Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ. До встречи в новом тысячелетии, или убийца с нашего двора (1989)

Начало книги - здесь.

Насилие яростно начало вторгаться в нашу жизнь с концом школы. Конец 80-х ознаменовался его бурным всплеском, который для меня так и не утих до сих пор.

Сид и Нэнси

Я не помню имя этого панка из нашей школы, но мы все переписывали Sex Pistols и Damned именно у него. Он был интеллектуальный и крайне модный старшеклассник. Все шмотки, кассеты и журналы у него были фирменные благодаря родителям, работавшим в посольстве в Лондоне и оставившим ребенка на полной свободе и
вседозволенности в роскошной ленинградской квартире.

Несмотря на свой экстравагантный вид – крашеный ирокез, джинсовую куртку в заплатках, значках и английских булавках и рваные джинсы в цепях – парень был обладателем вежливого голоса и прекрасных манер – добрый и домашний молодой человек. В последний год ближе к выпускным экзаменам 1989 года он дико страдал от неразделенной любви, омрачавшей все его существование. Его девушка младше на один класс стала изменять ему, а он, как оказалось, не нашел в себе сил и не мог с ней расстаться.

Однажды в клубах марихуаны мы, тинейджеры, сидели все вместеу него в гостях и рассматривали на стене любимые постеры «Кисс на небоскребе» и Сида Вишеза с Ненси. Наш страдалец вдруг сказал нам сквозь звуки "Эксплойтед" и песни "Сид Вишез не виноват!":

– А вы знаете о чем эта песня?

Мы отрицательно повертели головами. Он единственный из нас хорошо знал английский и понимал все тексты.

– Она о том, что Сид зарезал свою подружку Нэнси а потом сделал себе передозировку герычем. Вот так.

Мы тогда еще этого не знали, и он был первый, кто нам открыл глаза на судьбу двадцатиоднолетнего исполнителя любимой нами музыки. Мы посмотрели на Сида тогда совсем другими глазами. А наш приятель над чем-то крепко задумался.

На следущий день мы и узнали, как все было. После наших посиделок, он, обкуренный, и еще выпив для храбрости алкоголя, взял охотничий нож и двинулся к своей любви для последней разборки.

Девочка школьница вышла на площадку и призналась в очередной раз, что любит другого. Тут же получила удар ножом в живот. Закричала падая.

Парень отступил вниз на несколько ступенек, наблюдая, как его любимая истекает кровью и корчится от ужаса и боли. На крики выскочила мама девушки. Он стал спускаться. Она рванулась за ним и вцепилась, пытаясь задержать. Он развернулся и нанес ей несколько глубоких ударов ножом. Он бил, пока она не отстала и не упала на пролет ниже, чем дочь.

Он выбросил нож рядом с трупами, сделал себе инъекцию героином и спокойно пришел в местное отделение милиции сдаваться.

Но у него не произошло передозировки, если он ее и планировал. Его арестовали и заключили под стражу. Судьба Сида не повторилась.

На похороны ходила вся школа, и все обсуждали надпись на стене кровью одной из жертв «Сид и Ненси», которую он сделал там.

После суда нам, его друзьям, передали записку от него – короткую и
ясную, как японская поэзия: «До встречи в новом тысячелетии».

P.S.: Спустя почти 20 лет я услышал от одной из своих подружек историю о том, как в одной из центральных привелигированных школ Санкт-Петербурга прямо на уроке в ее классе один выпускник выстрелил в голову другому из папиного пистолета. Они оба любили фильмы Гас Ван Сента и были близкими друзьями. Отец стрелявшего оказался серьезным чином. Как и то старое дело, так и это не вышло за пределы района и не появилось ни в одной газете или на ТВ. У нас в городе не принято распространяться о реальной школьной преступности, как это делают, например, в Америке. Особенно если в преступлениях замешаны дети государственных служащих. Все принято заминать. Даже самые кровожадные и киношные их выходки. Но от этого насилия и ярости в тинейджерском мире не становится меньше с каждым годом. Закон работает. Детей наказывают, детей судят, детям даже иногда дают сроки, пытаясь не возмущать общественное мнение их демоническими делами, но все равно молчат о главном. Что в новом тысячелетии на свободу выйдут они все.

Далее: Достоверная история о Брюсе Ли и Не Только





Священная шутка (повесть)
Авантюрно-визионерская повесть Михаила Глушецкого «Священная шутка» обречена (не) стать событием в литературном мире. Уже хотя бы по той причине, что в своей прекрасной безбашенности, легкости и свободе она слишком близка к жизни и слишком далека от того, что принято нынче считать литературой. Убедитесь сами.
Антология поэзии Перемен

Реплика Глеба Давыдова, посвященная выходу сборника «Антология поэзии Перемен», который стал итогом проекта «PDF-поэзия Peremeny.ru», начавшегося восемь лет назад. Лучшие стихи, отобранные из 22 сборников шестнадцати разных авторов, опубликованных за это время в серии. Статья о том, что такое настоящая поэзия и в чем суть «Антологии поэзии Перемен».

Указатели Истины: Рада Ма
Впервые на русском языке — фрагменты сатсангов Рады Ма, легендарного мастера недвойственности из Тируваннамалая, которая закончила свой земной путь обрядом самосожжения в 2011 году. «Если у нас есть какие-либо иные мотивации, кроме свободы, то на пути нас подстерегает множество искушений. Мы застрянем и будем простаивать где-то на пути. Свобода должна быть единственной нашей целью».





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>