НАРРАТИВ Версия для печати
Федор Погодин. Дочь говнососа. Либретто оперы (балета) из крымско-татарской жизни

Еще один текст крымского отшельника Федора Погодина (см. о нем здесь). На сей раз это реальная история из крымско-татарской жизни, превращенная вдохновением автора в либретто. Что это в конце концов будет – опера или балет – предсказать сейчас невозможно. Но вещица, конечно, достойна Большого театра или Мариинки.

Балет из жизни крымских татар


ПРОЛОГ

Бедный крестьянин Саид приходит к муэдзину и жалуется ему на тяжелую жизнь. Он вдовец и единственное его сокровище – юная дочь Зарема. Муэдзин говорит, что научит, что надо сделать, если потом Саид отдаст то, что он попросит. Саид соглашается.

Муэдзин шепчет ему что-то на ухо.

Саид продает все свое имущество – корову, барана, старый мотоцикл и на полученные деньги приобретает говоносоную машину.

Муэдзин на заседании сельсовета лоббирует указ о том, что отныне при каждом доме должна быть вырыта выгребная яма.

Саид становится сельским монополистом по откачке говна. У него теперь стадо баранов, десять коров и машина «Жигули». Он богат и славен.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Та самая говнососная машина. Фото автора

Появляется муэдзин и требует у Саида руку его дочери – прекрасной Заремы. Саид отвечает, что он бы рад, но его дочь – девушка современная, ходит на дискотеку и вообще не очень-то его слушается. Вряд ли она согласится. Муэдзин грозится напустить на Саида и его род Иблиса, если тот нарушит данное обещание.

Пока Саид торгуется с муэдзином, в его дом приходит сын московских дачников Павел – он хочет, чтобы Саид откачал выгребную яму на его даче. Его встречает дочь Саида юная Зарема. Они влюбляются друг в друга с первого взгляда.

Павел и Зарема гуляют по цветущему гранатовому саду. Павел клянется ей в вечной любви и умоляет выйти за него замуж. Зарема отвечает, что отец никогда этого не допустит, потому что Павел – не татарин. Павел готов на все, даже принять ислам, правда, его пугает обряд обрезания. Павел говорит, что похитит ее, увезет в Америку, где подарит ей желтый автомобиль и чулки в сеточку. Зарема сначала колеблется, но потом соглашается.

Саид объявляет дочери, что она должна выйти замуж за муэдзина, потому что такова воля Аллаха. Зарема падает в обморок и в бреду произносит имя Павла. Отец в бешенстве. Он рвет на себе волосы, грозится проклясть дочь, если она посмеет ослушаться и в результате запирает ее в овчарне. От муэдзина приходят к Саиду сваты, и они договариваются о свадьбе.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Овчарня. Раннее утро. Зарема переодевается в овцу, и чабан Давлетка выгоняет ее вместе со всем стадом пастись.

Мечеть, где служил тот сасмый муэдзин. Фото автора

В доме Саида идет приготовление к свадьбе. Через улицу перед домом натягивают шатер. Татарки варят и жарят свадебные блюда. Родственницы Саида готовят платье для невесты. Саид отправляется в овчарню за дочерью, но никого там не обнаруживает. Прибегает в панике Давлетка и говорит, что случилось чудо – одна из овец превратилась в Зарему и убежала в сторону дачного поселка.

Саид прокрадывается к даче Павла, заглядывает в окно и видит, что Зарема и Павел придаются любовным утехам. Саид подгоняет машину к дому и вставляет шланг в окно. Со словами, «Ты покрыла наш род несмываемым позором! Теперь умри!» он включает насос.

Ночь. Тень Павла пробирается в мечеть и подменяет кассету на магнитофоне.

Муэдзин входит в мечеть, чтобы созвать татар на утренний намаз. Он включает магнитофон, и с минарета раздается песня «Муси-Пуси». Татары и татарки пляшут перед мечетью. Муэдзин тщетно пытается призвать их к порядку, потом разбивает молотком магнитофон, но музыка не замолкает. Тогда он лезет на минарет, чтобы разбить динамик, но падает и убивается насмерть.

ЭПИЛОГ

Могила Заремы и Павла под гранатовым деревом. На плите распростертое тело Саида, покрытое лохмотьями. Взгляд его безумен. Саид проклинает тот день, когда послушался муэдзина и приобрел говносоную машину. Появляются молодые татары и татарки в национальных одеждах. Они поют и танцуют национальный танец.

Татарская могила. Фото автора





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру