Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ - Диагноз: Дефицит красоты и идейная дистрофия (2008)

Если бы я был строгим доктором, то в медкарте Пациентки под именем Современная Российская Культура стоял бы именно такой диагноз.

Я, как креатор, выступаю против имитаторов.

Недавно я сделал культурологическое предположение о том, что «период застоя и поколения имитаторов в искусстве и жизни» создал неблагоприятный информационный фон и переизбыток ненужной и пустой информации, в которой тонет сейчас все лучшее и прекрасное. В данном материале, крошка, я хочу рассказать о том, как ХОРОШО быть собой, и как ПЛОХО быть, как кто-то…

Неоднократно в течение 10 лет я слышу одни и те же слова, когда люди разглядывают имиджи Doping-Pong: «Оу, а я это видела/видел! Но думал, что заграничное! Так это делается в России???»

Откуда у них это патологическое ощущение невозможности ничего по-настоящему крутого, оригинального и качественного на Родине Гагарина и АК-47 – мне непонятно. И откуда эта врожденная неуверенность в том, что страна, давшая миру видеомагнитофоны и железобетонную поэзию, кинематограф Эйзенштейна и фотографии Родченко, абстрактное искусство, Достоевского, Михаила Барышникова и Рудольфа Нуриева, Таню Дзяхилеву и Марию Тельна, Машу Шарапову и Александра Белова, плетется позади Англии, Франции и Штатов – для меня также невдомек. Когда мы придумывали Doping-Pong, я нисколько не сомневался в том, что нам есть что говорить и о чем петь, как настоящей рок-банде. Не в рамках своего микрорайона, а как минимум этой планеты. Хотя дико хочется и в космос… И ощущение этой миссии меня не покидает, а только нарастает.

Обидно, когда происходят неприятные открытия… Когда в подростковом возрасте в видеосалоне ты понимаешь, что расти на «Том и Джерри» было гораздо увлекательнее и лучше, чем на «Ну, погоди!». А история “Пинноккио” от Диснея гораздо психоделичнее, чем пасквиль Буратино бай Толстой. И совсем непонятно тебе, даже в маленьком возрасте, как можно писать свое имя на чужой сказке «Волшебник Измурудного Города», если ты ее только перевел… Это как если бы Володя Набокову взял да и убрал Льюиса Кэрролла и поставил свою фамилию на обложке «Анечка в Стране Чудес».

Это сродни российским поп-убожествам вроде усопшего Мурата Насырова с его «Мальчик хочет в Тамбов» и всем этим интернет-мудакам, которые пишут гордо «Ripped by…» и свое никому ненужное имя, забывая при этом указать Копирайт РЕАЛЬНОГО АВТОРА.

Выросло целое поколение фотографов от Алексея Киселева до Даши Ястребовой, которых я всех обожаю, но которые затрахали постоянным цитированием и калькой Терри Ричардсона. И ленятся сделать следующий шаг в будущее. Поэтому наблюдая выставки вроде «New Look. New Generation» не находишь в них ничего нового, а только повторение, повторение и повторение.

Терри есть. Он Бог. От него сияние исходит. Но… Еще есть Керн, Нац, Ранкин, Ворд, Мейзель, Ричард Лоуренс… и все они потрясающие… гениальные, волшебные… Ну почему, как раньше молодежь начала петь БИТЛЗ в России и не могла остановиться, так теперь все снимают вспышкой в лоб и с красными глазами???

Остановитесь. Попробуйте делать не как Ричардсон… А сделать еще лучше… еще интереснее… По-своему… Вы точно можете... Просто надо вспомнить себя... Вернуться к себе...

Потому что кроме перепевок БИТЛЗ ведь были в те самые 60-е еще и Zombies, OS Mutantes, The Ventures и сборники артефактов Nuggets! И безумно жалко, что тогда в России не пытались БЫТЬ, КАК И ОНИ тоже. Тогда у нас была бы совсем другая страна и культура. Менее монополизированная поп-стандартами.

В свое время эмигрант Кузьминский, составитель многотомной «Антологии новейшей русской поэзии», на Западе в отчаянии говорил, что американцам не нужно много разного из России: «Бродский в поэзии, Солженицын в прозе, и довольно, пожалуй. Больше им не переварить».

Сразу чувствуется профи подход. Подход интеллигента к народу. Презрительный. Свысока. Даже занимаясь просветительской деятельностью, он демонстрирует пренебрежение к американскому народу. А когда есть пренебрежение к народу чужой страны, рано или поздно придешь к пренебрежению к собственному.

И отсюда пойдут мысли, типа – реклама должна быть говенной, потому что НАРОД НЕ ПЕРЕВАРИТ хорошую. Искусство надо давать по дозам, а то у НАРОДА будет передозировка.

Возникают ложные понятия. Обманчивые конструкции и псевдо правильные построения. Заблуждения, что Иностранцам не нужна русская культура. Но, тем не менее, американцы снимают роскошных «Братьев Карамазовых» с Юлом Бриннером, а японцы экранизируют «Идиота», и никому и в голову не приходит по разные стороны планеты, что это может быть никому неинтересно, кроме как самим соотечественникам Достоевского.

Из-за всех этих фильтров искусствоведов, критиков, корпоративных червей наш народ и не получает той информации, той рекламы и того искусства, которое заслуживает.

Между народом и артистом – бездарная и паразитическая прослойка ТЕХ САМЫХ ИМИТАТОРОВ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, пытающихся не пропускать ее без интерпретаций, а препарировать через свои ложные понятия и выдавать однобокий суррогат…

Если народу преподносится сюрреализм, то только через призму Сальвадора ДАЛИ. Написали в журналах – все, как стадо, закивали головами. То, что Ив Танги и Рене Магритт – величины настолько же глобальные – СМИ опустили.

Сейчас мы видим время скоропортящихся продуктов. Есть глобальные корпорации, которые их поставляют: Издательские Дома и Медиа-империи. Всем похую на персону и персональный месседж. Фаст-фуд и фаст-культура процветают.

Думающая и умная публика, за которую все решили глобалисты, навязавшие свои правила игры и формы восприятия реальности, пребывает в идеологическом дефиците, так, что на этом фоне даже рекламный имидж или статья в периодическом издании, сделанная не по стандартам «глобального оболванивания масс» и «пустой безыдейности», приравнивается к произведению искусства

В имитации нет ничего плохого, когда имитируют содержание, а не форму. Но когда берется форма и не наполняется интересным содержанием – происходит некая деградация этой повторенной формы. В России гениев столько же, сколько и в Штатах. И при этом русская культурная традиция имитации Запада насчитывает несколько столетий.

Если пробежаться взглядом по учебнику истории, культурное заимствование становится очевидным и ребенку: начиная с крещения Руси, византийской направленности (архитектура, иконопись) и дальнейших перекосов в сторону "Москва - Третий Рим"… Икона Симона Ушакова «Богоматерь Кикская» ближе к католическим художникам Ренессанса, чем к тому же Андрею Рублеву или Феофану Греку.

Петр I, или, как я его называю, Петруччио, – попробовал одним из первых строить европейскую цивилизацию с помощью российских мужиков: флот, армия, архитектура, форма, мода, образование... Его борьбу с бородами, пропаганду курения табака и любовь к Голландии увековечил кинематограф. Замечательное стремление к просвещению Екатерины Великой и ее переписка с мудрейшими из моднейших западных мужей вроде Вольтера происходили на фоне торговли живым товаром, которая, к слову, не закончилась и к правлению ее сиятельного внука…

В России часто уживаются абсолютно несовместимые вещи. Мы живем в «стране, раздираемой противоречиями» уже много веков.

Далее давайте рассмотрим литературу... Александр Сергеевич Пушкин... Сказка о Мертвой Царевне и семи богатырях – ничто иное, как адаптация Белоснежки и семи гномов братьев Гримм... Аксаков и его «Аленький Цветочек» – из той же оперы. Весьма любопытно, что сказка о «Красавице и Чудовище» томила фантазию юных дев задолго до появления этой истории в русском переложении... первоначально она была рассказана в 1740 году мадам де Вильнёв, а позже, через 16 лет, вышла в переложении аристократки Жанна-Мари Ле Пренс де Бомон, которая издала четырехтомник, в русском переводе названный «Детское училище, или Нравоучительные разговоры между разумною учительницею и знатными разных лет ученицами». И именно эту версию сказки прочел Сережа Аксаков в начале 19 века и, что характерно, был немало удивлен, потому что неоднократно уже слышал эту историю от своей няньки Пелагеи.

Впрочем, тут нет никакого криминала. Как и Пушкин, записавший свои сказки со слов любимой няньки, так и Аксаков показывают, как надо распоряжаться полученным «контентом». Получая от своих в прямом смысле этого слова «сказочно» образованных нянек «содержание» они облекают его в свою собственную форму и преподносят миру не просто еще одну интерпретацию, а нечто абсолютно оригинальное. Нянечки пересказывают сказки, и эти сказки трансформируются в сознании детей в некие истории по мотивам. И благодаря этим литературным играм мы получаем нечто совершенно новое.

Аксаковские «Дедушкины рассказы», герой которых по имени Сережа Багров, мальчик, который рано начинает понимать, что взрослые не всегда ведут себя искренне, часто лгут, бывают добрыми и злыми, господами и слугами, - эти аксаковские рассказы передают эстафету от славянского классика современному нравоучительно-развлекательному кинематографу в виде «Брат» и «Брат-2», двух современных легенд жлобского, но, тем не менее, привлекательного для русского зрителя кинематографа, и мне не кажется случайным совпадение фамилий главных героев – мальчиков, идущих по жизни в поисках правды. В чем правда, брат?

Если по-быстрому пролистать советскую культуру, как библиотечные карточки, то все можно бездумно подвести под аналогии. Тарковского сравнить с Бергманом; припомнить злобно-желчную эпиграмму «с миру по нитке – музыка Шнитке»; жертвами масскульта назвать и кино-мюзикл («Романс о Влюбленных»), «Экипаж» (пробой фильма-катастрофы), «Москва слезам не верит» (набором голливудских мелодраматических клише), «Следствие Ведут Знатоки» (заимствование формата детективного телесериала для советского телезрителя). Театр: постановку первых советских мюзиклов типа «Юнона и Авось» признать попыткой внедрения чуждого формата на отечественной почве. Мультипликация также вся может классифицироваться: от продиснеевского стиля («Золотая антилопа») к формату мульт-сериала.

Но, копируя «концепт», «креатив» и «содержание», советские мастера выдавали все это в такой уникальной форме, что мы получали, например, «Свой среди чужих и чужой среди своих» Никиты Михалкова, который, будучи вдохновленным спагетти-вестернами, обошел по своей левацкой и политизированной крутизне самого Серджио Леоне. Впрочем, есть и ужасно уродливые и деградантские примеры. Совьет-фэшн – за пределами добра и зла. То, что делал Зайцефф всея Руси для милиции – параллельная жалкая пародия на униформу hot couture – Хьюго Босс для солдат SS… Ну а супер-новейшая история – это просто эпоха фейка, время тотального опошления всего, что заимствуется: фэшн, музыка, кино, литература и, наконец, политика (один думский клоун-либерал оттопыривает губу и думает, что он Дуче, другой кавказский гопник напяливает берет и серьезно полагает, что он Че-чен Гевара).

ПЕЧАЛЬНО мне смотреть на вас, несчастные лоботонавты и дебилоиды, особенно на тех из вас, кто не тщится поймать ВДОХНОВЕНИЯЕ или познать науку ТВОРЕНИЯ, а глупо копирует западные образчики искусства. Вас можно сравнить с обезьяной, которая копирует человека и надеется, что она может стать ему подобным. Те, кто читал, а не пролистывал Библию, никогда не поверят в наивные теории Дарвина.

СРАНЫЙ ЗАПАДНИК – скажете вы. Это преклонение перед Западом.

Мне бы, конечно, оскорбиться и заявить, что я патриот и славянофил, что русская самобытная культура намного ценней для меня. Но это не так. Я космополит. Верный адепт космической политики Царя Петра и Арапского поэта Пушкина. Я констатирую факт. А факт в том, что я понимаю отчего так сворачивало Петра Первого, когда смотрел он на заросшее мужичье, вернувшись из Амстердама. Понимаю, почему он решил выстроить Санкт-Петербург и сделать эстетскую столицу в противовес базарной и захламленной Москве. И это гениальное творение на болоте и людских костях любимо мною несравненно больше, чем любой другой европейский город с прекрасной архитектурой и созданный в более экологически приспособленном для этого месте и в более демократичной манере… Гениальное творение Петра потому и гениально, что произошло заимствование лучшего, которое было выполнено ИДЕАЛЬНО и наперекор всему, включая природу. Явившись воплощением русской воли и стремления к красоте. Поэтому сложно упрекать Петра I в антипатриотических настроениях. Наоборот. Это гражданская позиция. Петр сделал для России то, что до него не смогли все славянские князьки вместе взятые. Он сделал ее частью Европы. Пусть и связав одним единственным и неповторимым городом. Но связав навсегда.

Ладно, отбросим историю и архитектуру. Я весь вечер силился вспомнить хоть один шедевр, да ладно с ними, с шедеврами – хоть один качественно сымитированный продукт «творчества» нового тысячелетия. Музыка? Эммм… Рыбников! Нет, это советский композитор. Артемьев! – нет, туда же… Современное кино… литература… Знаете, мне стало страшно! Потому что я, учитывая свою безграмотность и необразованность, все же читаю достаточно и в кино разбираюсь. И могу сказать с уверенностью, что целое десятилетие проебано русской нацией в очереди за хлебом и материальными благами. ПУСТО!

Звягинцев?! Какие международные призы, я вас умоляю! У него картинка. ПУСТАЯ. Просто клишированный набор, взятый и у Тарковского, и у Бергмана, у которого брал и сам Тарковский, но только он привносил, усиливал своими детскими переживаниями и своим религиозно-мистическим настроением. Я не вижу Бога и Красоты в творениях современных режиссеров. Они либо тоскуют по СССР и его героям и антигероям, либо истерично и наскоро лепят кальку с голливудских блокбастеров.

Лукьяненко?! Я не могу сравнивать его с тем же Беляевым, пусть простят меня юные поклонники Ночных дозоров. По-моему, это профанация и деградация, сравнимая с Зайцевым в моде, Грымовым в рекламе и Сафроновым в живописи. С таким неудобно рядом стоять, и стыдно иметь к такому даже отношение. Отлично, что в российскую моду фриков пришли обыкновенные и простые фарцовщики типа Дениса Симачева. Этот парень хотя бы обладает вкусом и в курсе тенденций, которые сам во многом и задает. Что нравится иностранцам и что они покупают, а что не пойдет. Пусть на мажорском уровне, но это прогресс по сравнению с совсем выпавшими из процесса персонажами вроде Юдашкина.

Главный признак современно аукционного художника – величина картины. Чем больше - тем лучше. Если вы рисуете маленькие картины или, не дай Бог, миниатюры – у вас никаких шансов. Искусство меряется размером. Скульптуры принимаются на вес. Форма – всё, и ее копируют. На содержание всем плевать. Процветает пустота, анорексия без красоты, полное идейное истощение...

При таком упадке не грех вспомнить Олега Тепцова с его фильмом «Господин оформитель», Рашида Нугманова с «Иглой» и даже Сергея Соловьева с «Ассой» - это ведь ценнейшие, как теперь понимаешь, частицы новейшей истории искусств. Страна времен рок-революции. Когда все вдруг стали собой и заговорили на своем языке.

А еще раньше было время, когда одновременно творили мистический сюрреалист Александр Исачев и создатель русской готики Константин Васильев. И они, впитывая все лучшее из мира искусств, рожали в муках и психушках свой собственный стиль. И глядя на то время из нашего безвременья, отлично понимаешь, как надо ценить эти мгновения физической жизни гениев рядом. И если вы видите сейчас нечто подобное – цените мгновения вечности. Присутствия гениев в нашей жизни. И, может быть, тогда новый Исачев не умрет, как последний токсикоман, и не погибнет на рельсах поезда новый Васильев.

Кстати, расскажу тебе короткую байку, крошка. К Его Божественной Милости Шриле Прабхупаде подваливали ребята, обильно тусившие в поисках пассивного просветления вокруг него, и говорили: «А Кришна занимался любовью с кучей гопи… почему ты запрещаешь нам групповой секс? А почему мы не можем есть шоколад и курить, ведь Шива курил гашиш?» На это Гуру Бхактиведанта отвечал: «Иисус отдал свою жизнь на кресте. И, говорят, он еще ел рыбу. Так если вы подражаете своему Богу, то подражайте во всем. Съешьте рыбу и дайте себя распять. Но если слабо, то просто слушайте, что вам говорят святые учителя, и не обсуждайте их слова даже про себя. Слепая вера это единственное, чего вы достойны».

Я считаю, это отличный совет всем тем, кто не может не быть никак, кроме как БЫТЬ КАК Кто-то.

Да, Тарковский копирует гений Бергмана и при этом он сам – гений. А кто-то копирует пустоту, создавая свою пустоту… Все супа… все предельно ясно. Есть в мире Парис Хилтон… Есть у нас Ксени Собчак. Кто-то видит разницу. Для кого-то все едино. Но и это все ерунда! Мик Джаггер или Уолт Дисней тоже пытались когда-то и кому-то подражать. Но они всегда хотели быть собой и делать свое. Если ты гений или хотя бы талант, ты все равно перерастешь любые подражания и имитации и оставишь в этом мире свое… То, что будут качать… качать… качать… И никогда не удалят со своих жестоких дисков новые поколения…

Я смотрю, как редактор немецкого FHM Christian Kallenberg подражает на черно-белом фото, застегивая пуговицу на пиджаке и стоя в позе а-ля английский денди, Anthony Noguera. Меня это смущает. Как и рот и кривляния вокалиста “Аэросмит” под Мик Джаггера. Меня никогда не пленяла вторичность. Чего не скажешь о массах всеядных людей, которым такая вторичность даже удобнее, потому что это нечто разжеванное и лучше усваивается.

Давно стали вдруг не нужны в журнальном бизнесе отечественные журналы вроде «ОМ» и «Птюч», пересказывавшие собою иностранный глянец в 90-х. Страна переживает потребность не в интерпретациях, а в прозрачных оригиналах. Поэтому бум переживает лицензия. Поэтому на рынок выходит масса западных журнальных брендов. И пока в России не начнут рождаться равные им имена и равный по оригинальности контент – бум на лицензию не прекратится. Людям не нужно больше пересказов и подделок. Они доросли и созрели до первоисточников. И свое им нужно только лучше или хотя бы наравне. Но уже никак не в виде «почти типа как у них».

Аксаковский и Балабановский Багровы бесплотным эхом в горах спрашивают меня: «В чем правда, брат?» Я отвечаю, глядя на ускользающую красоту:

- Расслабься брат… и посмотри на Закат… Утро вечера мудренее… Утро укажет молодежи, что ее время пришло. И пора расстаться с воровством в культуре, и если подражать, то тому, как можно быть собой и творить свое. Надо пожелать удачи в бою деткам. Против них весь серый мир воров, у которых нет ничего своего, кроме украденного, которое они перепродают как свое. Но плюс есть даже в этом.

Оккупация уродов в культуре всегда рождает красивых партизан.

Вот, к примеру, безукоризненный гений и наш современник Сокуров. Для меня его авторитет с юных лет – полнейшая загадка. Либо ты косишь под Тарковского и снимаешь наполненные смыслом и красотой фильмы, либо ты занимаешь позицию художника неординарного, реакционного и провоцирующего молодежь на какое-то ответное действие.

БЛЯТЬ, искусство для этого и было придумано Господом нашим, животные! Чтобы вызывать ответный импульс у зрителя-читателя на уровне рефлекса. И вот на экраны выходят фильмы типа для «интелей» (кстати, где, спрашивается, хоть одна пристойная имитация Стругацких?!), закрытые показы для преподавателей истории и юных студентов, перед которыми со значением несет пустоту неординарный режиссер.

ЗАЧЕМ? Кто-нибудь после просмотра всех этих фильмов срефлексировал? Хоть один студент-историк-пидарас пошел и убил Сокурова, предварительно дав ему отсосать? Нет. Значит что? Значит, он нихуя не Пазолини. Да и не Тарковский, хоть отрастил усы под него и надел красную футболку с джинсами.

Запомни, малыш, одну истину. Если ты хочешь стать как кто-то, то ты должен смириться и с последствиями выбранного тобой оригинала. Если ты возглавляешь молодежно-террористическую радикальную политическую организацию, попутно производя на свет некое литературно-публицистическое подобие творчества, то уж будь любезен попытаться сделать переворот, а когда он не удастся – сделать себе харакири, как Мисима, а не продолжай давать интервью после того, как твою партию разогнали и участвовать в ток-шоу, ведя колонку в глянцевом журнале для престарелых денди.

Когда выходят фильмы вроде Донни Дарко или Историй Юга, Килл Билл и Гриндхаус – это для всех праздник по всему миру… Все прутся под музыку Бонапарта на афте пати премьеры Дэдпруф и запоем смотрят видео Джастина Тимберлейка к Историям Юга на ютубе… А какой праздник у вас, господа? Поход на очередное корпоративное мероприятие??? По впискам??? Фуршет на презентации рекламы нового альбома жалкого ушлепка с евровидения? Ну, что ж, вперед… идите… Но меня туда не тащите…

Я знаю, кто сейчас способен прославиться сам и прославить свою страну на весь мир, не заимствуя западных образцов. Спортсмены. Только они могут поставить мировой рекорд, заходя на прыжок, не как кто-то там, а сосредоточившись на своих ощущениях, на своем сердцебиении и прислушавшись к ветру. Когда они несутся к своему золоту и хотят одержать победу, у них нет мыслей подражать или имитировать. Они выкладываются на все 100, а иначе не выиграть. Смотри и учись у них. Потому что Олимпия породила не состязания, а все то прекрасное, что связано с красотой человеческого тела. Это естественно. Это вне истории. Это только ты сам.



Будь, как спортсмены, готовым на тотальный подвиг ради своей страны, подобно баскетболисту Александру Белову, выигравшему за три секунды до финального свистка олимпийский матч в Мюнхене 72-го.

Будьте чарующе прекрасны, как русские фотомодели, воплотившие сейчас на физическом уровне дивную красоту нашей Родины, красуясь на обложках Шанхайского Вога и в рекламе Гуччи от Девида Линча.

Будьте сильны, как воины, защищающие границы нашего государства от иноземных захватчиков. Памятники этим воинам стоят на территориях, завоеванных нашими дедами.

Это я обращаюсь к вам – мои юные художники, писатели, поэты, музыканты и креаторы. Если вы хотите, чтобы у искусства России было будущее, – будьте быстрее, сильнее, смелее! И расправьтесь со стариками и ровесниками, которые хотят это будущее у вас украсть и сгноить в своих кладовках-мастерских, поставляя на рынок никому ненужный второсортный арт.

Вам не нужно никому подражать. Вам просто необходимо ставить рекорды.



Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру