Лев Пирогов Версия для печати
In memorium маркиза де Сада

                   Философия - это вовсе не искусство утешать слабых. Ее цели - возвышать разум и вырывать из человека его предрассудки
Маркиз де Сад





Хороший человек был маркиз де Сад. Вдруг вспомнилось. Просто у него день рождения 2 июня. Я не шучу. Честное слово, он был реально хороший. Это трудно доказать, но легко объяснить. Я попытаюсь.

Во-первых – что мы знаем о маркизе де Саде? Да ни хрена мы не знаем. А он, во-вторых, был мужик! Не то что вся эта «просветительская» шваль, которая только и могла, что сочинять порнушку. В XVIII веке во Франции все сочиняли порнушку – так было надо. А де Сад, прежде чем сочинять порнушку, семь лет провёл на войне.

Там он скакал на лошади, сжимая сухой от пыли рукой скользкую от крови рукоять сабли и падая кувырком в мокрую от конского пота траву с разрубленными камзолом и грудью. И долго лежал, рассматривая облака, и думал: когда вон то облако доплывёт вон дотуда, попытаюсь встать на одно колено... А вокруг дырявили воздух пушки и барабанили барабаны.

Не раз и не два де Сад заглядывал смерти в лицо, потому что он был стремительным, как ветер, кавалеристом, а подлая тварь была слишком неповоротлива и ленива, чтобы вовремя успеть повернуться к герою задом. Всё это закалило его характер. Семь лет рукопашной – это вполне достаточно.

Пройдя войну, молодой ветеран женился на одной доброй женщине. Он очень её уважал и любил! Все силы своей искалеченной защитой родины психики (пока Дени Дидро жрал баранину и трахал монашек) юный маркиз клал на то, чтобы нежно целовать её в сахарные уста и ничем не обидеть. Но злобные и жадные родители девушки через своих влиятельных друзей упрятали маркиза в тюрьму – зачем он, дескать, посещает дома терпимости и порет там проституток. В прямом смысле порет – не подумайте ничего плохого. Им бы, наверное, было приятней, если бы де Сад стегал их собственную, любимую им, дочурку.

Сидя в Бастилии, исхудавший, но не сломленный Донасьен Альфонс Франсуа де Сад подарил Франции её главный национальный праздник – День взятия Бастилии. Дело было так. Отощавшие народные массы гуляли по Парижу, гадая, какой бы ещё винный погреб разграбить. Задумчивые ноги привели их под стены самого мрачнейшего застенка тогдашней Европы. Нестройными голосами народный хор затянул «Эх, дубинушку». Де Сад прижался лицом к решётке и выкрикнул:

- Заткнитесь, сволочи, три часа ночи!

А возбуждённым революционной ситуацией массам послышалось: «Спасите, помогите, граждане свободной Франции, в Бастилии убивают заключённых!» Так произошла Великая Французская революция.

За особые заслуги перед народом (а также потому, что всех остальных образованных людей революционеры быстро убили) «гражданина Сада» (предлог «из», звучащий по-французски как «де» сочли контрреволюционным) назначили сперва ответственным за революционную кавалерию, а потом – кем-то вроде народного комиссара здравоохранения. Наверное, он бы ещё много кем успел побывать и скорее всего оказался бы в конце концов на историческом месте Наполеона, спасшего Францию от революции, но от такой судьбы де Сада уберегла обычная человеческая порядочность.

Дело в том, что он сразу же принялся отчаянно злоупотреблять положением: сначала спас от гильотины упрятавших его в тюрьму тёщу с тестем, потом отказался подписывать ещё какие-то расстрельные списки (и даже написал об этом письмо Робеспьеру, которое сам же потом и зачитал на заседании какой-то революционной кувырколлегии), а потом помог бежать приговорённому к смерти офицеру. Он бы и дальше спасал людей, но революционеры одумались и упекли своего героя обратно в тюрягу.

В общей сложности маркиз де Сад провёл в заточении 30 лет. Человек, о котором все думают, что он был извращённым сладострастником, просто не имел для этого никакой возможности! Кроме пары случаев с проститутками в послеармейской молодости, его репутация «садиста» ничем не подкреплена. А книги (15 томов) написанные де Садом в тюрьмах, лишь на малую толику состоят из таких эпизодов, как зашивание пизды нитками. На три четверти с гаком это философские трактаты о человеке, об отношениях в его душе «естественного» и «социального».

Это покажется странным, но «экстремист» де Сад был на самом деле традиционалистом и консерватором. В противоположность Руссо, считавшему, что все люди рождаются хорошими, и лишь потом общество их уродует (а значит, общество следует переделывать), де Сад утверждал, что в человеческой природе, равно как в природе вообще, полным-полно агрессии и насилия. Зверушка ест зверушку, птичка клюёт птичку и все жадно ебутся. А потом с неба падает меторит и пробивает вам голову. Общество же существует для того, чтобы погасить эту изначальную природную агрессию, впитать её, отфильтровать и перенаправить в другие русла.

Руссо говорил: человек достаточно хорош для того, чтобы устраивать во имя этого войны и революции. А де Сад говорил: человек достаточно плох для того, чтобы пытаться жить в мире.

Лично мне вторая точка зрения как-то ближе. Но поскольку принять её – означало отвергнуть все «достижения» Нового времени, включая либертэ, эгалитэ и войну в Ираке, современная цивилизация предпочла Руссо. Вернее, его предпочли «серьёзные люди», которые вложили в современную цивилизацию «серьёзные бабки».

А де Сада, чтобы его вопль не разбудил больше ничью мысль и не обрушил больше никакую Бастилию, выставили перед массовым сознанием этаким развратным экзотическим чудаком, потешным экспонатом кунсткамеры.

Сволочи!





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру