Заштопик Версия для печати
Собаки в моей жизни

Даже самые одержимые мизантропы и жители XXI века не могут огородить себя от общения с живыми организмами нечеловековидного типа. С животными, даже хоть и редко, но контакт у нас происходит и должен происходить. Это длится уже на протяжении многих лет, безостановочно. Мы едим животных, пользуемся ими, забавляемся играми с домашними питомцами, любуемся необычной красотой дивных и редких особей. Всё, как должно быть. Правда, не без косяков ;))

Так или иначе, нам приходится вступать в контакт с дикой и не очень природой и её обитателями. Тем более эти редкие соприкосновения с природой очень сильно влияют на наш внутренний психобаланс, заполняя собой нужные ячейки. Ведь непросто так у детей возникает столько восторга во время притрагивания и поглаживания мягкой теплой живой шкурки, которая ещё может и облизать.

Адекватное и взаимное общение с животными успокаивает и нейтрализует скопившейся негатив. Есть даже специальные книги, описывающее, какие животные от чего лечат.

У кого-то эти «соприкосновения с природой» проходят вполне удачно, они даже успевают уловить от этого всего кайф и насладиться всеми прелестями общения с божьими тварями, а у кого-то подобные встречи с живностью оставляют немного неприятные воспоминания. (Я не имею в виду насекомых, у которых фанатов по определению меньше, чем у пушных млакососущих).

Я лично отношусь к братьям нашим меньшим вполне лояльно. Нет, я не могу сказать, что я являюсь ярым поклонником живности, как всякие ветеринары, разводящие у себя в квартире гадюшник, но я личность, не столь черствая к этим тварюшкам. Маленькие дикие ежики, к примеру, вызывают у меня гору умиления, восторга и положительных эмоций. Но это ежики. А есть ведь и другие животные.

К некоторым, например, кошкам я всегда испытывал и испытываю доверие и тягу. Но вот есть такие животные, к которым у меня давно сложилась неприязнь, некая безкомпромиссная отталкивающая инстинктивная реакция средней мощности.

Это собаки.

К ним я уже давно не испытываю теплых, манящих чувств. И даже уже вряд ли смогу вспомнить то время, когда я радовался при виде бегущей собачки. Да, надо признать, у меня у самого в раннем возрасте жила (да и сейчас по идее живет) собака – немецкая овчарка. Это, наверное, единственная собака, которую я не боюсь в любом состоянии. Но надо отметить, что общение с моим котом у меня вызывает гораздо больше позитивных эмоций, чем с собакой. Мне даже запах собак со временем стал противен. Я могу ее выгулять, потрепать, назвать ласковым словом, но это будет как-то натянуто и наиграно звучать, потому что… особой любви я к ней не испытываю. Хотя и обижать я ее не стану, а если она вдруг погибнет, я, конечно же, не на шутку расстроюсь.

Наиболее запоминающиеся впечатления об общении с другими, чужими, левыми псинками у меня носят крайне негативный оттенок. Вот три самые яркие и больные мои встречи с этими на самом деле очень трусливыми по некоторым причинам животными.

Впервые я разочаровался в этих зверюшках лет так 5-6 назад. У нас рядом с домом было некое подобие собачьего общежития, где бездомные дворняжки заводили семьи, игрались и находили убежище в холодную зиму. Это был небольшой овражек с кучей строительного мусора, в которой эти собаки и жили. В тот год у них уродилось довольно большое потомство, поэтому разные люди периодически помогали собакам с продовольствием, подкидывая им разную пищу, в частности, для щенят.

Я тоже решил как-то пойти покормить этих малышей. Собрал кашу и сосиски, оделся и отправился в овраг. Но тут случилось непредвиденное: вместо того, чтобы отблагодарить меня за принесенную мною еду, как это делали остальные люди, рыжая мамаша нагло набросилась на мою ногу и, вцепившись, начала впиваца. Я от страха и ужаса сразу кинулась бежать, но, споткнувшись, покатилась вниз с холма.

Вместе с рыжей сукой мы прокатились кувырком с холмика, а потом опять повторилось все то же самое, что случилось наверху: сука стала меня кусать. Увидев, что подбегает подмога, я что есть сил оттолкнул рыжую сучку и бросился бежать в лес.

Потом я уже, ничего не соображая, бежал куда попало, пока не начал чувствовать кровь на своей ноге. Рана была небольшая, но и не в ней было дело. Я до сих пор не понимаю, что спровоцировало эту рыжую на такой неблагодарный поступок. Ведь я даже к щенкам близко не подошел – оставил сосиски на расстоянии.

Собака давно бросила идею догнать меня – ее ждали дети, но я до самого дома (а пошел я туда другой дорогой, не через собак) нервно озирался по сторонам.

Отходил я от этого шока очень долго. Поначалу я просто неистово шугался от одного лишь вида любой собачонки, повстречавшейся мне по пути. Особенно я боялся маленьких лающих песиков, у которых в голове, по моим тогдашним соображениям, была одна мысль: укусить, впица мне в ногу и причинить мне невыносимые страдания.

Все эти «временные», как считали тогда мои родители, страхи и беспокойства при виде собак на самом деле оказались настоящими фобиями, только в легкой форме их развития. При любом малейшем звуке соответствующего содержания (лай, тихое рычание, поскуливание) мое тело напрягалось, в рабочее состояние приводились все защитные рефлексы, и я покрывался холодным потом.

Этим страхи, пожалуй, надолго въелись в мое подсознание и сознание моего подсознания, и я до сих пор не окончательно излечился от них. До сих пор я неспокойно реагирую на представителей собачьей породы. То есть этот первый случай мне запомнился на всю жизнь во всех красках. Теперь машинально при виде этих дворняг адреналин выделяется.

Вторая моя встреча с собаками имела некий оттенок тупого американского юмора. Я был торжественно приглашен на выходные к одной очень хорошей подруге в деревню. Целый день мы осматривали местные достопримечательности, типа раскопанной могилки с трупом птички, лес местных сатанистов, логово местных шалав и другие штуки, занявшие достойное место в деревенских байках.

Мы даже успели запалить страшную бабку в красном одеянии, везущую странный груз в повозке через поле. Предположительно это был страшный гнилой труп, но никто точно не знает.

У этой подруги моей в деревне жила собака, маленькая такая, на вид спокойная. Матвей звали. Когда мы вернулись с вышеозначенной прогулки, нам сразу же была предъявлена претензия, а потом последовало наказание в виде необходимости вывести это маленькое волосатое чучело на прогулку, дабы то смогло облегчиться.

Я, находясь в хорошем расположении духа, схватил поводок и выбежал за забор в ожидании Матвея. Громко крича и прыгая, я начал подзывать к себе это вдали бегущее существо. Но тут случилась неприятная неожиданность. Собака, вместо того, чтобы прыгнуть ко мне на ручки и залезть в ошейник, пробежала у меня под ногами, а после – буквально впилась в одну из них. Я начал громко орать и звать на помощь, которая вскоре подоспела.

Тогда мое самолюбие было подорвано чуть ли не до предела. Мне как будто только што насрали в душу. Мать девочки, у которой я гостил, сказала, что если бы не трое штанов, которые на мне тогда были, то рана бы могла быть очень серьезной, а так – я отделался синяком и несколькими каплями крови.

Но это её высказывание, увы, ни капли меня не взбодрило, как она надеялась, а наоборот, ввело в состояние ещё большей обиды и депрессии. Мне было чрезвычайно обидно и горько не столько за свою покусанную ножку, сколько за эту немотивированно примененную ко мне жестокость со стороны Матвея. Я до сих пор в шутку распространяю сказки про эту собаку-маньяка%).

После второго случая надежда вновь перейти на «ты» с представителями собачьего рода пропала раз и навсегда.

Третий и очень нервный контакт произошел совсем недавно. Буквально неделю назад. Я собирался с группой ребят отправиться в небольшую экспедицию в Белогорие. В этот день как раз проходил фестиваль любви, где мне удалось побывать на очень удачных местах, поэтому я заведомо знал, что буду возвращаться с этого мероприятия относительно поздно.

От метро до нашего места встречи было минут 7-8, и шло оно по темной алее, окруженной деревьями. Я тихо и аккуратно шагала по этой пустой и темной дороге, и мне в голову от нечего делать сразу начали лезть мысли про девочек изъ колодцев, про воров и сионистов с ножами, по ночам кушающих белых детей.

И вдруг, почти четко по моим предположениям, из темных кустов выскочила небольшая стайка собак, рычащих и гавкающих. Они, судя по всему, были адско голодными, поэтому мое появление пришлось очень кстати.

Я, уже машинально зная что делать, моментально бросил все вещи и рванулся на дерево. Но собака усела ухватить меня за длинный шарф и было немного тяжело удержаться в обнимку с веткой.

Спасаясь от собаки. © Zashtopik/Peremeny.ru

Устроившись там поудобнее, я отзвонил своим и стал в страхе ждать подмоги. Но вечерок выдался на удивление веселый. Очередного резкого обострения послесобачного стресса у меня в этот раз не было. Нет. На этот раз все закончилось по-другому!

Я стал вдруг как-то проще относиться к происходящему – и к собакам, и к жизни вообще. Я, конечно, до сих пор уверен, что такое мое боязливое отношение к собакам отнюдь не их вина. Точно также можно невзлюбить на всю жизнь кирпичи, представитель рода которых один раз случайно свалился вам на голову.

Я не собираюсь теперь уничтожить всех дворняг. Может лишь тока тех, кто тада меня покусал… хотя они вряд ли до сих пор живы. В таком городе, как Москва, бездомным собакам тяжко приходицо. Но собаки после этого всего точно не войдут в верхушку топа «мои любимые животные». Ей богу, кролики гораздо вкуснее. Никогда не понимал китайцев %).




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру