Заштопик Версия для печати
Метро – место, где должен побывать каждый

Иногда, наконец-то вылезши из своего засоренного собственными же помоями мирка, замечаешь, сколько все-таки вокруг тебя ублюдков, подобных тебе. Которые, точно как и ты, считают, что что-то значат на этой планете, как-то «рулят» происходящим, страдают болезненным эгоизмом (чем он, по-настоящему, не является, ведь это понятие придумано нами же и его можно разрушить, даже не смотря на то, что формировалось оно веками и миллионами ходячих кишков). Пытаются чего-то добиться. А так как нашему организму необходимо самоудовлетворение в любых кондициях, мы на протяжении многих лет холим и лелеем наши в сравнении с великим и космическим ничтожные чувства и мысли, которые впоследствии вливаются в некоторые типы поведения и восприятия мира, передающиеся на генном уровне. Но все это очень хорошо и правильно, ибо другого на этой планете не дано. Я стопроцентно это знаю, верьте мне.

Мы ведь все равно все сдохнем в итоге, так ведь? Так что не стоит над этим всем париться. Надо с достоинством принять свою ничтожность и уметь просто-напросто наслаждаться тем, что у нас есть. А у нас, поверьте, есть уйма того, чем можно наслаждаться. От примеров алгебры, которых решать-не перерешать до простых инстинктивных утех, презрение к которым совсем не выше самих их.

Надо лишь понять одну весч: ты родился на земле – и неибет.

(В том, что я хотело сказать этой фразой, на самом же деле очень много смысла, но спасибо вам, ходячие мозги, за слишком малое количество придуманных вами слов, которых таким идиотам, как я, как ни странно, не хватает для выражения чуть большего амаунта своих мыслей. Стремно, да? Нобелевским лауреатам хватает, а мне вот нет? Наверное, наверное… я умру. Да. На этом закончим выше начатую дискуссию на время. Едем дальше.)

Так вот, живут эти ублюдки, страдают эгоизмом, пытаются чего-то добиться. Или не пытаются, а вообще ни о чем не думают. Живут себе сами в себе, чтоб потом умереть, или же живут ради других, но опять же для того, чтоб умереть. Физически, морально – что случиться раньше – неважно. Важно то, что смерть свойственна всему в нашей вселенной. Именно смерть. Не как полное исчезновение (люди никогда просто так не исчезают, многие успешно доходят до стадии какашек червяков или смешения с высшим энергетическим блоком вселенной), а как перехода в новую кондицию. Да-да, все бесконечно движется в любых состояниях. В случае с людьми все движется в биологическом и мыслительном смыслах (понятно, что мысль, как и любая другая энергия, имеет вес и силу).

Так что вот вам и прямой намек для киношников: слабо придумать кардинальное новое устройство «всего этого» (не новые способы обмена энергией и прочей нашей хуетой, нет, это не то, так как это одна из разновидностей вселенского обмена, того самого, о котором я говорило выше.) Запутались? Ладно, отменяем пари. Хочу вам сказать, что придумать это невозможно. Но это есть. Оно есть, но оно невообразимо (а если и вообразимо, то только для самой вселенной, хотя, честно скажу: ей это нах не надо, так что вам тем более мучиться не советую. А то не заметите, как сгниете. Нельзя додуматься до того, чего нет. (Шепотом) оно, конечно, есть, но для нашей вселенной этого не существует. Все бля, опять не о том).

В желтой майке – наитипичнейший человек. Думает, что одевается модно, раз на хламе за 50 руб. есть стразовая надпись DG. Тетька рядом с ним – самая обычная тетька, учитель литературы. Воспитывает хороших детей-сатанистов, но сама об этом не знает. Рядом с ней – руссинин. Полукровка эмигрант. С языком – начинающий музыкант и вообще творческий человек, извращен до предела, параноик. В будущем супер мега звезда. С книжкой – маньяк, он и есть маньяк. Светловолосое чмо - Ч М О, но упрямое и беспардонное. Блондин – влюбленный антифашист. В будущем водитель автобуса. Рядом – подлец. Таких в топку. С папочкой – прекрасный медик. Со средней зарплатой. Рыжая – дура, в будущем работать будет продавщицей. Этот ваще спит, его не тревожить. Задом – студентка. Перспективная, знает языки.

Так о чем мы там? Да, о себе. Так вот, приоткрыв эту нашу сакральную простыню, мы замечаем, что мы не одни (это чувство у кого-то вызывает злость, у кого-то – страх, а у кого-то и радость). И когда мы окунаемся нашим телом в так называемое «межгазопылевое» пространство, с нами порой начинают происходить воистину настоящие земные вещи. Такие, как непосредственное взаимодействие с окружающими и с внешними оболочками ихних миров. И наиболее частое проявление этого процесса мы можем наблюдать и даже почувствовать в метро.

Да, в нашем обычном подземном метро.

О, метро! Порой страшно представить, сколько необычных событий происходит там! В недрах этой нестарой транспортной отрасли творятся настоящие чудеса. Там рождаются очередные новые произведения потенциальных и не только писателей и художников, раскрываются страшнейшие тайны и случаются секретнейшие заговоры. Происходят самые счастливые и самые мерзопакостные события. Встречаются сердца, идет процесс освобождения от шлаков и ненужной мыслительной мутни в голове, происходят известные всем открытия и много всего остального.

Метро охватывает все сферы творческой деятельности. Он попсовых до банальности падонковских приколов до адчайших антигуманных киберпанковских происшествий. Особенно огромное значения метро имеет для москвичей. Все они, хоть раз в жизни, да и имели честь (точнее честь имела их) понаходиться в этой таинственнейшей ситуации, как поездка в метро.

Да, для справки скажу: те москвичи, которые ни разу не бывали в метро, хотя бы мельком его не видели – это недочеловеки (младенцы не считаются, они и так недочеловеки). Ведь метро – это неотъемлемая часть нашей городской жизни. Его непосещения – это как потерянная деталька от паззла вашего понимания хоть какой-нибудь истины. Не прокатившийся там хотя бы одной-двух станций лишает себя очень многого.

Слов не хватит, чтоб перечислить все, что испытывали люди в метро. Кстати, нужно учесть, что метро без людей – это не метро. Именно наличие в нем людей делает его таким замечательным (чем больше людей – тем лучше). Метро – это то, что связывает толстого дрочуна в грязной майке и молоденькую перспективную студентку. Метро – наш общий дом.

В метро свои правила, свои законы (правильнее б сказать, что их там вообще нет, если не считать ободранный кусок листка, на котором мельчайшим шрифтом напечатаны различные статьи, и бесконечно нежный женский голос на спуске к поездам).

Про эскалатор вообще можно долго и нудно говорить. Там тоже происходит все – от случайных смертей до первых случайных поцелуев. Эскалатор это нежный, пластичный язык, который запускает нас в нутро метро.

Также огромное значение имеют переходы, в которых разворачиваются порой самые активные действия (ниже я опишу самую малость из них).

Метро прекрасно. Самая ненавистная и любимая человеческая придумка. Вы не подумайте, что я испытываю к этому месту какие-то нездоровые эротические чувства, но по-другому это великолепнейшее место я описать не смогу.

Я люблю метро, одновременно ненавидя его (хотя я вообще особенно никого и ничего не люблю и не ненавижу), катаясь каждый день по всем его венам. Когда я было помладше организмом и ещё не познала жуткую боль в пальцах во время первых опытов бренчания на гитаре, я представляло, что я маленький страшный микроб, который, садясь в красное кровавое тельце (то есть вагон), разносит свой смертоносный вирус по всему организму.

Кроме вен, в метро есть ребра. Особенно они торчат в одном переходе, не помню, правда, на какой станции, но там самым завзятым шизоидам стены напоминают ребра. Да, вот так вот я играло. Даже для детей, у которых вообще-то есть дела и поважнее, метро имеет огромное значение.

Про метро снимают фильмы, упоминают в зарисовках и прозах… Метро это самое настоящее магическое место. Кого здесь только не встретишь! Знаете, как бывает: едешь в метро с каким-нибудь человеком, предположим бритым (нет, не скинхед), в черных очках, в черном бархатном пальто, блестящих гламурных берцах (Да нет, ептваю мать, не скинхед он! Ему лет 40 на вид.) и со странными кольцами на руках. Лицо без эмоций, движения тела напоминают повадки некого старого темного колдуна. Вот тебе и иные в одном с тобой вагоне! Более подходящего под описание темного ведьмака в какой-нить фантастической книжке не найти. А ещё если он и сидит напротив и искоса поглядывает на вас. О бана! А у вас неудачный день: вы получили неудовлетворительный результат где-либо, и вам не хватило 50 копеек на обед в макдональдсе. Вот и думай.

Но это ещё не беда. Подумаешь, сидит такая личность напротив вас, зырит и неоднозначно улыбается, вертя при этом какую-то засраную газетку.

Беда – это когда вы выходите, к примеру, на станции «Театральная», и этот «иной» выходит с вами и, более того, идет с вами к одному и тому же переходу. Вы идете на одном уровне, периодически поглядывая друг на друга. Мистика с паранойей вперемежку!

Переход длинный, долгий, вам ещё так мучаться минуты четыре. Но самый оргазм наступает, когда вы с этим (именно так девушки потом упоминают своих случайных знакомых) садитесь в одну сторону и едете в одном вагоне, а у вас при таком ходе событий начинает проявляться нездоровый смех, который смущает окружающих. Да, это воистину кайф. И не важно, что он вышел через три станции и ушел, даже не подав вам никаких знаков. Главное, что в тот момент, когда вы, прикрывшись шарфом или чем-либо ещё, шли по переходу, испытывая все чувства земные по порядку, и чуть не кончили от инфаркта, вы получили реальный опыт агента секретных материалов или хотя бы почувствовали паранойю голыми руками.

С этим забавным эксцессом может только сравниться то неописуемое чувство эстетического удовольствия, когда вы, одетый не бог весть во что, стоите у самой крайней стенки вагона и с голодным извращенным оскалом и жадным взглядом зырите на всех остальных сидящих в вагоне людишек. О, да. Это приятно. В метро вообще много чего приятного.

Приятно со скоростью ветра со всем запасом матерных слов слетать по лестнице вниз, приятно сладко вырубиться, зная, что выходить вам на последней, приятно наблюдать, как корчится самодовольная замухрышка от очередного облеванного бомжа, лежащего рядом с ней. Приятно успеть в вагон, когда никто больше не успел. Приятно ехать на улице и просто приятно там быть в сидячем состоянии, спешите ли вы куда или нет.

Есть, конечно, и неприятные моменты. Когда, например, тебя буквально душат в толкучке пукающих задниц, когда кто-нить орет на тебя или пачкает или же когда ты по собственной дурости выносишь какой-нибудь тупой трюк. Но даже неприятные моменты можно позже вспомнить с улыбкой.

Метро имеет свои тайны и загадки. Каждая станция – свою историю. Где-то вас обоссал бомж, где-то вы проехали, не успели выйти, где-то вы увидели прикольный стикер или плакат, где-то вы заметили то, что не свойственно метру, где-то вас осенило. И все это произошло именно потому, что вы были в метро.

Каждая станция вмещает в себе 4-5 красивых людей. В каждом вагоне с вами едут потенциально великие люди. Врачи, учителя, проститутки, маньяки и строители… Где ещё, как ни в метро, можно поиграть в догонялки противогазе, шокируя этим какую-то тетьку? Где, как ни в метро, можно напиться или испытать прилив ужасающего адреналина? Где, как ни в метро, можно лицезреть такое огромное количество продуктов толерантности и уродливых рож?

Где, как ни в метро, можно расслабиться и дать волю своей животной сущности? Где, как ни в метро, заполучаешь самые необъяснимые знакомства? Где, как ни в метро, можно толпой покричать что-нибудь в вагоне или пристать к кому-нить с претензиями? Где, как ни в метро, можно успеть подготовить последний билет или проорать про себя самое жуткое проклятие?

Все находят в метро нечто свое – и берут это оттуда. Признайтесь, разве вы не испытывали резкие чувства, когда видели черный туннель или когда видели ужасное стадо шатающихся человеков внизу, когда подымались наверх? И не испытывали ли вы некое чувство, подобное стыду, когда оказывались одним из участников этой «горячей» шатающейся толпы?

Знаете, как весело кататься по кольцевой целый день напролет и каждый раз ужасаться «сколько же этих мразей наплодилось!» Стоит также сказать пару ласковых слов про архитектуру нашего московского метро. Она, бесспорно, великолепна (я имею в виду ту старую, советскую ещё архитектуру). Да, туристы, когда приезжают к нам, частенько ее фотографируют.

В нашем московском метро множество достопримечательностей: на Белорусской есть Ростикс, на Арбатской тусит многочисленная антифа, а Октябрьской полно панкоты. На чистых прудах есть агентство «Люди» и театр «Современник». На Шоссе Энтузиастов есть штаб РНЕ, а рядом с Царицыно находиться проклятый мост. На ВДНХ есть дебильный рынок. А на Баррикадной есть прикольный магазин. В метро есть фонтаны, колонны, фрески, скульптуры, исторически важные надписи и стеклянные потолки с мраморными стенами. Меня прет наше метро, черт его подери. Оно смешное. Я не хочу и не страну писать о зарубежном метро, потому что наше метро меня интересует гораздо больше. Я живу в России и горжусь своим метро, как бы дебильно это ни звучало.

Сама я ежедневно совершаю «метровые миграции» по всему метровому телу. Так что отследить меня по определенному маршруту совершенно невозможно (я знаю, что были желающие). Во время работы курьером я побывал на всех станциях метро, чем горжусь и при каждом возможном случае пребывания на той или иной станции пишу «я тут была», на что обычно следует фонтан нецензурщины в мою сторону (к чему я, собственно, привыкла, т.к. не считаю нужным обижаться на земной язык).

Взаимодействуйте и наслаждайтесь метро, пока оно ещё не так сильно засрано (хотя по европейским стандартам – помойка ещё та), и не вякайте лишних слов, а то можете нарваться на неприятности. А если кто вякнет на вас – не блейте, а ответьте этому мерзавцу по достоинству, так как он ни чуть не лучше вас.

О! Вот ещё что. Хочу припомнить два наиболее смешных случая, произошедших в метро при мне.

Светская львица на огромных и тончайших шпильках с длинным носком поскользнулась и шмякнулась мордой в ступеньку, уронив при этом все свои пакеты с продуктами. Было очень смешно наблюдать, как ее ашановские апельсины плюхаются на рельсы. И еще я видела, как какая-то непонятная панкота чуть не свалила своего дружка под поезд.

А вообще на ум приходит огромное количество всяких маргинальных личностей, которые тоже ездят со мной в метро. Но нахуй мне про них болтать, ведь, я уверена, вы и похлеще наверняка встречали.

P.S.: когда вам кажется что человек сейчас сблюет, то лучше не поленитесь – и отойдите.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру