкой во гневе. А вот с тобой мы настоящие идеологические враги, а наоборот – приятно беседуем и дружелюбно общаемся. Как ты объяснишь такой парадокс контакта?

Артемий Лебедев: Мы с тобой не можем быть идеологическими врагами, так же, как не враждуют чемпион по боксу и чемпион по бадминтону. У одного ринг, у другого корт. Но я, например, в гробу видал все современное искусство. Ты меня еще слушаешь :-)?

Димамишенин: Конечно, и даже соглашаюсь, и сам первый кидаю алые кровавые цветочки на могилу этой дряни. А каковы основные вехи твоего пути? Ну, там – 1972 год – родился. 1982 год – первый раз трахнулся. 1992 год – передознулся ЛСД. 2002 год - повел сына в школу.

Артемий Лебедев: Знаешь, у меня очень хреново с датами. Я все собираюсь сесть и
расписать по годам, чего и когда было. Потому что такая каша, что я уже ни в чем не уверен.

Димамишенин: Когда ты меня пригласил к себе в студию, и я увидел, что она рядом с Кремлем, это не произвело на меня никакого впечатления. Я был готов увидеть Партийные голубые елочки и кого-то вроде Гайдара в одном из коридоров. Интерьеры из старых компьютеров, стена из полароидных снимков и твоих знаменитых гостей. Все это крайне традиционно и предсказуемо для человека вроде тебя. С претензией на оригинальность. Король креатив-индустрии. Такой фанки-бизнесмен. Я это и ожидал увидеть. Такое логово интеллигентных разводил. Умненьких, талантливых, с долей шарлатанства и мошенничества ребят. Но когда мы поднялись с тобой наверх, и ты показал мне гигантский цех с бесчисленным количеством рабочих мест и рабов за компьютерами, я испытал к тебе невольно уважение. Сделать такую корпорацию монстров – это дар. С этого момента я стал тебя воспринимать очень серьезно. Этот зал, твой коронный номер и козырь в разговоре с клиентами и оппонентами? Воздействие его восхитительно отрезвляющее.

Артемий Лебедев: Мне, конечно, приятно, что наша скромная студия произвела на тебя впечатление. Это ведь наша работа – делать вид, создавать впечатления и продавать их. Наш прекрасный актовый зал помогает в одном: к нам действительно начинают относиться серьезно. Вот приходит будущий клиент. Он что-то слышал про нас. Он пришел поговорить. Он увидел, что мы – большая компания, которой знакомы, кроме профессиональных проблем, еще и проблемы большой компании. И он начинает доверять. Потому что все фирменные стили и прочая корпоративная байда где работают? В тех же офисах. Если студия состоит из трех человек, она ничего не знает о проблемах сотни офисных работников. А если студия сама такая же по размеру, значит, можно ей довериться в решении больших задач – как минимум, мы с ними сталкивались для самих себя. А когда нам доверяют, с нами становится приятно иметь дела.

Димамишенин: Самое неприятное, что я слышал применительно к себе, это когда один московский журналист сказал в интервью, которое я ему давал: то, что делает Doping-Pong, конечно же, нежнее, ярче, тоньше, но все-таки растет оттуда же, откуда Артемий Лебедев. Это полный бред. Я артиcт, а ты коммерсант. Ты богатый, а я нищий. Разве это не так?

Артемий Лебедев: Во-первых, конечно же, растет оттуда же. Во-вторых, насчет нежнее и тоньше – тебе явно сделали комплимент. Но разница между нами, тем не менее, есть – я одну твою работу купил, а ты ни одной моей пока нет. Теперь я нищий, твой ход.




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру