Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Сто шестое – Старые Печеры

На этом гугловском снимке видна часть Нижнего Новгорода ниже впадения Оки в Волгу. Печеры отмечены красной точкой, а на врезанном в правом верхнем углу более крупном снимке красная точка стоит около Преображенской церкви в Печерах. На этой же врезке справа внизу зеленой точкой помечен источник, который представлен, на следующей фотографии (через абзац). Голубой точкой помечен Вознесенский Печерский монастырь, его общий вид из космоса врезан в центре внизу. Желтая точка около Нижегородского кремля – церковь Жен Мироносиц. Белая точка около набережной между Печерам и монастырем – еще один источник, его фотография – ближе к концу текста

Это прямо в пределах Нижнего Новгорода. Когда-то на склоне горы над Волгой, где сейчас Печеры (бывшее село Старые печеры), стоял монастырь. Но в июне 1597 года послышался гул из-под земли, почва осела, над монастырем образовалась глубокая расщелина с километр в длину. А через три дня гора вместе с церквами, колосящейся рожью и деревьями сползла к Волге, выбросив на сушу стоявшие внизу корабли. Из-под среза горы забило множество родников, некоторые из которых и сейчас почитают.

Один из почитаемых источников под горой. На гугловском снимке он помечен зеленой точкой. Нижний вообще стоит на подземных водах, в пределах города насчитывают 508 штук родников. Действием подземных вод как раз и объясняют причину оползня. Не такой мощный, но тоже ощутимый оползень в том месте был еще в 1853 году. Скорее всего эти оползни повторяются периодически. Остров Печерские Пески, возможно, результат одного из таких оползней

Монастырские строения не особенно пострадали, просто оказались внизу (хотя колокольня все-таки завалилась). Тем не менее, место было признано опасным, монастырь перенесли километра на полтора вверх по Волге, он и ныне там. А на старом месте построили церковь Преображения и положили в ней мощи, явившиеся из-под земли в момент оползня. Чьи мощи? Бог весть. Старые монахи вспомнили, что лет тридцать назад здесь подвизался и умер схимник Иоасаф, решили, что – он.

Дом на горе в Печерах. На заднем плане гора поднимается вверх. На переднем плане моя водительница Валентина. Снимок сделан от Преображенской церкви

Очень возможно, но только надо иметь в виду, что тот, кого приняли за Иосафа, вышел из разверзшейся земли, точно какой-нибудь Плутон. Похоже на явление владыки царства мертвых. А то, что бог подземного мира воплотился в схимонаха (который в этом монастыре жил, конечно, в пещере), так это – обычная практика. В условиях христианской культуры боги чаще всего избирают какую-нибудь икону, человека, мощи и воплощаются в них. В прошлый раз я подробно рассказывал, как это происходит. Здесь – лишь одна деталь: в 1860 году во время перестройки Преображенской церкви под ней была устроена пещера со спускающейся к ней лестницей и каменной гробницей над могилой Иоасафа. В гробнице сделали отверстие, чтобы просовывать руку и брать изнутри песок. Люди брали его и исцелялись. В этом ритуале нет ничего специфически христианского. Просто общение с божеством глубин в сумраке его пещеры.

Слева обретение мощей Иоасафа Печерского, справа его гробница в склепе под полом Преображенской церкви. К этому месту ведет узкая лестница в двенадцать ступенек 

Монастырь, который стоял на горе в Печерах, назывался (и называется на новом месте) Вознесенский Печерский (то есть – «пещерный»). Он был основан 1328 году монахом Киево-Печерской лавры Дионисием. В Житии Дионисия сказано: «Из любви к уединению он, с благословения настоятеля обители, удалился с некоторыми из братии на север России». Это про Нижний. Но помилуйте, какое же уединение, если человек с группой товарищей отправляется в большой торговый город? Нет, киевский настоятель благословил Дионисия на другое. На участие в некоем интересном проекте.

Вход на территорию, прилегающую, к Преображенской церкви в Печерах

Что за проект? А вот взглянем на дату: в 1328 году случается целый ряд судьбоносных событий. Во-первых, после смерти митрополита Петра, связавшего свою жизнь (а значит – и церковную политику) с интересами Москвы, митрополитом становится Феогност, который уже окончательно обосновывается в Москве и держит исключительно промосковскую линию. Во-вторых, в том же году ярлык на великое Владимирское княжество получает Иван Калита, и именно с этого момента начинается собирание русских земель вокруг Москвы. Но, в-третьих, хан Узбек, нисколько не заинтересованный в усилении одного из княжеств, делит великое княжение на две половины: выделяет из него Владимир, Городец, Нижний Новгород и отдает их Суздальскому князю Александру Васильевичу, который немедленно развивает бурную деятельность, надеясь, что точкой сборки русской земли станет именно его владение. В частности, вот приглашает монаха из Киевской лавры, чтобы тот ему основал монастырь. Ясно: духовная власть очень способствует успехам светского правления.

Печерская Преображенская церковь

Правда, когда в 1332 году Александр умирает, все территории Владимирского княжества отходят к Ивану Калите. Но Константин Васильевич, брат Александра, понимает, что политика татар на Руси – равновесие сил, что Москву обязательно будут обламывать. И он работает над тем, чтобы ускорить этот момент и извлечь из него максимальную выгоду. После смерти Калиты (1340) Нижний был передан Константину. А в 1341 году татары создали Нижегородско-Суздальское великое княжение (административную единицу, самостоятельно собирающую налоги для Орды). В обустройстве нового княжества самое активное участие принимал Печерский монастырь, созданный приглашенным из Киева специалистом Дионисием. Ведь монастырь это – и школа, и идеологическое обеспечение (в Печерах создается Лаврентьевская летопись), и мозговой центр, и дипломатия. Монастырские связи охватывали не только русские княжества, но и тянулись далеко за их рубежи. В 1340 году, например, в Константинополь отправляется Печерский монах Иоанн – для поставления в епископы. Это сделано в обход митрополита Феогноста, который, естественно, возмущен. Но – епархия создана, и Феогност вынужден с этим смириться.

Церковь Жен Мироносиц в Нижнем Новгороде. В приходе этой церкви родились Евфимий Суздальский и Макарий Желтоводский и Унженский. Как только в ней начиналась служба, младенец начинал реветь. Родителей это поначалу смущало, а потом они поняли, что это он так просится в церковь

Это сегодня может казаться, что усилия Нижегородских князей (Нижний стал их столицей в 1342 году) были бесплодны. Но в те времена ничего еще не было решено. Княжество пухло на волжской торговле и вполне могло переиграть Москву. А играло оно умно – сочетая подкуп ордынских чиновников, династические браки и духовную экспансию. Тут ключевым игроком был Дионисий. Именно он разработал технологию монастырской колонизации, которую впоследствии так эффективно будет использовать Сергий Радонежский. У Дионисия, как говорят, было двенадцать избранных учеников, которых он готовил, для создания монастырей в разных местах. Не знаю, как насчет двенадцати, но двое из них хорошо известны: Евфимий Суздальский, основавший знаменитый Спасо-Евфимиев монастырь, и Макарий Желтоводский и Унженский. Оба святых родились в Нижнем возле церкви Жен Мироносиц. Евфимий постарше, 1316 года. Макарий родился в 1349 году. А в 1361 Дионисий уже постриг его монахи и поселил в своей келье.

Где-то здесь родился Макарий. Известно, что дом его отца стоял в десяти метрах к северу от церкви Жен Мироносиц. Этот снимок сделан как раз в северном направлении, церковь справа от меня. Значит, где-то во дворах этих домов Макарий и появился на свет

Великое странствие Макария началось где-то после 1375 года. Я проследил его путь на этих страницах: сперва Худынское, потом, Решма и Желтоводье, далее Варнавино, Унжа, Макарьев. И наконец, виртуальное странствие по Северу. При жизни он, конечно, там не был. Но после смерти – бывал. В частности, преследовал Желтоводского архимандрита Тихона, который стал невольным соучастником преступления против святого. Напомню: когда на Унже были открыты Макарьевы мощи, на место событий были направлены архиепископ Симеон, архимандрит Тихон и игумен Варлаам. Все трое – из Желтоводского монастыря. Мощи были признаны ложными, но Симеон отделил от них какую-то часть и передал Тихону, чтобы – подумайте! – в Желтоводье были мощи Макария. А дальше Макарий, требуя вернуть принадлежащее ему, довел архиепископа до полусмерти, а архимандрита – до безумия.

Вознесенский Печерский монастырь  

Я это к тому, что история повторяется. В 2005 году вдруг таинственным образом обнаружилась голова Макария. Вообще-то его мощи лежат в Унженском монастыре. И когда я там был осенью 2006 года, голова была на месте. Откуда же еще одна? Да, понимаете, в годы безбожного режима все могло произойти, – объяснил симпатичный печерский монах, будто ждавший нас у ворот, чтобы что-то сообщить. Добрый человек, он знал, что нам нужно: напоил чаем, накормил монастырскими пирожками. Бесподобно! Даже моя Валентина не смогла бы испечь вкуснее. Заговорили про голову. Монах сказал, что был одним из тех, кто служил над ней, когда она была в Нижнем, и почувствовал, что от нее исходит благодать. Я спросил: но вы знаете, что преподобный не хотел, чтобы от него отделяли даже частицу? Монах посмотрел на меня интересом и дзенски ответил: это был необыкновенный человек.

Справа Вознесенский собор Печерского монастыря. Он  был построен в 1629-1633 годах по благословению патриарха Филарета Никитича. Вдали надвратная церковь во имя Евфимия Суздальского. Она построена в 1645 году

Повторю: до 1990 года Макарьевы мощи хранились в краеведческом музее города Юрьевца, потом были переданы Церкви и отправлены в Унженский монастырь. Но так вышло, что в какой-то момент голова оказалась у одного крайне благочестивого священнослужителя (имен, конечно, никто не называет) и хранилась в его семье как «величайшая святыня», пока не была выкуплена неизвестными благотворителями. Патриарх Алексий II подытожил: «Ведающий времена и сроки Всемилостивый Господь положил ее хранителям передать честную главу в возрождающийся Макарьево-Желтоводский монастырь».

Слева роспись трапезной части Вознесенского собора Печерского монастыря. Чудо преподобного Макария о лосе. Я рассказывал эту поучительную историю в тексте о Варнавино (место силы №63). Справа ковчег с головой, которую в Нижегородской епархии считают честной главой Макария Желтоводского. После посещения Печерского монастыря, я, было, направился в Желтоводсский монастырь, добрался до Лыскова, переночевал там в кошмарной гостинице для дальнобойщиков, а наутро на переправе через Волгу вдруг кто-то будто сказал у меня в голове: а что тебе там делать, отправляйся лучше на Унжу, спроси у тамошних монашек, что у них там, в Костромской епархии думают по поводу нижегородской честной главы. Обязательно съезжу и расскажу вам

Ну, если сам Господь… Но почему в Желтоводский, а не в Унженский? Да потому, что этим ридигерам еврейского бога плевать на Макария. Они и знать не желают, кто он такой, чего хотел и что может сделать. Надеюсь, Макарий уже вплотную взялся за расчленителей. Если, конечно, тут расчлененка, а не обычное церковное жульничество. Правда, попы говорят, что медико-генетическая экспертиза подтвердила идентичность их головы и Унженских мощей. Но – как можно верить попам. Кто знает, что они подсунули экспертам.

Печерский монастырь. Колокольня в нем наклонена почти как Пизанская башня

Вернемся к реальным фактам. В житии Макария есть загадочная фраза: «Архимандрит Дионисий, после предсказания о разорении Нижнего Новгорода монголами, вызван был, 1374 года (на 1-й нед. В. Поста), святителем Алексием в Москву и поставлен во епископа Суздальского и Нижегородского». Предсказал разорение… Если знаешь, что собираешься делать, предсказывать совсем нетрудно. А сделано было следующее. В ноябре 1374 года к Нижнему подошел посол Мамая по имени Сарайка (Сары Аку) с тысячей татар. Князь Дмитрий Константинович был на княжеском съезде в Переславле. На хозяйстве оставались его сын Василий Кирдяпа и епископ Дионисий. Василий внезапно напал на татар, Сарайку с его ближайшими боярами привел в город. Потом посла решили изолировать. Татары этому воспротивились. Завязался неравный бой. Одна из стрел задела подол мантии Дионисия. Всех сдавшихся татар раздели донага, выпустили на лед и затравили собаками. «Убили, значит, Фердинанда-то нашего».

Нижегородский кремль. Снимок сделан от места, где родился и вырос Макарий 

Убийство Сарайки обернулось ужасной трагедией, как и Сараевское. Татары никому никогда не прощали убийства ханских послов. В 1377 году Нижний был взят, сожжен, жители перебиты. Но это только начало. Фокус в том, что в результате в конфликт с Мамаем оказалась втянута и Москва (союзная в тот момент Нижнему). В 1380 году произойдет Куликовская битва, в которой падут 120 тысяч русских людей, но, заметим, нижегородские князья участия в ней не примут. И тут вопрос: с чего бы вдруг Дионисий (совсем недавно предсказавший разорение) затесался в эту провокацию с далеко идущими последствиями?

Слева святитель Дионисий Суздальский. Справа Вознесенский Печерский монастырь, картина Алексея Саврасова, 1871 год

Давайте разберемся с политической ситуацией на 1374 год. На Русской равнине три основных игрока: Орда, далее – конгломерат зависимых от нее русских княжеств и, наконец, Литва, политическая программа которой – отобрать у Орды все Русские земли. В 1363 году у Синих Вод великий Ольгерд разбивает татар и присоединяет к Литве огромные территории по Днепру, Днестру и Бугу. В Киеве сажает своего сына Владимира. В 1368 году берет Смоленское княжество. В том же году жжет посады Москвы, потом в 1370 году – еще раз. Почему это возможно? А потому, что с 1359 года в Орде идет гражданская война, страна разделена на Мамаеву Орду (к западу от Волги) и Поволжскую, где сидят легитимные (Мамай – узурпатор), но слабые ханы, которых чуть не ежегодно убивают. Москва поначалу ориентируется на законное правительство, но впоследствии ставит на сильного. В 1371 году будущий Дмитрий Донской едет к Мамаю, получает у него ярлык на великое княжение, и уже 1372 году наступление Ольгерда остановлено.

Вход в Вознесенский Печерский монастырь. На заднем плане за Волгой виднеется город Бор

Ясно, что ссора между Мамаем и Дмитрием была очень выгодна Литве, дипломатия которой сразу же начала работать над созданием союза с Мамаем. В 1377 году Ольгерд умер, но его сын Ягайло спешил присоединиться к Мамаю на Куликовом поле и – очень ловко опоздал (это бывает, когда хочешь победить чужими руками). Но, конечно, война Мамая с Москвой была выгодна еще и тем силам, которые делали реальную политику в Заволжье. Весной 1380 года в Сарае воцарится ставленник великого Тамерлана хан Тохтамыш, который и воспользуется плодами русской победы на Куликовом. Без единого выстрела он уничтожит Мамая, присоединив его армию – к своей.

Территория Печерского монастыря довольно велика, имеется два периметра стен. На предыдущей фотографии был, так сказать, внешний вход в монастырь, а здесь мы уже миновали первые ворота и движемся ко второму периметру. Впереди чуть вправо надвратная церковь преподобного Евфимия Суздальского, чуть левее за ней Вознесенский собор и колокольня, а совсем слева Архиерейские палаты, здания такой как бы южной архитектуры с верандой

Но был ли он основным игроком? Нет. Ты ведь играешь на себя лишь в меру понимания общего хода игры, а в меру непонимания – играешь на того, кто понимает больше тебя. И Мамай, и Тохтамыш попали в чужую игру, одним из ходов которой было убийство Сарайки. А вот еще один ход: в 1382 году Тохтамыш подходит к Москве. С ним князья нижегородского клана Семен и упомянутый выше Василий Кирдяпа. Именно они уговорят москвичей открыть ворота, после чего начнется резня. Браво, владыка Дионисий, блестящая комбинация.

Печерский монастырь, церковь Успения Богородицы. Построена в 1649 году

Впрочем, что это я? Дионисий в то время был далеко. Как известно, после смерти митрополита Алексея началась борьба за митрополичий престол. Главным претендентом считался Киприан, поставленный на Киевскую митрополию еще при жизни Алексея – с тем, чтобы после смерти последнего власть Киприана распространилась и на Москву. Но Дмитрий Донской видел в Киприане агента Литвы. И Алексей – тоже. В 1377 году он написал новому Константинопольскому патриарху Макарию письмо с просьбой поставить митрополитом преданного Дмитрию человека, некоего попа Митяя. Алексей его и постриг, и сделал архимандритом. В 1378 году, уже после смерти Алексея, от греков был получен положительный ответ. Слава богу! Для поставления Митяя в епископы созвали собор.

Еще один источник под Печерской горой. Там под навесом из трубы бьет мощный поток. Сейчас под навесом установлены красные кресла из кинотеатра или дома культуры. Когда я был здесь несколько лет назад в первый раз, навес уже был, но такого благоустройства не было. Видимо постарались работники ресторана, который там в двух шагах (от него я и снимаю). Милиция здесь, видимо, как раз по ресторанным делам. Это место отмечено белой точкой на гугловском снимке, который я поставил вверху. Оно располагается между Печерами и монастырем, почти на дороге, идущей вдоль Гребного канала 

И тут опять Дионисий. Он повел дело так, что Митяй был отвергнут епископами: пусть его патриарх сам ставит. Дмитрий негодовал. Он ведь хотел поскорей получить карманного митрополита, готовился помириться с Мамаем (война с Литвой возобновилась), мечтал спокойно работать на будущее России. Нет, не дают, мать твою! Князь ясно видел подрывной смысл игры Дионисия. А тут еще донесли, что зловредный владыка собирался в Константинополь. Жаловаться? Дмитрий велел заключить смутьяна под стражу. Правильно. Но – за арестованного вступился Сергий Радонежский, поручился за него... Получив свободу, Дионисий сразу уехал в Нижний. А оттуда – вниз по Волге в Константинополь. Коротким-то путем по Дону он двигаться просто не мог, это была территория Мамая, который знал, кто виноват в гибели его посла.

Это миниатюры Лицевого свода XVI в. Слева: Митяй и епископ Дионисий перед князем Дмитрием Донским (Дионисия вот-вот арестуют). В центре: Сергий Радонежский благословляет Дионисия на поездку в Царьград (если так, то они заодно, но я в это не очень-то верю). Справа Сергия укоряют за отъезд Дионисия. Действительно, Дмитрий Донской долго дулся на преподобного, но – упущенного не воротишь. Дионисий удаляется на корабле

Дионисий ехал Царьград больше года. Историки не могут понять, почему так долго? Да, видно, были дела, интересные встречи. С кем? Скажем так: с людьми, имеющими очень длинные руки. Не забудем: Митяю тоже надо было ехать в Константинополь, поставляться в митрополиты. Выехал он позже Дионисия, но двигался по Дону. В июне 1379 года встретился с Мамаем, выполнил поручение Дмитрия, который хотел примирения с ханом (Литва давила). Переговоры были в целом удачны, к Митяю отнеслись с уважением, уже как к митрополиту. Дальше он отправился в Кафу (Феодосию), где нанял корабль. Плывет. На горизонте Константинополь. Благодать! 

Теплый летний вечер. Рекламный дирижабль Мегафона. Нижегородцы балдеют. На горке Вознесенский Печерский монастырь

И тут Митяй вдруг взял да и умер. Не доплыл. Кто порешил беднягу? Агент Литовской разведки? Рука Сарая? Может, киллер был послан кем-то еще? Вот вам зацепка: Сергий Радонежский предсказал, что Царьграда Митяй не увидит. А Сергий – даже более надежный предсказатель, чем Дионисий. Продолжение этой истории – в следующий раз. Речь пойдет о Сергиевом Посаде.

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру