Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Семьдесят второе – Новый Иерусалим

Патриарх Никон основал монастырь на Истре в 1656 году

Когда патриарх Никон отстраивал свой монастырь на Валдае, среди многих сел, приобретенных им для этой затеи, оказалось и село Воскресенское на реке Истре. Никон, там раз побывав, стал часто наведываться: тянуло. Сперва останавливался в крестьянских избах, а потом понял: здесь его место. Стал строить. А поскольку он все всегда делал с размахом, банальная загородная резиденция стала превращаться в центр православного мира. По крайней мере, так патриарху казалось.

Новоиерусалимский Воскресенский монастырь с дороги от города Истры

Этот мордвин был большой фантазер. Даже его детство напоминает сказку: злая мачеха невзлюбила мальца, мучила и даже пыталась погубить обычным методом Бабы Яги – в печке. Возможно, отсюда и нервный характер, и склонность к гиперболам, и многое другое. Никон рассказывал, что в 12 лет сбежал из дома в близлежащий Макарьев Желтоводский монастырь. Этого быть не могло, потому что родился Никита (мирское имя Никона) в 1605 году, а хитроумный Авраамий только в 1620 году начал восстанавливать Макарьеву обитель после почти двухсотлетнего запустения. Но чуть позже Никон все-таки проведет в ней несколько лет на послушании. И там на лесных работах татарин-прорицатель скажет ему: будешь, брат, патриархом.

Вход в монастырь. Народу так много потому, что в этот день было Рождество

В Желтоводском монастыре Никон получил первоначальное образование, но не постригся, а вернулся в мир, женился, стал попом в Лысково, через Волгу от Макарьева. Позднее перебрался в Москву, где от морового поветрия умерли все его дети. Он это понял как знак. Уговорил жену разойтись по монастырям. Сам отправился на север. На Анзерском острове в Белом море принял постриг от великого Елеазара. Там Никон страшно себя изнурял. Бесы искушали его. Известно, что у него были какие-то видения, но какого они были качества – неизвестно.

Территория монастыря. Справа вход, левее - Дамасская башня, еще дальше - Ефремова

В 1629 году молитвами Елеазара Анзерского царь Михаил родил сына Алексея. В благодарность старец получил средства на строительство каменной церкви на острове. Но не спешил ее строить. В связи с этим впервые (насколько известно) дал себя знать дикий нрав будущего патрираха. В дым разругавшись со своим наставником из-за его медлительности, Никон сел в лодку и отчалил на материк. Буря застигла суденышко. Но – кому суждено стать реформатором, тот не утонет. Лодку прибило к маленькому острову Кию неподалеку от устья Онеги. На этом острове патриарх впоследствии построит один из трех своих монастырей – Крестный.

Поднявшись вверх по Онеге, Никон пришел к Кожеозерскому монастырю (я о нем поминал в связи с Леонидом Устьнедумским) и остался в нем. Года через два стал настоятелем. В 1646 году по монастырским делам он будет в Москве, познакомится с Алексеем Михайловичем, заговарит ему зубы так, что молоденький царь немедленно назначит его архимандритом столичного Новоспасского монастыря, потом вскоре (1649) Новгородским митрополитом, и, наконец, патриархом – в 1652 году. Стремительная карьера, прав был, однако, татарин.

Это для разнообразия монастырский парк осенью. За деревьями просматривается монастырская стена. Над нею шатер Воскресенского собора, левее - маковка церкви Рождества Христова и Елизаветинская надвратная башня 

Конечно, все это не просто так. Какая-то рука вела Никона. Может рука того существа, которое являлось ему в Анзерском скиту, а может – рука (и совет) Иерусалимского патриарха Паисия, который в то время крутился в Москве. Во всяком случае, эта карьера делалась не только по манию царя, дружбу которого еще нужно было как-то завоевать. Тут много нюансов. Например, нужно было как-то убедить Стефана Вонифатьева, духовника царя, отказаться от патриаршества. Этого человека выдвигали протопоп Аввакум, Иван Неронов, Логгин Муромский и другие ревнители благочестия (так называют кружок, сформировавшийся вокруг Вонифатьева, который фактически направлял церковную политику при слабом патриархе Иосифе). Нужно было нейтрализовать этих ревнителей (Никон, впрочем, тоже входил в их число).

Вообще, зная характер Алексея Михайловича Тишайшего, можно определенно утверждать: царь разглядел в Никоне именно того человека, который наилучшим образом соответствовал его, царя, тайным устремлениям. А именно: развязать ужасную свару (об этой черте характера Тишайшего я уже говорил) под видом реформы, призванной устроить из России мирового лидера христианского благочестия, всеправославное царство и вообще – Третий Рим, если не Новый Израиль.

На Рождество 2007 года Путин был в Новоиерусалимском монастыре. По телевизору показали, как он в церкви, наклонившись, шептал что-то стоявшей впереди него девочке: вот она идет в красно-зеленой куртке. Теперь девочка знаменита, на нее показывают пальцем

В те времена Церковь давно уже попала под пяту государства. Это было неизбежным следствием той программы, которую предначертал Иосиф Волоцкий. Суть ее: Церковь должна быть богатой. Вот и выпрашивали церковники подачки у властей. И потому не могли (за редкими исключениями) даже пикнуть против начальства. Так что иерархи, собравшиеся на Собор 1652 года, безошибочно выбрали из двенадцати кандидатов – угодного царю Никона. Хотя многие уже понимали, что это приведет к большим неприятностям. Только не знали еще их масштаба. Масштаб определился, когда во время наречения на патриаршество Никон заставил царя встать на колени и публично взял с него обещание полного послушания. Царь обещал, потому это сулило большие возможности для раздувания смуты, которую он печенками чуял (хотя, конечно, не отдавал себе отчета в том, к чему идет дело).

Воскресенский собор. А на переднем плане - церковь Константина и Елены

Направления главных ударов реформ общеизвестны: редактура богослужебных книг, введение троеперстия, служение на пяти просфорах (а не семи, как раньше), тройная (а не сугубая) аллилуйя, хождение противосолонь и так далее. Совершенно неважные, казалось бы, вещи, большинство из которых можно было делать – и как требовал Никон, и по старому (что потом подтвердил не только он сам, но и Константинопольский патриарх Паисий). Но в том-то и фокус, что для реформатора эти изменения были важны не своим реальным содержанием, а тем, что, утверждая их, он мог поставить Святую Русь раком. И поставил. Раскольникам, между прочим, формально инкриминировали отнюдь не приверженность старой вере, но – непослушание.

Крест на берегу Истры около Никонова скита. Река Истра в этом месте называется Иорданом

Ревнители благочестия, превратившиеся вскоре в раскольников, тоже ведь были за реформы, за наведение порядка, за то, чтобы Москва стала Третьим Римом, объединила собой вселенское православие, но – по старому русскому образцу. Самое неприятное для них было то, что все эти Никоновские нововведения шли от греков, к каковым на Руси уже относились как к последним прохвостам. Примерно, как сейчас относятся к евреям, глядя на бесчисленных абрамовичей. Конечно, это несправедливо. Среди греков попадались приличные люди, но в Москву, как на грех, приезжали действительно в основном проходимцы.

Вот, например, у Никона справщиком книг работал некий Арсений Грек, человек с интереснейшей биографией: образование он получил в Риме, в иезуитской коллегии, потом принял ислам, позднее стал униатом, приехав в Россию, быстро попал на Соловки – как еретик. Конечно, этот размах можно отнести на счет духовных исканий Арсения, но все же подобного рода искателям не следовало бы доверять ответственных дел. А Никон вытащил еретика с Соловков и доверил ему править богослужебные книги. Не иначе как для того, чтобы взбесить оппонентов.

Благодаря Сурикову, боярыня Морозова стала самой известной русской раскольницей. Вот она на пути в Боровскую тюрьму показывает показывает правильное сложение пальцев. Люди относятся к ее жесту по-разному, и это уже раскол. В сущности картина Сурикова - это икона раскола. Русский бог на этой иконе принял облик юродивого нищего в правом нижнем углу: кротко напутствует. Но вообще-то он может принять и иной облик. И послать жестко на хуй

Разумеется, самым крупным игроком на подмостках начатого Никоном Раскола был Русский бог. Он давно уже оправился от удара, нанесенного шесть с половиной веков назад богом евреев. Сумел влиться в те формы, которые предложило ему Византийское христианство. Сумел деформировать их по своему размеру и вкусу. Изменил смысл обрядов, перестроил богослужение, создал новые формы общения со своими адептами. Этот процесс весьма адекватно описывает концепция псевдоморфоза Освальда Шпенглера. Цитата: «Историческими псевдоморфозами я называю случаи, когда чуждая древняя культура довлеет над краем с такой силой, что культура юная, для которой край этот – ее родной, не в состоянии задышать полной грудью и не только что не доходит до складывания чистых, собственных форм, но не достигает даже полного развития своего самосознания. Все, что поднимается из глубин этой ранней душевности, изливается в пустотную форму чуждой жизни; отдавшись старческим трудам, юные чувства костенеют, так что где им распрямиться во весь рост собственной созидательной мощи? Колоссальных размеров достигает лишь ненависть к явившейся издалека силе».

Это подземный храм Константина и Елены. Равноапостольный Константин, как известно, прекратил гонения на христиан и диктовал им на Вселенских соборах, как правильно они должны понимать свою веру. Но вообще-то он был митраист, а хуже того – детоубийца (Крисп, Лициний). Его мать Елена знаменита тем, что отправилась в Святую землю и нашла там и крест, на котором был распят Иисус, и Гроб, в котором он был похоронен, и пещеру, где он родился - через триста лет после событий. Церковь Константина и Елены в Новом Иерусалиме поначалу была построена как подземная. Но дело в том, что там сыро, внизу бьет источник. И подземная церковь начала погибать. Пришлось окопать ее глубоким рвом, то есть сделать условно подземной. Ясный символ того, что: не надо лезть в место силы с предвзятыми идеями 

Колоссальная ненависть и полное отсутствие самосознания в нашем случае, конечно, некоторое преувеличение. Но определенная, скажем так, нелюбовь – наблюдается. И уровень самосознания – тоже неплохо бы было повысить. Чтобы хотя бы осознавать, в каких условиях мы живем, и не увлекаться тупым копированием ничего для нас не значащих форм, не работающих уже даже там, откуда их так старательно копируют. А иначе и дальше придется подстраиваться то под Византию, то под Голландию, то под Америку. Догонять и вечно оставаться с носом, как, например, вот сегодня с этими убогими реформами.

Реформы Никона, конечно, не были так радикальны, как современные. Но тоже наделали дел. Вот казалось бы мелочь: какая разница, как складывать пальцы, когда крестишь лоб. Но с точки зрения того, кто практикует крещение лба не как механическое действие, выражающее показную покорность далекому богу, но – как магический жест, как мудру, – любое изменение распальцовки вещь очень серьезная. Ведь кукиш, началом которого (как это точно подметили раскольники) является троеперстие, обычно применяется как эффективный способ защиты от вредоносных воздействий злых демонов. И если его применять по отношению к благому богу, то можно, пожалуй, его и рассердить. Как оберег троеперстие вполне приемлемо (хотя в этом случае лучше все же показывать шиш). Но если ты хочешь, чтобы бог к тебе снизошел, ты должен показать ему нечто другое: пригнуть средний палец до уровня указательного. Тогда бог поймет, что надо прислушаться к твоим чисто конкретным молитвам, пожеланиям, которые, ясное дело, выражает твой указательный палец: это хочу.

Мгогообразие мудр (распальцовок). Каждая из них что-то значит, при помощи каждой можно добиться определенных результатов

Вообще-то русскому богу ничего не надо показывать пальцами. Потому что он и так знает, что тебе от него надо. И дает, если ты к нему обращаешься. Но вот беда: Никон вел к тому, чтобы человеку не осталось времени на общение со своим богом. То есть начал вводить единогласие (в этом его поддерживали ревнители благочестия). Раньше-то служение еврейскому богу проходило в стремительном темпе: разные служители одновременно и читали, и пели, и возглашали разное, так что ничего нельзя было понять в этой какофонии, но – что положено по служебнику, исполнялось. Отдавав, так сказать, богу богово, народ спешил к своему богу, к работе во имя его. Ведь у русских всегда масса дел: дойти до Тихого океана, Парижа, Берлина, выйти в космос, возделать свой сад, вставить жене, ее подруге, подруге подруги – на это же требуется уйма времени. А тут – стой и слушай. В охотку-то оно и не грех, но вольного слушания никто не предлагал. Только подневольное. И к тому же – невозможно растянутое единогласием, даже греки это понимали.

Воскресенский собор 

Вопрос в пустоту: зачем доводить богоугодное дело до абсурда? Ответ: чтобы отвадить народ от чужой веры. Тут русский бог действует, как хитроумный Гегелевский дух: через жопу. Буквально: «Бог дает людям действовать, как им угодно, не стесняет игру их страстей и интересов, а получается из этого осуществление его целей, которые отличны от целей, руководивших теми, которыми он пользуется». Интересы и страсти Никона были в том, чтобы все – от царя до последнего Ваньки – исполняли его волю (хотя сам-то он думал, что – божью). Результат для еврейского бога вышел плачевный: раскол в Церкви. Он, впрочем, развился не сразу. Первым против нововведений выступил епископ Павел Коломенский, которого патриарх побил прямо на соборе, а потом закатал так, что никто толком и не знает, как он погиб. Потом пришла очередь попов из кружка ревнителей благочестия. Для начала Никон их сослал. За невинными страдальцами должен был потянуться и простой народ. А это уже означало, что миссия Никона выполнена: теперь – сама пойдет.

Мост через Поток Кедрон в Новом Иерусалиме. Кедрон Кедроном, а приношения духу, живущему на этом мосту (по дороге к Никоновову скиту), ровно такие, как требует русская народная религия. Деревца просто обвиты мануфактурой. Думаю, не надо объяснять, что этого духа зовут Никон

Тут в патриархе будто что-то проснулось и повело дело к тому, чтобы уже и самому пострадать. Он начало усиленно провоцировал к этому царя, но тот все отвиливал, ждал настоящего скандала. И вот сильный ход: в 1658 году придравшись к ничтожному поводу, Никон объявил, что оставляет патриаршество. И затворился в своем Новом Иерусалиме. Буквально отправил себя в добровольную ссылку. И тем самым спровоцировал парадоксальную ситуацию: патриарх и есть, и нет.

Итог: на соборе 1666 года Никона низложили. Приняли все его начинания, а его самого отправили уже в настоящую ссылку на север. Сперва в Ферапонтов монастырь, а потом перевели в Кириллово-Белозерский, где условия были пожестче. Новый царь Федор Алексеевич вернул Никона, но на пути в Москву (в Ярославле в 1681 году) он умер. Прекрасная драматургия. Похоронили его с большими почестями в Новом Иерусалиме. Там, в излучине Истры, и витает тень патриарха Никона, думавшего, что может покорить своей власти русского царя. Но тот только казался Тишайшим, а на деле был постановщиком ярких трагедий, вдохновляемых русским богом.

Вот целиком место силы в излучине Истры. В этом кармане помещаются и парк (Гефсиманский сад), и монастырь, и вообще вся святая земля патриарха Никона. Очень странное место. В принципе река могла бы пройти и там, где сходятся три дороги (там низина и, видимо, Истра там когда-то и текла). Но вот нет: сделала излучину, создав зону для привидений 

Несмотря на толпы туристов, в Никоновом месте силы и сейчас хорошо. Изначально оно образовано течением Истры, которая, упершись в гору, на которой стоит монастырь, делает длинную петлю к западу и потом возвращается на прежний путь. Получается такой карман, а в нем – райский сад под монастырской стеной. Там забываешь себя, все проблемы и время. Только вошел – и вот уже вечер. В этом саду Никон построил скит для себя: странное трехэтажное сооружение на берегу Истры. С подвальным храмом, жилыми покоями, хозяйственными помещениями, а на плоской крыше – еще один храм, звонница и совсем уж микроскопическая келья, в ней бугай Никон едва помещался. Это, по сути, слепок души патриарха, жаждавшей вселенской шири, но заклепавшей себя в рамки ничтожных условностей. Тот же псевдоморфоз.

Никонов скит. На плоской крыше справа келья, слева звонница, а посередине церковь Петра и Павла. Все это еще называлось "Отходная пустынька" 

И в целом Новоиерусалимский Воскресенский монастырь символ псевдоморфоза. Вот хотя бы эти наименования и переименования: Истра – Иордан, родник под монастырской стеной – Силуанская Купель. Еще: Гефсиманский Сад, Поток Кедрон, Фавор, Капернаум, Вифания и так далее. Или вот: Воскресенский собор, построенный по плану храма Гроба Господня в Иерусалиме, но только больше, круче, мощней, православней. Многие умиляются: икона Святой Земли. Побойтесь бога, какая икона? Обычная русская дурь, воплощенная в христианских постройках. Постройки красивые, они, в общем, не портят места силы, а удачно завершают его. Но при чем же здесь Иерусалим? Нет, это место силы Никона. Если же это все-таки Иерусалим, то тогда – вовсе не место силы мятежного духа, а просто местечко.

Слева Храм Гроба Господня в Иерусалиме, справа - Воскресенский собор патриарха Никона в Новом Иерусалиме. Картинка взята из книги Татьяны Фадеевой "Образ и символ" 

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру