НАРРАТИВ Версия для печати
Дмитрий Веещак. Сказочка, книга 2. (3.)

предыдущее - здесь, начало - здесь

(эссе «Подлинные сказки»)
автор Ольховский Э.Б.

Общеизвестно, что наиболее распространенные в быту сказки предназначены лишь для потребления нашими маленькими читателями и не могут считаться полноценным фольклором. Что мы видим в них: превознесение дурака над богатырем, замену личного подвига надеждой на чудесную помощь, вообще слабость волевого героического элемента – таковы черты, которые болезненно поражают в русской сказке. «Но мы не имеем права превращать сказочного дурака в исключительно национального героя» (А. Синявский «Иван-Дурак»). Гораздо интереснее сказки для взрослых – заветные сказки эротического содержания. Хотя в показаниях лица, побывавшего в подземной Москве раньше меня, практически не содержится упоминания о них, они занимают здесь ключевое и даже, пожалуй, замочное место. Живет этот скромный заветный сказитель в отдалении от резиденции Князя, именуют его (возможно незаслуженно) Охальником. О, этот лукавый лысенький пожилой человек, схожий с глазастым мальчиком, стоит нагнувшись перед моим мысленным взором даже когда я пишу эти строки. Вновь и вновь он возлагает свои длани кисломолочного цвета на тела учеников, учениц и последователей, живущих возле него нерушимой шведскою семьей и являющих собой удивительные картинки к его рассказам. Именно этот человек находится в самом глубинном стыке понятий фольклора и философии, сам и являясь этой смычки олицетворением. Словно образцовый японец сидит он перед раскрывающимся бутоном цветка. Он пьет здесь брагу, а из близкого вечернего костра пахнет душистым дымом сухих трав. И вянет нераскрывшийся цветок от его дыхания! И хоть зрел я как на его подворье созади себе утвержают хвосты, яко видимыя беси, и срамная удеса в лицех носяще и вкупе мужи и жены, яко и кони вискають и ржуть, и скверну деють; надо признать (хотя современные исследовательницы и выделяют из существующих сказок специальные сказы для женщин) что подлинная русская сказка предназначена одинаково для мужчин и женщин, пожилых и юных – да не завянут их уши. Здесь много общего с частушкой, несущей в себе и развлекательную и развивающую и раскрепощающую функцию. Да и частушек здесь замечательное количество… И вечно в этих частушках на высокой горе стоит верблюд, глядя в незнакомые русские просторы… А ведь и он сам неведом большинству слушателей! О верблюд! Сколько интересных, даже не скотофилических, а природопознавательных переживаний он может доставить группе раскрепощенных русских мужиков!

Особенно хотелось бы остановиться на главной описательной теме заветной сказки - антиповедении ее героев. Антиповедение всегда играло большую роль в русском быту. Очень часто оно имело ритуальный, магический характер, выполняя при этом самые разнообразные функции (в частности, номинальную, вегетативную и т.п.). По своему происхождению это магическое антиповедение связано с языческими представлениями о потустороннем мире. Оно соотносилось с календарным циклом и, соответственно, в определенные временные периоды (например, на святки, на масленицу, в купальские дни) антиповедение признавалось уместным и даже оправданным (или практически неизбежным). Кто знает, может быть в частушках и заветных сказках проявляется архаическое представление о верхнем московском мире, как о мире с противоположной ориентацией или, иначе говоря, с обратными, противоположными — по сравнению с миром сказки — связями (этим я не хочу сказать, что в Млечном Удолье москвичей считают сплошными гомосексуалистами). Это представление широко распространено и в верхнем (привычном исследователям сказки) мире, и есть все основания полагать, что оно имеет универсальный характер: действительно, у самых разных народов бытует мнение, что на том свете все наоборот, т. е. то, что здесь является правым, там оказывается левым, верх соответствует низу и т. д. и т. п. Что мы видим в итоге: замкнутый круг – небо вокруг? Какая из противоположностей является антиповедением? Каждый может дать себе ответ сам исходя из сравнения заветных и детских сказок!

Искажение культурной традицией дошедших до нас европейских сказок привело к тому, что бывшие «заветные» европейские сказки «Принцесса на горошине», «Красная шапочка» и пр. (не говоря уже о Белоснежке и семи гномах) превратились в сказки детские – сексуально безвредные! Сейчас, малоизвестно тождество выражений «покушать горошку» и забеременеть. Выгляни в окошко, дам тебе горошку – говорят друг дружке сказочные персонажи! В то же время, как в гороховом стебле, так и в фаллосе, вырастающем к небу, можно узнать архаический образ мирового дерева. Вот вам и «принцесса на горошине»! Не стоило бы и упоминать сказку о курочке с золотым яичком, но в самом начале сказки есть фраза, пересказываемая потом всю сказку неким лейтмотивом: «Старик плачет, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась». Лишь общаясь с мудрым Охальником, я познал истинный смысл сказок знакомых с детства, где суицид девочки-внучки малозначим и органически неощутим в контексте дальнейшего повествования. Возьмем следующую незамысловатую сказку: «Сице рече младый отрок к прекрасной девице: Душечка еси ты, прекрасная девица, есть у тебя красное золото аравийское, да всадил бы я свое буланое копье. И рече ему красная девица: Свет государь мой, холостый молодец неженатой, и ты, государь, где меня узришь, и тут бы ты в меня вложил свою каленую стрелу и вложил бы ты в свой златой колчан». Здесь ведь явно демонстрируется переход от окказионального отстранения к традиционной загадке! И недаром этот зашифрованный мир пропускает в себя лишь тех, кто отличается определенными душевными качествами, то есть готов внутренне принять его. Прошу заметить, что из прочего состава комиссии никто не добрался сюда по реке молочной с кисельными берегами. Значит есть нечто в авторе этих строк, раз сумел он проплыть по потоку даже с камнем, попавшим в голову.

Если сравнить описание общения между девушкой и ее нарождающейся девственностью в краткой частушке, рассказанной Охальником на ночь, как автору, так и внимательным ученикам, варящим варенье из диких лесных птиц и белочек с орехами: «Стоит девка на горе, да дивуется дыре: свет моя дыра, дыра золотая! Куда тебя дети?..» с приключениями Буратино, мы будем вынуждены признать, что частушка (как это ни парадоксально) имеет превалирующий воспитательный смысл для подростков рано вступающих в среду межполовых отношений!

Также я весьма рекомендовал бы использовать в избирательной кампании сказку про поросят и чудесную дудочку (жил-был мальчик крестьянский, у него была чудесная дудочка да скотины всего одна свинья с тремя поросятами). Сказка достаточно известна: возжелавшая пляшущих поросят царевна показывает свое бело тело по колено, дальше-больше, а поросята все не танцуют даже когда царевна покупает свиноматку. Только я бы рекомендовал такой назидательный конец: «Поехала царевна покупать дудочку. Тут уж хитер мальчик такое у царевны спросил, что и не пером описать. А как вернулась царевна с дудочкой, вся в слезах и румянце, так мальчика вслед за поросятами к ней на двор привели. И так его батогами отделали, чтоб не повадно было, что визжит с той поры мальчик и днем и ночью без продыха!» Использование данной сказки в избирательных целях могло бы возбудить в избирателях подлинный интерес и к остальной предвыборной рекламе.

В заключение хочу передать уважаемому московскому правительству заклятие, которое, несомненно, поможет достижению единственно правильного результата выборов. Произносить его полагается три раза на заре, обратив взор к выходу солнца: «А пошли они все на х, а гори оно все синим пламенем!».

Порой кажется что и нет иных сказок, кроме заветных. Все сон и морок.
Реализация потенциала, заложенного в данной работе, позволит развить
эвристические потенции, заложенные в народном творчестве, и сделать шаг к
целостному описанию современной российской эротически маркированной
повседневности, понимаемой как совокупность взаимодействующих
половозрастных субкультур, а также избранию наиболее и единственно достойного Мэра Москвы.

*  *  *

К концепции предвыборной кампании мэра Московского региона
(автор Ольховский Э.Б.)

В Записке кратко изложены предложения по организации предвыборной кампании на региональных выборах в декабре 2006 года

I

Слоган пафосный: Сказка. Правда. В них намек – избирателям урок.

Вариант: Сказка станет былью

Вариант: добрый Мэр не парфюмер!

Вариант отрицательный: не голосуйте вы за Черепахина, в рот вам будильник.

Формула успеха для переизбрания мэра, на мой взгляд, должна опираться на широкие измышления в области моих контактов с жителями подземного «сказочного» мира и быть полностью оторванной от серых городских будней. Сочетание мощной позитивной энергетики, жизнелюбия, драйва любимых избирателями положительных героев сказки (Илья Муромец, Василиса Премудрая, утка–серый хвостик и пр.) с сильной неприязнью к нашему Мэру отрицательных и нелюбимых героев (Кощей бессмертный, Баба-Яга, серый волк и др.) может создать в избирателе внутреннее чувство причастности градоначальника к традиционным московским ценностям и символам гордости, к корневым местным особенностям: прагматизму, амбициозности, оборотистости, ярмарочной открытости, умеренному пьянству.

Чтобы решить эту задачу, опираясь на мои репортажи (надеюсь, их кто-нибудь пишет) следует опереться на первородную фрейдистскую сущность наших избирателей. При этом опираться надо не на давно озвученные теории либидо и впечатлений допубертатного периода, а на их эмоционально-художественное восприятие, на генетическую память, возбуждая и напитывая её дыханием сказочной жизни, юмором и поэзией, сегодняшним нахальным полузнанием прошлого. (Так, кстати, можно решить и задачу эксплуатации позитивного потенциала идеи «столичности» одновременно с эффектным вышучиванием её нынешней официозной реализации). Главный посыл: только с этим мэром город попадет в добрую сказку, без мэра – в сказку с плохим концом.

Именно у нас самый правильный Мэр, потому что его команда, МЫ – это не только уважаемые члены регионального правительства, бизнесмены и граждане бывшего СНГ, получившие московское гражданство; МЫ – это легендарный князь Дир и пахарь Вольга Селянинович, это Емеля, говорящий бобр и кривая уточка; это богатыри Муромец и Попович – герои и хулиганы; это искусные мастеровые, с развеселой присказкой ладящие всё: от телеги до лошади; и т.д. и т.п. Всё это – наше, всё это – за нас! Потому что именно против нас злые силы, за которыми стоит кандидат Черепахин, мечтающий свалить дома высокие и зарыть поезда подземные, а красных жен московских продать в туретчину на поругание вместо отдыха.

Мы и сейчас знаем как и умеем это делать. И сделаем !!!

II

Предложенный подход открывает отличные возможности для построения кампании яркой, энергичной и карнавальной, но не лишенной содержательной мысли и внутренней логики. Присоединив к своей команде массу славных имен и сюжетов, мы получаем легальный неограниченный «доступ» к принципиально новым источникам контента и креатива. В визуальной и медийной продукции могут в самом разнообразном виде фигурировать исторические персонажи и вымышленные типажи, в чьи уста можно вкладывать как реальные реплики, так и придуманные тут же. Можно вовсю использовать анимацию, комиксовый формат, мистификации и даже легкие фальсификаты. А можно и попробовать поработать с родословной Черепахина и его фигурантов: типа серый волк сказал, что Черепахины ведут свой род от черепахи, на которой стояла земля. Но черепаха бросила свой пост и земля уж не стоит, а кружится вокруг солнца. И т.п.

С точки зрения реализуемости предлагаемый подход представляется вполне технологичным. Московская сказочная история подробно, в том числе, в художественных формах, изложена в массе доступных источников; наша местная мифология богата и более-менее знакома массам. Что особенно ценно, есть большой массив визуального материала (известные картины, кинофильмы, спектакли юного зрителя), который можно использовать в разработке дизайна кампании.

продолжение




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру