Илья Миллер Версия для печати
Садомазохизм в «Охоте на сутенера»

ВЕЛИКИЕ И УЖАСНЫЕ ЭРОТИЧЕСКИЕ СЦЕНЫ ПОСТ-СОВЕТСКОГО КИНО

Глава 2

Обилие сцен в душе, про которое говорилось в прошлом выпуске, имеет и другое объяснение, нежели пристрастие режиссеров к американским фильмам. Наиболее чистоплотными людьми, как известно, обычно являются те, кто внутри полон грязи. Как в трамвае «Трамвай по имени желание» Бланш принимала ванны каждые полчаса – от того, что не могла отмыться от непристойного прошлого. В постсоветском кино за считанные годы наружу выплыло такое количество ничем не сдерживаемой грязи, что отмыться не удалось и до сих пор, да никто уже и не пытается. А зря – лишь в переосмыслении пост-советского кино лежит спасение кино русского. Еcли строить его по предложенному «Турецким гамбитом» и «Ночным дозором» пути, то бишь с чистого листа, то получится ересь.

Фильмы вроде «Болотной-стрит или средства против секса», «Охоты на сутенера», все творчество Анатолия Эйрамджана и мириады прочих, если смотреть их сейчас, несут в себе настоящую репрезентацию того времени и механизмов, по которым общество жило. Про тот же «Ночной дозор», «Личный номер» или «Бой с тенью» такого не скажешь, хотя задача перед ними стояла именно такая. Но через 10 лет эти фильмы смогут лишь вызвать недоуменное пожимание плечами. Фильм же «Охота на сутенера» и иже с ним способен открыть глаза на многие, если не на все язвы того периода. По сути дела, это те же «Жмурки» Балабанова, единственный, кстати, опыт возвращения к кино до-тарантиновского периода. В «Охоте на сутенера» на самом деле «никого не жалко, никого». Не виноват герой Андрея Соколова, которого связанного козлом рэкетеры таскают по хатам и аккуратно бьют с ноги в промежность каждые пять минут – разве что утюг к пузу не прикладывают. Не виноваты рэкетиры, которых послал на дело ревнивый директор рынка, которому его любовница наставила рога с бородатым итальянцем. Не виновата любовница, что ей приходится ложиться под толстых и потных интуристов. Но разве бывают ситуации, когда никто не виноват? В этом заключается главная трагедия фильма. В умении вскрывать и указывать на язвы в обществе постоветскому кинематографу отказать нельзя. В умении лечить их – можно. Но это и не было и не могло быть его задачей.

Сутенер, на которого охотятся, что явно видно из названия, в пост-советском кино должен был появиться именно в то время, после «Интердевочки». Кино уже подробно рассказало о том, кто такие проститутки – кстати, это был, в отличие от сутенеров, излюбленный образ в целомудренном советском кино, правда, носивший по понятным причинам эпизодический характер. Светалне Светличной до сих пор дарят цветы и тортики за ее эпизод в «Бриллиантовой руке», Рената Литвинова возвела в ранг кино-дивы – но ее Анна Сергеевна, по сути, не что иное, как проститутка. Проституток кино тогда могло себе позволить лишь эпизодически – из многих соображений, но именно так, мимоходом, и когда не имеешь возможности их себе позволить, они выглядят еще желаннее и привлекательнее. Словом, почва для появления проституток и сутенеров была благодатная.

Выбор Андрея Соколова на роль сутенера – пример мастерского кастинга. Выбрать на такую роль того, за кем тянется шлейф секс-символа из-за участия в «Маленькой Вере» в роли светлого луча в темном царстве. В темном царстве конца 80-х лучи света, как правило, не выживали. Предложение сыграть такую роль в таком фильме – своего рода тест, лакмусовая бумажка. Соколов по одному ему известным причинам согласился. Далее в дело вступил гример и налепил ему на верхнюю губу мерзкие усики. Естественно, сутенер должен был быть мерзким и непременно с усиками, и одеваться ему следует как можно более нелепо (это то клише, которое грех не соблюсти) – огромные меховые шапки, плащи нараспашку, штаны-бананы в горошек. Но проект у нас все-таки называется не «Мода и стиль в пост-советском кино» (хотя тема, без сомнения, тоже аппетитная). Темой заявлена эротика, к ней и вернемся.

Эротики как таковой в плане обнаженного тела и половых актов в «Охоте на сутенера» на редкость мало. Но это как раз тот случай, где похабщина явная на самом деле и не требуется: действительно, требовать от боевика с названием «Охота на сутенера» откровенной порнухи – значит, быть более наивным, чем ее создатели. Эротизм в «Охоте на сутенера» подспудный и при этом всеобъемлющий. И, что опять явственно видно из названия, носящий ярко-выраженный садомазохистский характер – есть жертва. Охота в понимании активных действий по поимке заканчивается, на деле, очень быстро – сутенера берут тепленьким в его же квартире и вяжут по рукам-ногам. У него якобы есть 50 тысяч, украденных из квартиры проститутки, и их нужно вернуть. Зритель отлично знает, что сутенер к грабежу не имеет никакого отношения – квартиру ограбил вон тот лоб в кожаной куртке слева. Но впереди еще час экранного действия, в совсем уж тоскливые моменты перемежающегося песнями Игоря Талькова, им же самим и исполняющимися со сцены. «Россия, ты сошла с ума» - и распахивает рубаху на груди, и терзает гитару в волосатых лапах, и неистово смотрит в зал, чтобы сомнениям это заявление не подвергалось.

Россия действительно должна была сойти с ума, чтобы на полном серьезе проникнуться чуждыми ей идеями садомазохизма. На глобальном уровне такие игры в подчинение еще могли иметь место, но проистекали они без каких-либо игровых условностей – сталинские репрессии, великая отечественная война и следовавшие за ними оттепель и перестройка. Но вот чтобы мордовать несколько суток подряд связанное по рукам-ногам усатое ничтожество – это слишком уж мелко, чтобы прижиться на нашей почве. Даже сами рэкетиры, занимающиеся избиением сутенера, отдаленно понимают, что здесь что-то не так. Люди нарочито серьезные (самое безнадежное и обреченное на крах – идти заниматься криминалом с деловитым настроем), они понимают свою задачу слишком буквально – выбить из сутенера 50 штук. Им, как людям, занятым вроде бы серьезным делом, кажется, что результат все равно придет, и в какой-то момент прямо из сутенера, как из банкомата, посыплются купюры. В садомазохизме результата осязаемого нет и быть не может, это занятие как раз направлено на то, чтобы оттянуть результат – чем дольше, тем лучше. Еще в S&M слово «нет» никогда не используется для прекращения игры. Используется в качестве пароля какое-нибудь совершенно неожиданное и абсурдное слово (в романе Чака Паланика, например, упоминается слово «пудель»). Поэтому постоянные отказы Соколова выдать деньги и просьбы отпустить его не могут возыметь действия. Альтернативы никакой не было, так как слово-пароль до начала обговорено не было, потому и затягиваются истязания, клиента перевозят из одной обшарпанной хаты в другую, и мордуют в ожидании, когда же прозвучит тот самый абсурдный «пудель», спасательный круг, если пользоваться терминологией Игоря Талькова.

Конечно, кухонным посиделкам «Охоты на сутенера» не сравниться с изощренным садизмом тарантиновских «Бешеных псов» или «Криминального чтива» - но эти фильмы пока еще только в планах. Куда больше общего посиделки эти имеют с ритуальным закланием козла отпущения, с каким-то давно забытым языческим обрядом. В 1989-м году, через год после широко праздновавшегося тысячелетия введения христианства на Руси, в фильме, где Бог во всех героях отсутствует как-то уж слишком показательно, тщательно идут поиски нового идола. На момент годности на роль оного прощупываются даже нелепые сутенеры – распятие Христа, в конце концов, и породило мазохизм. Занятие сутенерством было сложнее всего объяснить (проститутка – еще понятно, но в чем необходимость сутенера?), и рэкетиры, похоже, так до конца и не понимали, чем занимается их жертва. Понятно было лишь то, что дело его какое-то недостойное для мужчин, но с определенной точки зрения и занятное (альбом с полароидными фотографиями голых девушек, валяющийся на кухне), и прибыльное (50 штук). Зависть здесь смешивается с пренебрежением, поэтому больше всего ударов сутенер получает в область первичных половых признаков.

Унижение достигает апогея, когда, улучив момент, он просит помощи у наркоманки, отдающейся рэкетирам за дозу. От сутенера глупо ожидать какого-то наличия собственного достоинства, и Соколов не оставляет своему герою ни шанса. Слякоть и есть слякоть. Не двигающийся, остановившийся в ступоре, не реагирующий на зеленый свет «Жигуль» - таков и есть пост-советский сутенер. Странно, что самого заклания так и не случилось – в американском «Таксисте», например, дело было доведено до конца с помпой. Штука, здесь по всей видимости, в живучести, которой создатели фильма наделили представителей этого ремесла. В этом и заключался интерес к сутенерам – в период, когда все вокруг умирает и рушится, ты пытаешься ставить на тех, кто выживет, по твоему мнению.

Далее: Леонид Филатов – секс-символ поневоле




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру