Лев Пирогов Версия для печати
Картошка и Скарабеев

Ладно, про Чижа, как договаривались. Его всё-таки привели потом. Толстенького, улыбающегося, как Будда. По лицу видно – человек пьющий, хороший. Посадили на стульчик. Рядом еще чувак сел, говорят, Паша звать. Говорят, написал песни, которые сейчас петь будут. Ну ничего. Чиж, как известно, все свои лучшие песни тоже не сам сочинил. Их сочинил Александр Чернецкий из группы «Разные люди». Но поскольку Чернецкий лежал в кровати парализованный, а у Чижа сексуальный голос, прославился Чиж. И мы (с вышеописанной красивой женщиной с бледным лицом) пришли на него позырить.

А там же как? Сначала идешь по такой блестящей трубе. Потому что – «клуб». Потом тебя раздевают донага и обыскивают. Потом ты спрашиваешь: «А где тут Чиж?» И тебе машут рукой – а вот там где-то. И ты идёшь куда-то туда. А там – ой, блядь!.. Прозрачный пол!!! И всё, что под тобой, на первом этаже, происходит, видно! Я сразу упал. На всякий случай. Так, думаю, проваливаться будет ближе. Потом ничего, привык, стал потихоньку разглядывать. Внизу олигархи сидят, в азартные игры играют. А им на тележках харч различный подвозят: омары, фаршированные креветками, рябчики в винном соусе, ножки православных младенцев в кляре. И они это всё так лениво – тыц, тыц… Меня затошнило. Взяли с бледной красивой вина. Сидим.

Потом начался ад. Уже описанный мною под ссылкой в первом абзаце. Потом ад закончился. Потому что, как уже было сказано, – привели. Кроме Чижа и Паши привели еще троих мужиков – один роялину электрическую мучил, другой баян, а третий (он мне больше всего понравился) был на Сашу Бора похож. Есть такой жэжэ-пользователь, Саша Бор. Толстый, в смешной шапочке и оранжевой майке. В хорошем смысле оранжевой. Он стучал палочками по картонной коробке. По научному говоря – перкуссии.

Стали петь. Песни этот Паша написал, сразу вам скажу откровенно, говно. Ну, то есть, все их я уже где-то слышал, такие песни. И не запомнил. А Чиж так трогательно лапки сложил – босой, в сандаликах, и пальцы видны. «Иксиком» сложил и на гитаре играет, старается. Хорошо играет. Только песни говно. Ну да у Чижа все песни говно, говоря откровенно. Есть, знаете, такой сорт музыки, которая воспринимается только в живом звучании, а точнее, в присутствии исполняющего ее музыканта. Ну типа, вы понимаете, «обмен энергией». Слушаешь – и плачешь. А потом приходишь домой, ставишь пластинку и в лучшем случае вспоминаешь, как тебе ТОГДА хорошо было. А в ещё более лучшем – просто ужинаешь и ложишься спать. Предварительно поебавшись. Не знаю, зачем я это здесь приписал. Наверное, у меня проблемы. Потому что у кого нет проблем, тот не пишет ничего сказочно прекрасного про еблю, а пишет, напротив, про то, как Ходорковского несправедливо посадили в тюрьму... Меня осенило!!!

Представляете, все они – эти такие воспитанные и приличные с виду люди, которые выступают по телевизору и пишут в Солидных Газетах про Ходорковского, НА САМОМ ДЕЛЕ ПОГОЛОВНО ТАЙКОМ ЕБУТСЯ!!! Какая гадость! Какой кошмар. Не удивительно, что в стране вот уж который год никак не наведут порядка…

Ну так вот. Вообще-то я в творчестве Чижа не очень хорошо разбираюсь. А из того, в котором я разбираюсь, мне только две песни нравятся: «Сен Семилья» и «О любви». И обе их, если не ошибаюсь, сочинил Чернецкий. Однако слушать любую из этих песен по четырнадцать раз подряд, как я люблю, у меня почему-то никогда не получалось. Что настораживает. Вообще, будет лучше, если про Чижа напишет Илья Миллер – он в этом лучше разбирается, потому что сам талантливый музыкант, играет и поет в группе «Терьеры». Там у них сам Дима Комаров в костюме волосатого огурца стучит гитарой по сцене. А я лучше напишу про жареную картошку. Почему-то её образ в мировой художественной культуре недостаточно отражён.

Жареную картошку надо есть так. Сердюченко яростно потёр нос, отчего на кончике его осталось маленькое синее пятнышко вроде трупного. Берёшь жареную картошку… Сердюченко задумался. Неожиданно ему стало пронзительно ясно, что качество жареной картошки зависит от сковороды. О нет, даже и не мечтайте причаститься настоящей жареной картошки из мондиалистской лоханки Bocsh или Tefal! Тут нужна НАСТОЯЩАЯ, железобетонная сковородка!

Сердюченко отчетливо представил себе её надёжное чугунное дно и ему стало очень-преочень хорошо на душе. Бледные, словно извлеченные из-под кожуры трусов и юбок женские бёдра, бесстыжие ломтики ложатся на такое дно полуобморочно нежными лепестками… Внезапно острый, лишающий воли запах вкусовой добавки Е-136 заполонил мозг Евсеева (это, конечно, был он, а вовсе не Сердюченко). Скарабеев схватил себя за шею руками, закашлялся и удивлённо умер. Зрители стеснительно потянулись к буфету, обмахиваясь программками. Обратно никого не пустили.





Священная шутка (повесть)
Авантюрно-визионерская повесть Михаила Глушецкого «Священная шутка» обречена (не) стать событием в литературном мире. Уже хотя бы по той причине, что в своей прекрасной безбашенности, легкости и свободе она слишком близка к жизни и слишком далека от того, что принято нынче считать литературой. Убедитесь сами.
Антология поэзии Перемен

Реплика Глеба Давыдова, посвященная выходу сборника «Антология поэзии Перемен», который стал итогом проекта «PDF-поэзия Peremeny.ru», начавшегося восемь лет назад. Лучшие стихи, отобранные из 22 сборников шестнадцати разных авторов, опубликованных за это время в серии. Статья о том, что такое настоящая поэзия и в чем суть «Антологии поэзии Перемен».

Указатели Истины: Рада Ма
Впервые на русском языке — фрагменты сатсангов Рады Ма, легендарного мастера недвойственности из Тируваннамалая, которая закончила свой земной путь обрядом самосожжения в 2011 году. «Если у нас есть какие-либо иные мотивации, кроме свободы, то на пути нас подстерегает множество искушений. Мы застрянем и будем простаивать где-то на пути. Свобода должна быть единственной нашей целью».





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>