Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ: Такая работа - господин-оформитель. Андрей Деллос (2009)

Андрей Деллос. Художник-рестораторАндрей Деллос – известный московский ресторатор. Причем раньше он был реставратором – окончив к 1987 году уже несколько учебных заведений (Художественное училище 1905 года, строительный факультет МАДИ, Институт иностранных языков и курсы переводчиков при ООН), зарабатывал реставрацией икон. Потом - работал в "Совэкспорткниге" и в издательстве "Русский язык", где занимался выпуском словарей. Потом писал картины, а вскоре, наладив связи с французскими галереями, уехал во Францию, где сделал хорошую художническую карьеру. В начале 90-х Деллос вернулся в Россию и стал открывать здесь первые гламурные и артистические заведения – клубы и рестораны. Первым стал совместный с Антоном Табаковым проект – дискотека "Пилот". А самое известное из открытых им мест – ресторан «Кафе Пушкинъ». Каждое творение Андрея Деллоса – настоящее художественное произведение, которое обрастает мифами и легендами, словно старинный замок или дворец монарха. Дима Мишенин встретился с художником-ресторатором и поговорил с ним о его ресторанах, о японских девочках и Вечной Женственности.

Дима Мишенин: Для меня вы персонаж из фильма Олега Тепцова «Господин-оформитель». Вы сами считаете себя скорее художником или все же ресторатором?

Андрей Деллос: В моем понимании, художник – это художник-станковист, каковым я был много лет и чем зарабатывал себе на жизнь. Но слово «ресторатор» я не отрываю от слова «художник». Для меня они в гамме. Моя работа – создание среды, которая наполнена элементами прикладного искусства и кухней. Все это живет единой жизнью. Между декором и кухней я не могу провести грань.

Д.М.: Над каким творением вы больше всего работали?

А.Д.: «Турандот» был самым трудоемким. Я делал его 6 с половиной лет, а кафе «Пушкинъ» я сделал за 6 месяцев. Я очень доволен «Турандотом», потому что добился того, что хотел.

Ресторан "Турандот"

Д.М.: Заходя в «Турандот» посетитель попадает в ваш внутренний мир – голову Андрея Деллоса?

А.Д.: Не буду лукавить, это мой мир. Мир, по которому я тоскую, и жалею, что он ушел. Ведь наш мир менее интересен, чем тот, несмотря на насыщенность электроникой, новомодными гаджетами и летающими аппаратами. Создавая «Турандот», мы фантазировали на тему первой половины XVIII века. То была эпоха Людовика XIV, когда человек стал посвящать себя не Богу, а самому себе. Мне это нравится! Я не говорю, что надо жить именно так и грести под себя. Ведь люди, которые тогда жили, не были примитивными гедонистами – это были непростые ребята, играли в сложные игры, были опасны своими интригами, умело кололи друг друга шпажками. Но «Турандот» - это не калька с тех образцов, это все-таки современный дизайн, просто адаптированный под любимое мною время.

Д.М.: Меня поразило в «Турандоте» то, что это ресторан кабинетного типа, вроде тех, что любили Александр Блок или Григорий Распутин. Чем вы вдохновлялись, если не «Ротондой», показанной в фильме «Агония» Элема Климова?

А.Д.: Нужда в кабинетах и уединении огромна. Мы настолько погрязли в «коммьюнити», что рестораны-полигоны стали появляться, как грибы после дождя. А ведь стремление спрятаться и видеть все и всех – присуще любому человеку.

Д.М.: Арсению Морозову, когда он строил свой волшебный Дом в мавританском стиле, задавали вопрос: «Почему ты не занимаешься меценатством?» А он отвечал: «Зачем? Мой дом это и есть мой вклад в культуру России». Вы также подходите к своей деятельности?

А.Д.: Здесь уточним, что его поносили все современники. Известна фраза его матери: «Раньше только я знала, что ты дурак, а теперь все знают».

Д.М.: А сейчас его Особняк воспринимается как чудо и шедевр.

А.Д.: Все, что необычно, шокирует: Гауди, Палладио и даже наш Морозов. И моя задача была удивить. Теперь каждый день европейцы спрашивают «Почему вы не открыли такой ресторан в Париже или Лондоне?» И действительно, там бы он нашел больше поклонников, потому что люди психологически готовы к таким вещам. Но больше всего меня раздражает вопрос: «Как я буду есть во дворце?», особенно когда это произносит человек, который скупает виллы на Лазурном берегу по 50 млн. евро. Каждый раз хочется ответить: «Милый, не будь закомплексованным! Иди и спокойно ешь!»

Д.М.: При этом люди среднего достатка замечательно себя там чувствуют, и выглядят вполне естественно. Видели ведь наверняка у себя в гостях, аристократов духа, а не кошелька?

А.Д.: Это загадка «Турандота». Люди со средним достатком могут позволить себе раз в месяц прийти туда. И приходят.

Д.М.: Почему у вас самые невинные официантки? Создается ощущение, что они девственницы из XIX века. Это продуманный кастинг?

А.Д.: Да, я получил поразительный комплимент от итальянского режиссера Франко Дзефирелли. Он в автобиографии описывает свое посещение «Пушкина». И говорит, что его удивило, как удалось сохранить место, где декор, посуда, атмосфера – все из XIX века. Отличная реставрация! А ему отвечают, что это не реставрация, это совсем новое место, открывшееся несколько месяцев назад. Его также поразил персонал. «Официанты выглядели как персонажи Тулуз-Лотрека». Конец цитаты. Это было очень приятно, ведь это плоды чудовищной работы.

Ресторан "Кафе Пушкин"

Д.М.: Вам не кажется, что в культуре ХХI века произошло серьезное изменение: реклама, компьютерные игры, дизайн, рестораны в будущем станут такими же видами искусства, каким стало кино в ХХ веке?

А.Д.: Для искусствоведов полно всяких табу. Но их нет для тех, кто творит новое. С моей точки зрения, все, что имеет отношение к среде обитания человека, имеет отношение и к искусству. Многие до сих пор не понимают, что и японское аниме – область существования. И теперь эта эстетика с философской подоплекой переползает в Европу и Америку. Только посетив Японию, я понял, что это явление превращается в среду обитания – феерические создания со слезинкой в глазах становятся эталоном. Помню, как мы с приятелем приехали в Осаку. Там галереи невероятной красоты. И только мы вошли в эти галереи, как сразу разинули рты от сильного сексуального и эстетического удара – на нас шла компания из 4-х девочек-мультиков. Все фарфоровые, длинноногие в коротких юбочках и гетрах, у всех откляченные попки, кукольной красоты лица и огромные глаза как в манга. Потом мы видели таких и на прогулке. И каждый раз это был приятный шок. Я стал спрашивать у японцев, кто эти девочки? И выяснил, что сейчас в Японии существует категория девочек, которые делают себе пластику в 16 лет. Называется body modification. Эффект абсолютно чумовой! Получаются инопланетянки несусветной красоты, выглядят оригинально и очень сексуально!

Д.М.: Если будешь очень серьезен к красивой девушке, она тебя испугается. Чтобы красота тебя любила, как с ней себя вести?

А.Д.: Фортуну надо держать за хвост, но не ставить на пьедестал. Я знаю много талантливых людей, поверивших, что они на пьедестале и на этом кончившихся. Нужно ко всему относиться с юмором, иначе твой «талант» померкнет в собственной гордыне.

Д.М.: Каждый ваш проект имеет концепт: «ЦДЛ» - легенда о масонской ложе, «Шинок» - деревенская история. «Пушкинъ» XIX век, и эта концепция ясна широкому кругу людей?

А.Д.: Причина в том, что я не берусь за проект, пока не расскажу себе легенду. Она есть даже в таком современном месте, как «Манон». Задача – заставить посетителя поверить в эту идею.

Д.М.: Мы сейчас находимся в «Манон», расскажите об этой концепции?

А.Д.: Здесь мы хотели мирно соединить промышленный лофт с гламурно-царственным стилем.

Д.М.: Как только я вошел сюда, у меня появилось стойкое ощущение присутствия невидимой девушки. Почему?

А.Д.: Снимаю шляпу перед вашим чутьем. В 2008 году я открыл два ресторана: женственный «Манон» и суперженственный «Каста Дива» - каста дев. Обожаю женщин, и хочу объясниться им таким образом в любви.

Д.М.: Что может быть лучше ресторанов и искусства?

А.Д.: Замечательный вопрос. Моя любовь к ресторанам имеет отправную точку – мнение женщин. Это очень сильный движущий фактор, который я не скрываю. Я очень радуюсь, когда я или то, что я делаю нравится женщине. Когда тетенька агонизирует в «Маноне», даже если она не похожа на Синди Кроуфорд, я отправляюсь на седьмое небо. Моя любовь к искусству идет от любви к женщинам. Искусство – это часть женского начала.

Д.М.: Совершенно верно. Сказать после этого больше нечего.




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру