Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ. Тад: Рожденный драться (2009 г.) - 1.

Этот материал – особенный. Это не просто биография великого человека. Это биография борьбы живого человека, состоящего в вечном конфликте с властью страны, лицо и силу которой он олицетворяет. С одной стороны это довольно тяжелая роль, с другой благодаря этой роли даже в свои 71 этот человек имеет возможность мечтать и желать будущего также сильно, как и полвека назад.

ТАДЕУШУ РАФАИЛОВИЧУ КАСЬЯНОВУ, основателю Советского каратэ, постановщику трюков на кинокартине "Пираты 20 века" и исполнителю роли легендарного боцмана, покой только снится. И это, как выясняется, и есть залог той самой вечной молодости. Я рад, что могу рассказать о его жизни не через призму традиционных воспоминаний о семье, детях и карьере. А в виде горячих монологов не боящегося ничего человека, который и не думает останавливаться ни на мгновение в своем пути воина. Ведь столько еще надо успеть.

Тадеуш Касьянов

В данный момент идет работа над «Московской книгой живых и мертвых» - состоящей из рассказов Тада о друзьях, недругах, времени, интересных событиях и памятных местах.

Нижеследующие диалоги – это фрагменты из наших бесед, не вошедшие в будущую книгу, но дающие о ней первое представление.

60-е. ОДИН НА ОДИН

Д.Мишенин: С чего мы можем начать вашу историю?

Тад: Если мы говорим о рождении нашей школы, которая подарила нашей стране каратэ, это 10 сентября 1969 года. С этого момента родилась школа. От жизни которой я не отделяю свою собственную жизнь. Мы не афишировали свои занятия, зная всемогущую силу руки нашей власти, которая всегда боялась больше всего за идеологический план и душила любые отклонения от нормы во всех сферах, включая спорт, тут же. Целые социальные группы объявлялись врагами народа и уничтожались без страха и упрека. Так погибло пять наших сословий. Самых лучших русских людей. Офицерство. Аристократия. Крестьянство. Священнослужители. Казачество. Мы не старались попадаться на глаза власти, спокойно делая свое дело. Зная интуитивно и веря, что этот вид спорта обществу пригодится. Впрочем, тогда он официально спортом не был, его называли БОРЬБА КАРАТЭ. Хотя пингпонг тоже можно обозвать борьбой. Ведь люди борются за победу по обе стороны стола. Правильно? Но при чем каратэ и борьба мы не понимали. 15 % приемов были только бросковые, а все остальное – ударная техника.

Д.Мишенин: И когда все-таки власть обратила на вас свою критическую зоркость?

70-е. НАЧАЛО ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Тад: Первые посещения коммунистическими идеологами начались с нашей попытки легализации каратэ и попытки поставить его на службу народу. К 72-73 году нас было уже 50 человек учеников. У нас занимались десантники, учителя, студенты, рабочие, ученые. Это было единственное общество, в котором совершенно спокойно плотник и каменщик могли на равных разговаривать с профессором или доктором философских наук. Они были объединены общими интересами. И смотришь – у плотника уже красный пояс. А у доктора – только белый. И тот понимает, находясь выше по социальной лестнице, что еще не достиг такого уровня, и делает тому поклоны, с чувством собственного достоинства. И профессия ученого подстегивает того. Узнавать больше нового и понимать то, что ему нужно учиться у того, кто умеет больше, умнее его, сильнее его, неважно, какое у кого образование. Дальше больше.

Д.Мишенин: И как же они пришли впервые?

Тад: Они пришли разведать. Сначала власть не понимала, что мы делаем. И не выражала никаких чувств по поводу того, что мы делаем. Но как только мы заявили первый раз о себе, к нам тут же прислали идеологическую проверку. Они услышали, что есть организованные группы по абонементам. Что такое каратэ – никто не знал. Западное? Да. Восточное? Да. А идеология какая? Как им скажешь? Конечно, там нет коммунистической идеологии. Там синтоизм и буддизм. Начинаешь им объяснять. Люди напрягаются. Брови за уши закидывают. Начинают дышать, пузыри носом пуская. Да? И вы можете голыми руками противостоять армии и милиции? А наша милиция никогда ничего не умела.

Д.Мишенин: А это были сотрудники КГБ?

Тад: Это были сотрудники идеологического отдела партии из Районного партийного отделения. Райкома. Этот райком стал подсылать из ОБХС.

Д.Мишенин: С целью ловить вас на экономических преступлениях?

Тад: Они же все сначала делают благожелательно и с улыбкой на лице. А оказалось у нас все по-честному. Мы даже заранее платили взносы с абонементных групп. В районную налоговую инспекцию. Все официально. Нам приносили журналы, мы их прошивали, пронумеровывали страницы, поставляли клеймо. Ничего не вырвешь, ничего не подделаешь. У меня до сих пор они хранятся. Как исторические реликвии. И некоторые фамилии, которые потом стали мастерами и стали отрицать свою связь с школой, там есть. Они школе деньги платили, и у меня учились.

Д.Мишенин: Но вы были абсолютно честны перед властью?

Тад: Да. Начали потихонечку душить. Снова затевали разговоры об идеологии, когда по деньгам поняли, что придраться не могут. С этим мы справились. Стали приглашать лидеры комсомольской организации. Потом вызвали в Коммунистическую Академию. Где готовились и учились все эти лидеры. На Миусскую площадь. Чтобы мы там выступили. Им понравилось. Но выразить свой восторг они не могли. Скромно сказали, что дело нужное для армии и милиции. Мы и заявили там впервые, что наша цель родоначальников каратэ привить этот вид спорта в нашей стране для безопасности нации. Они сказали, что нужно написать Инструкцию и Наставление. Я тогда и впервые сказал, что нужны деньги для поддержки. Ничего с того времени не изменилось. Как только начинаешь говорить о деньгах, люди закусывают губу. У нас же считается, что для Родины все нужно делать бесплатно. Несмотря на то, что все эти секретари Горкомов и Райкомов партии получали весьма солидные зарплаты по тем временам, не в пример нам. И они нас подвигали, чтобы мы работали для страны бесплатно, а их роль в этом, чтобы с молчаливого согласия типа разрешить. Ну ладно. Хоть не мешайте. Есть снимки наших выступлений тех лет для Комсомольского лагеря Олимпиец в Шереметьево за Аэродромом и в Высшей комсомольской школе. Пропагандировали в парт. аппарате каратэ вовсю. Комсомольские деятели оценили, что наш спорт романтичный и за нами будущее. 70-е это время пропаганды вида …Поиск компромисса с властью. Нас заметили. Скрываться было нереально.

В 78-м году в партийных школах сначала хотели подраться человек 60... Но после показательных выступлений дух их упал. Осталось человек пять-шесть всего, и в минуту их убрали. И после этого драться с нами никто не хотел. Раз от разу мы становились опытнее и сильнее. В 76-м году мы повесили Эмблему СЭН”Э. И, чтобы не придирались, слева висел лозунг «Не разумно или даже преступно поведение той армии, которая не изучает те виды и способы борьбы, которые есть или могут быть у неприятеля. В.И.Ленин». Справа - «Все, что завоевано революцией, должно быть надежно защищено. Л.И.Брежнев». А в середине – СЭН”Э. К нам приходят идеологи. «Да, все отлично знаете. Но вот это бы оставить, а вот это бы снять». «Имя и фамилия школы, которая придерживается данных принципов, не может быть снята, ну никак». «Да мы понимаем. Но ваша идеология. Какая идеология?» «У нас занимаются комсомольцы и коммунисты и мы знаем, что марксистско-ленинская идеология – самая мощная в мире и прочее, прочее, прочее». Почмокают губами, но уходили все равно с недоверием. Плодом наших усилий стала легализация.

Легализация произошла в 1978 году, когда была создана комиссия по каратэ. Первого председателя сделали моего Учителя Штурмина. А вот в 1979-ом создали Федерацию Каратэ СССР – и там главой сделали полковника КГБ Куприянова Виктора Алексеевича. Власти поняли, ставим своего. Такой большой размах и настолько силен был вид. Наверху опасно ставить не своего. Школа к Олимпиаде 1980 года уже насчитывала 1500 человек. На Цветном бульваре в Доме Труда – 900 человек и на Маяковке в первом старом здании– 600 оставалось. У нас было пять сборных команд. Первым двум не с кем было драться в стране. Они выходили и с первого удара клали любого. Приезжали из Сибири и Украины.

Странствующие самураи, кто самостоятельно изучал каратэ. Приезжали вызвать на бой. Увозили на скорой помощи. Меня вызывали часто на бой. Я передрался со всем Союзом. Начиная с 60 кг до 130 кг выходили, и все падали. Но я же не мог всех бить сам. У меня была моя команда. 50 голодных волков, которые сидели и говорили: «Учитель, только позволь!» Все хотели подраться и дрались. Мы не проиграли до легализации каратэ ни одной схватки. Из 24 медалей на первом чемпионате Москвы по каратэ мы забрали 22. Вот результат. Вся Москва выставила 87 человек. А мы выставили 300 бойцов. Мне зам начальника Лужников спросил «Ты собираешься неделю драться? Убери хоть половину». Я убрал 200. И эти 100 съели тех 87, как волки овец.

Тадеуш Касьянов в действии

Д.Мишенин: Так когда вас решили прибрать к рукам власти?

Тад: Только к концу 70-х власть все-таки поняла, что это такое и что это надо организовать. Здесь очень сильно помогла газета «Советский спорт» и ее начальник отдела писем Дмитрий Иванович Иванов. Экс-чемпион мира по штанге. Он как-то ко мне сильно проникся, русский замечательный человек. И он сделал несколько статей скандальных. С 75 года он начал писать о нас. В основном выступала наша инициативная группа, я и Штурмин. Это потом знаменитые фамилии стали знаменитыми. К примеру, скульптор Рукавишников. А до Рукавшиникова шел Тамилов, просто студент, Сергей Соколов – врач-стоматолог, Костенко Саша, будущий журналист, Денисов, прекрасный хирург, который играет бандита в «Зоне особого внимания», который нападает на меня с ножом. И только после этого можно поставить фамилии Шеповалова, двукратного чемпиона мира по акробатике, и Антонова. И других. Нас было человек 10-12 непобедимых. Когда надо, подтягивали на стадион и 30 и 40. Прекрасные драчуны.

Молодежь шла к нам толпами в 70-х гг. И дошли до того, что к 1980 году у нас устраивалась Олимпиада, приехали много делегаций, хотя были и такие, которые не приехали из-за Афганистана. Мы так всех в Центральной школе каратэ отмудохали. Где я был тренером. Приезжали каратисты, подготовленные из Боливии и Никарагуа. Многие побывали в партизанах, но это были не противники для нас.

Д.Мишенин: Это все, конечно, была неофициальная Олимпиада?

Тад: Командир один, комсомольский вожак и летчик-космонавт, сказал, что наши гости хотят познакомиться с русскими каратистами. Но это мы забегаем вперед…

Продолжение




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру