Олег Доброчеев Версия для печати
Ритмика русского времени

Календарь перемен (1 - 7 мая 2006 г.)

Этот май -- красный. Не только потому что праздничный, а еще и по той причине, что начало его будет неустойчивым, нестабильным и тревожным. Возможно, таким же, как во времена Сакко и Ванцетти. Поэтому выходные вначале мая – как нельзя кстати… Это плюс.



«Календарь перемен» поможет вам войти в единый ритм с естественными колебаниями природы, в результате чего силы природы будут работать в вашу пользу. Дни, отмеченные на календаре зеленым цветом, хороши для рациональных дел – переговоров, адекватных писем, простых и ясных работ, требующих равновесия. Дни, отмеченные красным цветом, – это очень эмоциональные и нестабильные периоды, энергию которых, однако, можно направить во благо себе, если применить свои творческие, артистические способности. В «желтые» дни все может обернуться как в «зеленую» сторону, так и в «красную». Они носят переходный характер. А вообще - все зависит от вас!

ПЯТАЯ РОССИЯ

Социальный проект, по которому страна
живет 10 лет и будет жить еще 70

Часть III. Палестина III тысячелетия
(прогнозы на XXI век и III тысячелетие)

1.2 Социальная структура и ритмика русского времени

Как показывают наши и другие измерения инерционных свойств российского общества, его значительные масштабы обусловливают необходимость своеобразных структурных решений. В частности, они требуют формирования устойчивой управленческой вертикали не только снизу, исходя из опыта социального строительства, но и «сверху», исходя из целесообразности. Об этом говорит и беглый экскурс в историю. Как в самую последнюю социалистическую, плановую во всех отношениях, так и в более раннюю эпоху, например, приглашения на княжение в страну варягов.

Понимание экстраординарных для современного мира масштабов социальной инерционности России говорит, кроме того, что на нынешней промежуточной ступени структурных преобразований, позволившей за 20 лет после начала «перестройки» создать лишь два устойчивых социальных слоя самоорганизующегося общества — специалистов и предпринимателей, процесс не закончится и со временем дойдет до некоего своего логического конца.

Чтобы охватить рамки складывающейся управленческой вертикали и, одновременно, социальной структуры общества в целом, рассмотрим наряду с текущей ограниченной по времени динамикой социального переустройства еще и наиболее известные теоретические подходы к проблеме. Поскольку очевидно, что перспективное социальное устройство общества не сможет игнорировать ни консервативные основания текущих тенденций развития, ни фундаментальные закономерности, лежащие в их основе.

1.2.1. Краткий экскурс в теорию вопроса

Социальные силы

Социальные структуры ограниченной размерности (семья, род, племя) являются продуктом естественной биологической эволюции людей, тяготеющих друг к другу с той или иной степенью «привязанности» или, как это полагают некоторые, «социальной гравитации». Такие образования произвольно возникают среди изолированных групп за сравнительно короткое время, сравнимое с жизнью отдельного человека, благодаря естественному чувству влечения мужчины и женщины друг к другу. Большая любовь формирует большую семью, а она, в свою очередь, вызывает притяжение к себе более дальних родственников (возникает род) и связанных с ними тем или иным общим делом других людей (возникает племя).

Именно это естественное по своей природе чувство притяжения людей, или (по Фрейду) коллективное бессознательное лежит, по нашему мнению, в основе всех, в том числе и более крупных социальных образований, складывающихся за исторические отрезки времени. Опыт изучения подобных по своей многосложности природных систем, типа облаков, убеждает что, если бы не было даже очень слабых сил притяжения, формирующих своеобразную «вязкую социальную среду» между ними, то не было бы и всего многообразия, порождаемых этим явлением социальных структур. Насколько сегодня наука продвинулась в понимании принципов движения разнообразных сред – начиная с воды в кране и заканчивая облаками и галактиками, настолько она категорична в этом утверждении. Все наблюдаемые в природных средах структурные образования являются следствием сил притяжения элементарных составляющих их частиц, какими бы они не были по своей природе. Поэтому наличие в обществе большого спектра социальных образований с точки зрения естественных наук не может рассматриваться иначе, как следствие наличия в социальной среде сил взаимного притяжения. Притяжения, природа которого (но не законы) нам, по собственному опыту, хорошо известна.

Экономическая модель общества

Таким совершенно «естественным» или, по другому, природоподобным образом и формируются, по нашему мнению, все мелкие и крупные социальные структуры (деревни, города, например), а также их объединения и конгломераты, начиная с малых фирм и заканчивая империями прошлого и современными государствами. Силами симпатий людей друг к другу (и антипатий, естественно, как их противоположностей) масштабом от полного безразличия до шекспировской любви и ненависти.

С этой точки зрения структуру и динамику развития общества можно рассматривать производными величинами от наличия в социальной среде, с одной стороны, сил «привязанности» или притяжения – гравитации, а с другой, сил инерции.

Именно таким, в общем-то, образом и пытаются сегодня, как, впрочем, и во времена Маркса, моделировать экономическую, прежде всего, а затем уже и социальную эволюцию. Моделировать в абсолютном большинстве случаев, конечно, значительно упрощая представление о природе человека довольно узкими рамками экономического взгляда на него, хотя и используя, при этом, порой, довольно сложный формально математический аппарат, базирующийся на уравнениях Больцмана. В следствие этого возникает потребность в достаточно произвольных интуитивных соображениях для приведения задачи к разрешимому виду.

Уже сколько Нобелевских премий по экономике присуждено за подобные изыскания, а кризисам – что экономическим, что социальным – несть числа.

С одной стороны, конечно, природа общества нам еще до конца непонятна (точного описания сил «привязанности» мы не знаем). А с другой, может быть мы ошибаемся и по существу, систематически огрубляя всякую социальную задачу до чисто экономической?

Во времена Маркса такое приближение в описании общества было оправдано. Тогда не было современной вычислительной техники, способной просчитать и учесть каждого человека и, что не маловажно, современных знаний о природе взаимодействия и частиц и людей, их колебательного или точнее флуктуационного развития практически во всех известных сегодня науке системах, начиная с клетки и заканчивая галактиками.

Доминирующий сегодня подход к моделированию социальных и экономических явлений своими корнями уходит к представлениям Больцмана (сформулированным около 100 лет назад) о принципиальной возможности описания любых сколь угодно сложных систем, если детально известно их состояние в некоторый момент времени и механизм взаимодействия частиц. К этому принято еще добавлять, так называемое «второе начало термодинамики», согласно которому самопроизвольно все замкнутые системы могут эволюционировать лишь от менее хаотического состояния к большему.

С одной стороны открытие Больцмана о естественной направленности развития больших систем частиц во многих промышленных и части экономических задач оказалось чрезвычайно плодотворным. Но с другой стороны, так же очевидно, что с реалиями общественной жизни, в которой мы постоянно наблюдаем рождение и людей и новых социальных систем, оно находится в вопиющем противоречии.

Модель социальной турбулентности

Однако после открытий Кондратьева, Колмогорова, Кузьмина, Жирмунского и появления в самые последние 10-летния знаний о социальной турбулентности к рассмотрению общества оказалось возможным подойти совсем с другим уровнем интеллектуальной вооруженности.

Сегодня, например, более, чем полвека спустя после открытия Кондратьевым волнообразного движения социально-экономической среды и появления гипотезы Колмогорова о турбулентном вихревом характере движения «коллективных частиц» вне зависимости от их природы, уже нет никакой необходимости учитывать динамику всех (в случае человечества 6 млрд.) людей для понимания как перспектив социальной эволюции, так и ее устойчивых состояний.

Удивительно, но на социальном уровне интерпретация гипотезы Колмогорова, обобщающая, в том числе, и изыскания Кондратьева, проста до очевидности. Энергия распада крупных социальных систем (государств, например) в начале передается структурам меньшего масштаба (областным, отраслевым, например) и далее по цепочке вплоть до отдельного человека. Поэтому, например, в России сегодня, после 15 лет социального разложения среди простых людей, в отличие от элиты, можно еще найти тех, которые не ощущают на себе новых социальных реалий.

Кроме того гипотеза Колмогорова говорит, что при естественном перераспределении энергии социума от крупных структур к мелким всегда происходит безвозвратная потеря ее значительной части, величина которой, что немаловажно, зависит не от рода взаимодействия частиц (многие силы взаимодействий между частицами неизвестны не только в обществе, но и в природе), а лишь от масштабов социального пространства и времени. Именно это удивительное обстоятельство подтолкнуло в свое время ряд известных ученых, таких как Илья Пригожин, Герхард Менш или Юрий Батурин, к плодотворному рассмотрению и моделированию общественной жизни с позиций существования некой, как ее стали в последние годы именовать, «социальной турбулентности».

В результате этих изысканий сформировалось новое представление о «социальной турбулентности» (с соответствующим формально-математическим аппаратом), как некоем явлении, простирающемся от почти гармонических до почти случайных колебаний социальной среды. Или, говоря языком греческих философов древности, – от космоса до хаоса.

продолжение




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру