Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ: .ОЙ МЕРТВ! (1990 – 2008)

Утром 15 августа 1990 года на латвийском шоссе под Ригой произошло лобовое столкновение «Москвича-2141», который вылетел на встречную полосу на скорости 100 км., и рейсового автобуса «Икарус». По официальной версии водитель «Москвича» Виктор Цой заснул за рулем.

Виктор Цой

1990

Я услышал о смерти Виктора Цоя, сидя со своим другом на ступеньках собственной школы № 504 и дыша “Моментом”.

Перед этим мы сильно напились крепленым вином, накурились марихуаны и, когда все запасы алкоголя и травы кончились, зашли в гости к одному мальчику, будущему трубачу “Двух самолетов” Андрюше Когану и его сестренке. Мой приятель трахал эту еврейскую девчонку с самой школы, а ее братец мечтал с нами дружить, так как мы были районными знаменитостями. Я заслужил в старших классах репутацию будущего писателя, коим остаюсь до сих пор, а мой друг – молодой рок-звезды (коей уже давно не является). Андрей был младше нас на пару лет, но когда тебе 18 лет, то разница в год или два может легко сделать тебя мудрым гуру в глазах потенциального малолетнего адепта. Брат и сестра пригласили нас поужинать вместе. Мы согласились и плюхнулись за лакированный деревянный стол, который они накрыли в гостиной, в многокомнатной хрущевской квартире. Андрюша не спускал с нас глаз и просто кончал оттого, что оба его кумира у него дома в гостях. Была бы его воля, он бы дал и трахнуть себя, лишь бы мы остались довольны.

Мой дружок Митя флиртовал за столом с его сестрой-еврейкой, абсолютно не в моем вкусе (и старше меня аж на ГОД!), а я, тем временем, почувствовав сухость во рту, повернулся к мальчику и сказал:

— Дай мне яблочного сока.

Брат весь напрягся и, вытянув шею, переспросил:

— Что?

Я так же расслабленно ответил:

— Налей яблочного сока, Андрей!

Мальчик непонимающе хлопал глазками и переспросил снова:

— Что-что, Дима?

Я внезапно врубился и захохотал...

Он совсем растерялся...

— Сока! Я пить хочу, Андрей! Яблочного сока просто дай мне. В бокал налей из графина! Мне не дотянуться!

Андрей, смутившись, тут же налил и в мгновение ока протянул мне бокал. Я продолжал ржать и вслух стал рассуждать о ситуации, чем отвлек своего дружка и не свою сестру от взаимного сосания и облизывания.

— Андрюш, у нас обалденный парень! Он вел себя сейчас идеально! В греко-римской традиции общения ученика и учителя. И смотрел на меня, как человек, который считает, что из меня могут извергнуться только какие-то супа-мудрости, афоризмы и притчи. Реально, я почувствовал, как вели себя парни вроде него, когда у них вечером в гостях оказывался Христос. Это так смешно, реально! Я ведь просто попросил сока, и это вывело его из равновесия в ожидании чуда. Андрей не мог поверить в течение десяти секунд, пока длился наш диалог, что такие, как я, иногда тоже просто умирают от жажды без сока и не жаждут философствовать по поводу и без повода.

Сестра героя моего монолога и ее ухажер присоединились к моему смеху заливистым хихикающим дуэтом. Андрюша, не ожидавший столько внимания к своему поступку-проступку, тоже начал улыбаться. Хоть и немножко нервно. Но, кажется, он понял, что его кумиры, то есть мы, более обычные парни, чем он себе вообразил. Когда в свое время мы остановили его после уроков как первого попавшегося школьника и спросили: «Кто твои идолы?», он совершенно искренно огорошил нас признанием, что наш самодельный арт важнее для него и влияет сильнее, чем творчество “Аквариума” и БГ. Только для подростка два молокососа старше на несколько лет могли быть равны реальным рок-героям. От встреч с нами он ждал, как минимум, просветления. Поэтому обычная просьба о яблочном соке повергла его в транс. Наверное, он ожидал услышать из моих уст что-нибудь вроде трактата “Мир как воля и представление” или хотя бы “Так говорил Заратустра”, а вскоре понял, что к нему забрели нормальные «тинейджеры», пусть и с богемным уклоном.

В подтверждение этому Митя вскоре занялся на кухне сексом с его сестрой, а я стал потрошить родительскую аптечку в туалете, на которую меня вывел Андрюша, схватывающий на лету наши увлечения и потакающий нам во всем. В результате, сперев весь “Реланиум”, “Фенозепам” и две банки “Салутана”, я прихватил на всякий случай тюбик “Момента” — еще из той психоделической серии, когда на нем не писали, что он “не содержит толуол”. Честно, в 18 лет наркотики интересовали меня куда больше любого секса. Наверное, так же меня поглощало лишь искусство. Секс увлекал, но все-таки шел с некоторым отставанием. Что касается всех иных развлечений, таких, как деньги, шмотки и путешествия, — они плелись в самом конце моего “Листа желаний”.

И вот, после вкусного ужина, дружеского траха и наркораскопок мы попрощались с сестрой и братом и, как-то само собой, со всем своим уловом очутились у крыльца родной школы № 504, которая находилась там рядом. Там я и услышал о смерти Виктора Цоя.

Теплой августовской ночью, сидя на ступеньках у входа в свою нелюбимую школу, которую так и не смог закончить в том памятном году, не сдав государственные экзамены и на всю жизнь оставшись без обязательного среднего образования (был я необязательный мальчик всегда).

Алкоголя, чтобы запить таблетки, не было, и переводить продукт не хотелось. Варить "Салутан" было негде. И мы решили использовать клей. Вскоре я уже держал в руках целлофановый пакет, дыша токсическими испарениями, как реальный космонавт внутреннего или древняя жрица, и смотрел на своего друга, тоже выглядевшего, как некое земноводное существо, активно работающее жабрами, выпучивающее глаза, с то и дело раскрывающимся и собирающимся пакетом вместо рта.

Новая реальность накатила со свежей галлюциногенной силой. Мы хорошо надышались потусторонним разряженным отравленным углекислым газом с химическими примесями, довольно легко потриповали и уставились в звездное небо, пытаясь открыть новые созвездия.

И в этом миг мой друг сказал:

— Витя Цой разбился сегодня на машине. Знаешь?

— Серьезно? Я чета вообще не в курсе, — сказал я весьма нейтрально.

— Везде уже передали.

Вырезка из газеты с официальной версией смерти Виктора Цоя

— Жаль его, — мне захотелось еще подышать, и я зарылся в использованный пакет с носом.

— Вообще, — продолжил мой окосевший друг, — я так думаю, Витя зарубился за рулем под утро в героине. Ты видел его последний концерт, когда он исполнял «Звезду по имени Солнце»? Там же у него голос в черном весь. Его брат…

— А него есть брат? — Я вынырнул из пакета.

— Да, конечно, есть. Он с моими приятелями на дербан в этот сезон ездил. И Витя к нему приезжал и брал черное всегда. Там вся квартира на Лени Голикова* в бинтах опиумных на сушке. Так что не удивлюсь, если в нем еще сегодня с утра, когда он срубился, был тот мачок, который мы все вместе собирали…

— Ты хочешь сказать, что Цой чернушник? Не верю…

Мой голос звучал отдельно от моего тела… Интересный эффект…

— Да точно тебе говорю, ты просто не видел его давно! А на последнем концерте, когда он поет «Звезду», голос совсем глубокий стал… с хрипотцой такой, запавший… и глаза закатывались… просто упорот черным по полной. Мало кто понимал, но кто понимал, сразу врубились, что Витя подсел на иглу (не зря же он в таком фильме снялся про драг-дилеров у Рашида Нугманова). Наверное вмазался с утра на дорожку или еще с ночи перло сильно. Ну и не рассчитал сил. Зарубился в грезы за рулем…

— Мне жаль его. Он же совсем молодой.

Я снова задрал голову к небу. Мне никогда не нравилось «КИНО», я предпочитал «Зоопарк», но все же это так глупо, когда погибают молодыми.

Мы снова налили клея и припали к своим пакетам, чтобы улететь поближе к звездам, которые в ту ночь манили меня невероятно.

++++++++++++

1996

Спустя шесть лет после сценки на антресолях моей школы, Виктор Цой стал у меня ассоциироваться не только с тяжелыми наркотиками, но также и с голыми попами. И вот именно тогда картина об этом символе советского рока стала для меня абсолютно цельной.

Вот как это произошло.

Благодаря своей беременной подруге жизни, которая отучила меня от наркотиков и приучила ко всем сексуальным извращениям мира, к которым я имел склонность с детских лет, мы отправились в провинциальный город Приозерск в дом к ее иногородним университетским подружкам, с которыми она меня решила познакомить поближе. Погостить у одной из них на выходных в исключительно женском студенческом окружении была хорошая идея.

Хозяйка пустого родительского дома оказалась миниатюрной красоткой-куколкой, похожей на ребенка. Мне сразу стало любопытно посмотреть на нее голую, как, впрочем, всегда на любую девочку, которая мне нравится. Каким-то образом, неведомым мне, но точно с подачи нимф, беременная на седьмом месяце жена и три девушки оказались вечером со мной на местном пляже. Я сказал, что у меня нет с собой плавок и сменки, извинился, разделся догола и, войдя в озерную воду, отплыл на некоторое расстояние. Плескаясь, я стал внимательно смотреть на берег… Девушки, хихикая, как будто сговорившись, все разом встав в строй, повернулись ко мне попами и сняли с себя все.

Я с удовольствием обнаружил, что попка у хозяйки дома действительно изумительная, особенно темная полоска между тощими ягодицами. Девочки, повибрировав сиськами, вбежали в воду и проплыли мимо меня. Я отправился за ними, брызгаясь и играясь… Внезапно на руке 20-летней девушки, у которой мы все были в гостях, я увидел забелевшие в свете заходящего солнца шрамы.

Я взял ее за влажную кисть и, балансируя в воде, спросил:

— Что это?

Она вытянула загорелую тонкую руку, всю в блестках-капельках, так, чтобы мне было удобно смотреть, ответила:

— Это бритва, Дима. Я, когда мне было 14 лет, порезала себе вены и вырезала «ЦОЙ ЖИВ».

Пораженный, я внимательнее присмотрелся к белеющим на ее руке шрамам и действительно увидел на них: «.ой Жив!»

— А почему «Ц» еще раз перечеркнута и не читается?

— Потому что в 15 лет я уже по настоящему кончала жизнь самоубийством. Когда поняла, что он мертв…

Я выпустил ее… и продолжил плавать среди всей этой красоты, касаясь ее и наслаждаясь ею…

Я думал:

«.ой Мертв! Как жаль. Реально жаль. Я тоже мог умереть от наркотиков в 1990 и никогда не очутиться здесь на этом скрытом лесами пляже в окружении ныряющих голых попок… Как классно что «Я ЖИВ!». Ведь тут так… так… чудесно…»

Я взглянул на сияние заходящего светила и поплыл к выходящим на песок голым попкам, вытирающимся махровыми полотенцами…

Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтоб ждать.

Мне не раз потом цитировала эти легендарные строчки киноманка и суисайд-герл, которая поселилась у нас в питерской квартире на все лето и писала трогательные стихотворения на старинной печатной машинке – о прелестях шведской семьи и жизни втроем. А я, глядя на ее зад, каждый раз думал: как же так получилось, что рок-икона у меня ассоциируется только с наркотиками и голыми попками…



2008

Сейчас у меня есть подружка. Когда Цой умер – она только родилась. Ее зовут Аня. Она узкоглазая калмыцкая принцесса. Любит одеваться, как и я (и участники группы «Кино») во все черное. И я зову ее Витя. Потому что у нее худенькая красивая попа, она любит наркотики, танцевать и гулять до утра. Недавно на одной из наших прогулок по мокрому московскому асфальту перед рассветом мы много говорили о грядущей третьей мировой войне и пели песню из нашего любимого апокалипсического фильма «Awakening of the Beast». Там, в этой песне, будто бы выпавшей из альбома "Группа крови", были такие слова, которые подойдут еще не на одно надгробие лучших ребят из нынешнего и будущих поколений…

Мы потеряны, потеряны
И плачем от этого,
Посмотрите и поймете почему.
Мир всего лишь ложь.
Мы все умрем
При первых проблесках зари
Из-за страха.
Мы боимся безумия,
Которое порождает все,
И после этой войны
Все будет стерто с лица земли
Все что есть
Мир
Мир
Мир всего лишь ложь.
Что есть жизнь,
Это в принципе смерть.
Начало смерти.
Что есть смерть?
Смерть есть конец жизни.
Что есть существование?
Это линия крови.
А что есть кровь?
Это причина существования.
Которую я стараюсь не признавать.
Мы все умрем
При первых проблесках зари
Из-за страха безумия.
Беспредельного безумия.
Конец предрешен.
Эта война сотрет все с лица земли.
Баста!
________________
* Знатная наркотская улица в районе проспекта Ветеранов (г. Питер).

Далее: * * *




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру