Глеб Давыдов Версия для печати
Ма Деваки: Йоги Рамсураткумар. Работа Отца

Йоги Рамсураткумар

 «Работа Отца». Так говорил о своей деятельности Йоги Рамсураткумар. Это выражение я слышал от Матаджи Деваки неоднократно. И хотя в целом было понятно, о чем идет речь, но все же этот термин всегда оставался для меня чем-то весьма мистическим, загадочным.
В январе этого года я впервые оказался в доме Йоги Рамсураткумара на улице Санидхи в Тируваннамалае (почему-то впервые, хотя в Тиру уже не первый год и об этом доме слышал уже много раз). В доме оказалось удивительно все. От сильнейшего присутствия Йоги джи, пронизывающего здесь каждый атом, до странных рисунков на стенах и потолке. От нескольких одинаковых фотографий, развешанных на стенах в одной и той же комнате, служившей Йоги Рамсураткумару кухней, спальней и местом, где он давал даршаны, до, наконец, экспонатов этого дома-музея. Особенно мое внимание привлекли огромные холщевые узлы, в которых, как гласит табличка, содержится «Работа Отца», а именно – письма, вырезки из газет и тому подобные вещи, которые Йоги Рамсураткумар, говорят, всегда и везде носил с собой, а когда их стало слишком много, эти мешки носили за ним его преданные. Глядя на эти холщевые тюки, я отчетливо ощутил, что это нечто очень таинственное. Какие-то серые мешки, но внутри – огромная загадка, которую уже никто и никогда не сможет разгадать. Нечто непостижимое. Чистая магия. В тот же вечер в ашраме Йоги Рамсураткумара я попросил Ма Деваки рассказать о «Работе Отца» подробнее. И вот что из этого вышло. (Подробнее о том, кто такие Ма Деваки и Йоги Рамсураткумар, читайте здесь.)


Ма Деваки: Еще когда он жил под деревом рядом с железнодорожной станцией, а может быть и до этого, еще скитаясь как попрошайка, он начал свою «Работу Отца». Огромную космическую Работу. Которую он называл «Работой Отца». Однажды он сказал мне, что такие люди как он призваны следить за исполнением божественного плана. И уже гораздо позже, когда он страдал от рака, я плакала и спрашивала его: «Почему тебе приходится страдать? Ведь каждая мысль, каждое слово, каждое деяние, которое ты совершил – все это для блага мира. Так почему же ты? Ведь для тебя нет кармы, чтобы ты страдал! Почему? Для других страдания это результат плохой кармы, но ты…» И он ответил: «Отец сделал так, чтобы Этот Нищий страдал – для космического равновесия». Что имелось в виду? Каждый раз, когда вы простираетесь перед божественным человеком, происходит обмен кармами. Ваша плохая карма переходит к нему, а его Милость приходит к вам. Иисус сказал: сын Божий пришел, чтобы взять грехи людей на свои плечи. Этот божественный человек пришел на землю, чтобы очистить нас. Что это за очищение? Все нечистоты ума – гнев, страсть, зависть, гордыня, привязанность к миру, все желания – все это нечистоты ума. И могло бы потребоваться множество жизней, чтобы очиститься от этого. Из милости Бог спускается к нам в форме гуру, и он не только учит нас, но и совершает над нами работу. И каждый раз, когда вы простираетесь перед ним, вы складываете свое эго к его стопам. И он, из милости, принимает на себя некоторую часть ваших грехов. Я не знаю, как ведутся эти расчеты – сколько грехов и какого типа грехи он берет на себя, в это вовлечено очень много факторов, у этих людей свои подсчеты, но так или иначе – происходит обмен. Сами мы отрабатывали бы эту карму годами.

Но, взяв на себя нашу карму, они должны платить за это. Вот почему тела божественных людей страдают. В случае Йоги Рамсураткумара я видела, что каждая часть его тела страдала. И поэтому же мы видели, что Рамана Махарши страдал от рака, Рамакришна Парамахамса страдал от рака, Матаджи Кришнабай страдала от рака, Джидду Кришнамурти, Нисаргадатта Махарадж. Так они спасают от всякого ада, через который нам предстояло бы пройти. И взамен возвышают нас, приближая к Богу.

Когда Йоги Рамсураткумар давал даршан в доме на улице Санидхи, выстраивалась длинная-длинная очередь от дома до самого храма. И каждый раз он засовывал руку в карман и доставал леденец или какой-нибудь фрукт или что-то и давал со словами: «Рам-Рам, мой Отец благословляет тебя». С утра до вечера. И потом, после того, как через него проходило около 800 человек, он говорил: «Деваки! Сегодня этот нищий съел так много!» Именно так он говорил. «Этот нищий теперь должен переваривать». Этим он хотел сказать, что пора закрывать ворота, он устал.

Ма Деваки, Йоги Рамсураткумар и один из его преданных

Он сказал мне однажды, что их работа – поддерживать порядок и гармонию в мире. Мир так хаотичен, так беспорядочен. Так что если где-то не хватает гармонии, их работа привнести ее туда. Это и есть «Работа Отца».

Однажды он ни с того, ни с сего вдруг начал говорить о Берлинской стене. Он говорил: «Какая жалость – эта стена между западным и восточным Берлином. Семьи разделены. И это сделал Мой Отец. И мы не знаем, почему. Но это такая жалость. Люди по обе стороны стены плачут, хотят быть вместе». И так это и продолжалось несколько дней. Он говорил о стене и курил. Курил и говорил, говорил и курил. Каждый день только о Берлинской стене. И я чувствовала, что он совершает какую-то серьезную работу. Я была уверена, что что-то выйдет из этого. И вот на пятый день в газете появилась новость, что стену демонтируют. Никто этого не планировал, просто один пресс-секретарь, выступая в прямом эфире, случайно оговорился, будто принято решение демонтировать стену, и немедленно эта новость распространилась, и началось. (Подробнее о роли Йоги Рамсураткумара в разрушении Берлинской стены Ма Деваки рассказывает здесь. - Г.Д.)

То же самое с войной между Пакистаном и Индией – он иногда казался совершенно потерянным – курил, курил, курил… Он был где-то совершенно не здесь. И вот в беседе с одним из преданных он вдруг обронил: «Этот Нищий был занят в Каргиле». То есть он работал над тем, чтобы война прекратилась. И через два дня эта война была закончена.  

А иногда он ничего не говорил о том, над чем он работает. Работа Этого Нищего проходила совершенно незамеченной.

А еще он говорил, что встречаться с людьми и благословлять их – это лишь малая, малая часть его работы. Большая часть работы этого нищего сокрыта.

То есть Работа Отца – это налаживать дела тут и там.

И, конечно, он помогал простым людям, когда они попадали в неприятности. Например, сегодня утром приходила одна американка, и она рассказала, что ее друг из Австралии, очень сильный пловец, недавно плавал в океане и увидел, как двое людей неподалеку стали тонуть. Огромная волна смыла их в океан, и они стали тонуть. Он тут же побежал к ним и пытался их вытащить. Но у него ничего не получалось. Они все дальше и дальше оказывались в океане. И вдруг он понял, что каким бы сильным пловцом он ни был, он больше уже не может сделать ничего, и их всех троих ожидает смерть. И вот тогда неожиданно он вспомнил Йоги Рамсураткумара. Он был здесь за несколько месяцев до этого, приходил, мы говорили с ним. И вот он закричал: «Йоги Рамсураткумар!!!» Всем своим существом только один раз прокричал это имя. «Йоги Рамсураткумар!!!» И всего через двадцать секунд непонятно как он вдруг нащупал своей ногой песчаное дно. Он понял, что берег недалеко. И он вытащил сначала одного человека, а потом другого. И где бы и когда люди ни позвали Его на помощь, Он придет. И им не обязательно быть его преданными. Он помогает всем. Но однажды он сказал мне, что если люди верят в него, он изменит их судьбу. «Там где есть вера (faith) в гуру, там нет судьбы (fate)», - говорил он. 

Йоги Рамсураткумар и Ма Деваки

Космическая работа, Работа Отца, как он ее называл, это работа со всем Космосом. Иногда он говорил, что что-то изменится, что-то будет так-то. Но требовалось какое-то время, чтобы это произошло. И иногда требовалось пройти через ряд трудностей, и одна за другой они должны были исчезнуть. И когда его спрашивали, почему так много времени должно пройти, он отвечал: «Все связано с Космосом. Каждая вещь связана со всеми другими вещами в Космосе». Как говорится, если кто-то наступит на травинку здесь, далекая звезда задрожит. Все связано со всем. Поэтому если кто-то пытается сделать что-то против судьбы, очень много других вещей будут спровоцированы. И нужно иметь с ними дело. Снаружи выглядит так, будто такие люди просто поднимают руку, и все происходит. Но между этими двумя событиями есть очень много деталей, которые мы не видим. Им приходится разбираться со множеством вещей. Поэтому требуется время. Ведь они не хотят никаких насильственных перемен. Они всегда идут с естественностью. Поэтому иногда вокруг них происходят чудеса, а мы не замечаем этого, не видим, что это чудо, потому что оно произошло совершенно естественно. Все, что делал Йоги Рамсураткумар в своей Лиле, было естественным. Настолько, что часто люди даже не знали, что он так много сделал для них.

Ты спросил, что это за Работа Отца, которую делал Йоги Рамсураткумар. Для работы этого типа он должен был быть почти невидимым. В ранние свои дни, если люди ходили за ним, он убегал от них, прятался. Так он мог сделать гораздо лучше эту Работу. Ведь он говорил, что Работа Отца очень сложна.

Но сверх всего, очень большое чудо, постоянная и тяжелая работа, которую он делал, заключалась в том, чтобы трансформировать людей. Трансформировать их к лучшему. Мусульманин, который приходил к нему, становился лучшим мусульманином, христианин становился лучшим христианином. Бедняк, который приходил к нему, становился лучше. По соседству с Йоги Рамсураткумаром жил один старый мусульманин, жестянщик, который постоянно стучал, выпрямляя жесть. И это было очень символично. Потому что внутри нас Йоги Рамсураткумар делал то же самое. Но поначалу я не понимала этого и жаловалась, что этот мусульманин стучит так громко, так шумит. Когда я сказала об этом Бхагавану, он только переспросил: «Правда?» И улыбнулся. И это была такая значительная улыбка, что я тут же поняла: он делает то же самое, но бесшумно. Каким-то образом в его Присутствии мы всегда понимали разные вещи. Случались озарения – мгновенно вы просто знали что-то. И никаких размышлений для этого не требовалось. Это было непосредственное знание. Таким было его Присутствие.

В его карманах всегда были какие-то веточки, камешки, маленькие кусочки амлы, иногда разорванные письма, цветки. И иногда он доставал камешек, клал его перед собой, потом доставал ветку, клал рядом, рисовал какие-то линии. И если в этот момент кто-то вдруг подходил к нему и что-то начинал ему говорить, Йоги Рамсураткумар мог начать кричать: «Смотри, ты испортил Работу моего Отца! Что ты наделал!» Так что я, зная это, никогда не подходила к нему резко. Если я хотела подойти, то всегда держала дистанцию, подходила медленно, мягко, постепенно, и только если он говорил: «Подойди», подходила ближе.

Однажды, по своему невежеству, я побеспокоила его в такой момент, и он весь содрогнулся. Я увидела, что он испытывает огромный шок. И я чувствовала себя из-за этого ужасно. Потом я спросила его: «Когда Рамана Махарши сидел в самадхи, то даже если бы рядом с ним упала бомба, его бы это не побеспокоило. А ты в том же самом состоянии, ты в той же самой Истине, ведь Истина только одна. Почему же ты содрогаешься?» Он улыбнулся: «Ты же изучала физику. Ответь мне: предположим, самолет летит высоко в небе на очень высокой скорости. И что-то произошло, и самолет внезапно останавливается. Что случится?» Я ответила: «Он загорится. Возникнет такой жар, что самолет взорвется и загорится». Он сказал: «Вот это и происходит с Этим Нищим. Этот Нищий делает космическую работу на очень высокой скорости – вся его концентрация в этом. И вдруг появляешься ты и зовешь меня. Внезапно ты выдергиваешь мое внимание оттуда сюда. Система входит в состояние шока».       

Невозможно сказать: «это сделал он, а этого он не делал», или: «вот что он сделал»… Потому что его работа касалась всего Космоса. И он говорил: «Работа Отца такая сложная, у Этого Нищего нет времени, чтобы ухаживать за собой». Он даже не видел своего лица в зеркале. Спутанные волосы, он не мыл, не расчесывал их, и одежду он мог не менять годами. Он изнашивал ее до такого состояния, что ее уже нельзя было носить. И только потом Отец говорил ему, что можно сменить ее. Сначала одежда была белая, потом постепенно становилась коричневой, черной. Раз в год я по семь дней умоляла его поменять одежду. Я даже плакала. Потому что я ухаживала за ним, жила с ним, а он был в такой грязной одежде, и люди спрашивали меня: «Почему он в такой грязной одежде?» Или говорили об этом так, чтобы я слышала. И я чувствовала себя ужасно из-за этого, но знала, что ничего не могу ему сказать об этом, он просто не обратил бы на это внимание, его эти вещи не заботили. Однажды, когда приближался праздник Гуру Пурнима, я стала говорить о том, как было бы замечательно, если бы он поменял одежду, он был бы более презентабельным. И я стала постепенно его уговаривать: «Багаван, пожалуйста, уже пора поменять одежду. Уже здесь протерлось, там порвалось, это плохо выглядит». И он сказал: «Оооо! Ты так думаешь, Деваки? ОК, пусть Отец тоже так решит. И если Отец скажет поменять одежду, то Этот Нищий поменяет ее». И так это и продолжалось. На седьмой день я стала плакать. Он сказал: «Деваки! Скажи Отцу! И Отец сделает. Разве ты еще не поняла, после всего того времени, которое провела с Этим Нищим?» Я сказала: «Да-да». И Отец услышал меня. (Улыбается). Так что в шесть утра в день Гуру Пурнима Багаван позвал меня и сказал: «Деваки. Отец хочет, чтобы этот нищий поменял одежду. Ты можешь принести сменную одежду». И тогда он отдал мне свой старый тюрбан, который был протерт до дыр в нескольких местах, он дал мне его, с невинным видом говоря: «Деваки, можешь сделать из него что-нибудь и носить!» Есть у этих людей некая невинность.

Я ответила на твой вопрос?

Г.Д.: Да! И у меня есть еще один. В этом доме я видел очень странные, какие-то мистические рисунки на стенах по углам комнаты. И там подписано, что это его рисунки. Что они означают?

Ма Деваки: Как вы уже поняли, очень трудно было интерпретировать его действия, объяснить, что именно он имел в виду, когда делал некоторые вещи. Но я могу сказать вот что: этот дом, в котором он жил, был в аварийном состоянии. И уже после того, как Йоги джи ушел, рабочие пытались понять, где именно там требуется ремонт. И они обнаружили, что в любом месте, где бы они ни касались, стены просто начинают обрушиваться кирпич за кирпичом. И если присмотреться, можно увидеть, что тут и там на стенах и на крыше Йоги Рамсураткумар нарисовал знак Ом. Там Ом, тут Ом. Так много Омов. И он сказал: «Это то, что удерживает эти стены». У него не было денег на ремонт. Так что он просто брал, становился на стулья и рисовал кусочком мела Ом. Так чтобы потолок не обрушился. Поэтому эти линии на стенах тоже могли бы быть чем-то в этом роде. Но может быть, это тоже была космическая работа. Потому что даже когда мы писали ему письма, он брал эти письма и рисовал на них похожие линии. Много загадочных линий, значения которых знал только он. Но мы знали, что это была Милость. Он говорил: «Каждый взгляд Этого Нищего, каждое слово, которое он произносит, каждый шаг, который он делает, каждый жест – во всем Работа Отца!»
 
Г.Д.: Также в этом доме на стенах очень много одинаковых изображений Йоги Рамсураткумара. Вот эта фотография (указываю на портрет Йоги Рамсураткумара на одной из стен ашрама). Они там были еще когда он там жил?

Ма Деваки: Да-да, определенно! На самом деле это была первая вещь, которая удивила меня, когда я попала в этот дом. Место было похоже на какую-то свалку. В одном углу были свалены книги, в другом еще что-то, в другом подношения. Поэтому я была немного в шоке, хотя я читала, что джняни могут жить в таких условиях. И он говорил, что делает огромную работу, и что Работа Отца сложна, так что у него не было времени убираться. А на стенах было 17 одинаковых фотографий, висящих одна рядом с другой. 17.

Мы привыкли думать, что Йоги Рамсураткумар – это вот этот человек в тюрбане и с веером. Но для него Йоги Рамсураткумар – это Отец. Он всегда говорил: «Не думай, что Йоги Рамсураткумар – это имя Этого Нищего. Это имя моего Отца». Они умерли для самих себя. Они не существуют. Это только космический Ишвара, который управляет всем Космосом. Мы видим только внешнее проявление. Но внутри них – Божественное. Эго совершенно не осталось. Для него нет места. Только Космическое существо, ничего личностного. Так что не было ничего эгоистического в том, что он вешал на стену свои фотографии. Это было очень забавно. И это не было забавно.
 
Г.Д.:
Но почему именно эта фотография, одна и та же. Почему не разные?

Фотография, о которой идет речь. Йоги Рамсураткумар

Ма Деваки: Он говорил, что конкретно эта фотография предназначена для того, чтобы делать перед ней пуджу. Он говорил, что если люди делают пуджу перед этой фотографией, она принесет плоды. И быстро. Именно эта фотография. Также он говорил: если вы просто зажжете перед этой фотографией две палочки благовоний и помолитесь, то все, о чем бы вы ни помолились, будет исполнено. Так он говорил. Поэтому так много копий этой фотографии там висело. Но он никому их не давал. Я сначала думала, что он будет их раздавать, но он не делал этого. И они до сих пор там.

…Когда он благословлял людей, его руки становились красными. Вы видели на изображении богов цветы лотоса у них на ладонях. Когда так много энергии течет через ладони, кровь приливает к ним. И они становятся красными.
И он до сих пор делает Работу. Он построил этот ашрам для этого… Он никогда не хотел ашрам. Он говорил: «Этот Нищий хочет свободы, он не хочет, чтобы кто-то жил с ним». Так он говорил довольно долго. Но когда он узнал, что осталось не так уж много времени, всего несколько лет, он сконцентрировался на этом ашраме. Он был очень свободным человеком, свободным, как ветер, никто не мог поймать его. И им нужна такая свобода. Чтобы работать со всем Космосом. Они не привязаны ни к чему. И они готовы делать все, что угодно. Что бы от них ни потребовалось.
И именно эта непривязанность к миру делает их теми, кто они есть. Там, где нет желаний, там Бог. Свами часто говорил: «Если есть хотя бы след эгоистичности, божественное не низойдет». Йоги Рамсураткумар! ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ >>

«Божественное нисходит только когда нет эгоистичности. Если есть хотя бы след эгоистичности, божественное не низойдет». Цитата Йоги Рамсураткумара на стене его ашрама





Священная шутка (повесть)
Авантюрно-визионерская повесть Михаила Глушецкого «Священная шутка» обречена (не) стать событием в литературном мире. Уже хотя бы по той причине, что в своей прекрасной безбашенности, легкости и свободе она слишком близка к жизни и слишком далека от того, что принято нынче считать литературой. Убедитесь сами.
Антология поэзии Перемен

Реплика Глеба Давыдова, посвященная выходу сборника «Антология поэзии Перемен», который стал итогом проекта «PDF-поэзия Peremeny.ru», начавшегося восемь лет назад. Лучшие стихи, отобранные из 22 сборников шестнадцати разных авторов, опубликованных за это время в серии. Статья о том, что такое настоящая поэзия и в чем суть «Антологии поэзии Перемен».

Указатели Истины: Рада Ма
Впервые на русском языке — фрагменты сатсангов Рады Ма, легендарного мастера недвойственности из Тируваннамалая, которая закончила свой земной путь обрядом самосожжения в 2011 году. «Если у нас есть какие-либо иные мотивации, кроме свободы, то на пути нас подстерегает множество искушений. Мы застрянем и будем простаивать где-то на пути. Свобода должна быть единственной нашей целью».





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>