Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ: Тадеуш «ТАД» Касьянов. 107 вопросов (2008)

Тадеуш Касьянов – национальный герой. Тот самый «Боцман» в черном берете из легендарного фильма «Пираты 20 века», показавший на всю страну мастерское владение нунчаками и продемонстрировавший, как можно разбивать деревянные доски одним ударом карате. Он стал в 80-х годах кумиром нескольких поколений молодых мальчишек и парней нашей страны. Сейчас «Тад» давно не снимается в боевиках, а занимается тем, с чего и начал. Тренирует молодежь, учит самообороне, любви к Родине и строит планы на будущее своей Школы «СЭНЭ», в которой его именуют не иначе, как Учитель.

«Один удар и вас нет», - Тадеуш Касьянов

1.

Дима Мишенин: В Японии, Тадеуш Рафаилович, есть такое понятие – фундаментальное достояние нации. Туда причисляют таких людей, как писатель Кобэ Аба. Вы считаете себя национальным достоянием России?

Тадеуш Касьянов: Да!

2.
ДМ: Быть легендой тяжело?

ТК: Я не ощущаю себя легендой или национальным достоянием. Я спокойно отношусь к таким стрессовым и пафосным названиям. Я понимаю, что это факт, но отношусь к этому спокойно.

3.
ДМ: То есть быть героем сказки – это нормально?

ТК: Я не герой и, тем более, не герой сказки. Я реальный человек.

4.
ДМ: Тогда вы – исторический персонаж.

ТК: Ну. Это немного притянуто, но, пожалуй, я соглашусь с этим.

5.
ДМ: На сколько лет вы себя чувствуете?

ТК: Никак не на 70, я ощущаю себя молодым человеком от 35 до 50 лет.
Это мое самоощущение физическое и эмоциональное.

6.
ДМ: Да, вы производите впечатление человека сильного, крепкого и абсолютно здорового. Когда вас впервые назвали сэнсеем?

ТК: Именно сэнсеем, по-японски, пожалуй, меня не называли. Так вышло, что когда на время уехал мой Учитель Штурмин, меня стали называть сэмпэем, старшим учеником, который замещает учителя. Это было в начале 80-х. А учителем меня стали называть на тренировке, после этого и пошло. Я этому не придавал значения. Это произошло естественно, без всякого давления и моральных надругательств над людьми. Причем это шло со стороны учеников, как дань уважения.

7.
ДМ: А кто это сделал впервые?

ТК: Впервые это сделали два подполковника Смирнов и Володя Степанов…

8.
ДМ: Серьезные люди! Когда два подполковника говорят «учитель», это обязывает… Только человек очень чистый и искренний может совладать с такими энергиями. Когда кланяются подполковники, начинаешь уже о себе наверняка много воображать?

ТК: Но у меня и генерал-майоры стояли в строю, и они ничем себя не показывали, не приказывали, не «фырчали», как это принято в армейской среде. Все выполняли упражнения. Генералы так же приняли этикет и кланялись, слушались. Они видели, насколько я далек от эксплуатации этого имиджа. Они также видели, насколько я серьезно отношусь к этикету: не как к кнуту и палке, а как к методу воспитания и общения. Они восприняли это легко и спокойно. Это же произошло и в Летном училище, когда сам командир этого училища Альберт Вениаминович Попов тоже стал в строй среди учеников. Он был генерал-лейтенант и не чувствовал себя ущемленным.

9.
ДМ: Это высшие отношения между людьми. Учителя и ученика. А вы в армии служили?

ТК: Да! Это был 60-й год, меня взяли в войска ПВО, в Латвию, но не сработался с командиром батальона, и он меня «убрал» в Ригу в личную охрану коменданта Риги, поскольку я был мастером спорта по боксу. Меня тут же включили в сборную Прибалтики, но опять не срослось. Я был резкий, хулиганистый. Если что-то не нравилось, я сразу отвечал ударом. Я всегда стоял за справедливость. Там меня прапорщики стали обкладывать данью, я сказал: «Табуретку видишь? 4 угла… Вот сейчас они все в твою башку влетят». После этого меня перевели в стройбат…

10.
ДМ: Коренной москвич в стройбате?

ТК: Да, я в пятом поколении москвичей безвыездно живущих здесь. Дед мой пришел к бабке штабс-капитаном из Саратова. Дед и бабка похоронены на Ваганьковском…

11.
ДМ: Вы советуете служить молодым людям? Для чего они служат, за Путина и Медведева?

ТК: Да, советую, и в этом проблема, что им не объясняют, зачем они служат. Раньше им говорили «Вы служите за Родину, за Сталина», сейчас очень важно людям сказать, что они идут служить за Родину и Семью. Не за свое правительство, не за власть, ни в коем случае, они не служат за президента. За всю историю с 17 года у нас было только два нормальных человека – Сталин и Косыгин, они понимали и власть, и территорию. Все остальное – это кремлевская сволочь, игра в бирюльки. Это может кончиться очень плохо.

12.
ДМ: Мы практически потеряли страну и не можем до сих пор собрать ее воедино.
Каким оружием вы владеет лучше всего?

ТК: Я люблю штык, я же еще и фехтовальщик. Штыковой бой у нас похерили в 63-м году. У нас были Булочка, Иванов, у которого я брал уроки, другие люди были очень известные. Штык – это краса и гордость русской армии. После того, как пошли автоматы, он немного потерял свое значение.

13.
ДМ: Но к Калашникову пристегивают штык?

ТК: Да, сначала это был кинжальный штык, потом финочный, сейчас опять вернулись к кинжальному штыку под ромбовидной заточкой. Саблю я тоже люблю. В жизни это палка, зонтик, любой длины предмет. Нож очень люблю. Я люблю холодное оружие. Я ни разу не был на охоте. Я не могу убивать волка, медведя, если, допустим, они на меня не нападали. Не я их создал, не мне отнимать им жизнь.

Тадеуш Касьянов (слева) и Димамишенин

14.
ДМ: Вы не вегетарианец?

ТК: Нет, я могу съесть мясо убитого кабана, но это сделал не я, а меня угостили. Я мясоед, с возрастом я понимаю, что мясо надо есть поменьше. Лесное мясо – очень полезное: нет жира, зато много витаминов. У меня жена прекрасно делает котлеты из лося. Когда была распространена сеть «Дары природы», мы всегда покупали мясо лося, изюбря, оленя. Я за квартал чувствовал, что жена жарит котлеты из лося.

15.
ДМ: Какой вид единоборства – ваш?

ТК: Я не зря зарегистрировал Федерацию рукопашного боя СССР. Это был 89-й год. Русский рукопашный бой – это мое. Причем мы очень хорошо подумали, каким его сделать: мы не бьем в голову. У нас и так хватает в стране идиотов и без контактных видов спорта. Контактный вид спорта ведет к деградации человека.

16.
ДМ: Хороший пример – Мохаммед Али!?

ТК: Али – это известный пример, а таких, как он, – много. На моем веку в боксе был феноменальный чемпион Москвы Красильников – прекрасный говорильщик, спортсмен, умный, интеллектуальный человек. Дважды ему попали в челюсть, и она стала стеклянной. Потом был жесточайший нокаут, и человек больше не может выходить на ринг, он пропал.

17.
ДМ: Тадеуш Рафаилович, враги у вас есть?

ТК: Наверное, да, я не опускаюсь до этого, не думаю о них. Я называю их не врагами, а недоброжелателями.

18.
ДМ: И кто они? Вы догадываетесь?

ТК: Да, я знаю их фамилии, но произносить-рекламировать не буду. Самый главный недоброжелатель у меня – это власть. Всегда была, есть и будет.

19.
ДМ: Вам кажется, что мы живем в эпоху застоя?

ТК: Нет, это не застой, это тоталитарно-криминальная система. Все те товарищи, которые перебежали в Единую Россию, они перебежали туда из КПСС. ЕР – коммунисты, КПРФ – коммунисты, ЛДПР – коммунисты, и Справедливая Россия.

20.
ДМ: получается КПСС, раздробленная на 5 частей.

ТК: Да, это так. Но ЕР потихонечку приобретает черты фашистской партии. Это опасно. Несколько лет назад МГУ им. Ломоносова, кафедра государства и права выпустила учебник с полным определением, что такое фашизм. Там долго командовал мой дядя-академик, жуткий коммунист Чистяков. Первый пункт: одна партия запрещает все другие. Было 34 партии. Второй пункт – давление партии на чиновника. Третий пункт – сращивание партии и чиновничьего аппарата. Четвертый пункт – отнимают права и свободы. Все отняли: льготы, референдумы, «против всех», прочее. Пятый пункт – осуществление политического террора – статья 280 и 282, по которой сидят только русские. Это учебник, который написал МГУ! И все признаки этого налицо.



21.
ДМ: Смотрите телевидение?

ТК: Да, смотрю, чтобы иметь контроружие против той пропаганды, что ведется по ТВ.

22.
ДМ: Телевидение – это глобальное одурманивание масс?

ТК: Это глобальное и страшное оружие. Мы любим замалчивать, кто это телевидение сделал таким… А это Эрнст и другие люди, которые почувствовали себя владельцами всех душ, на которых они выплескивают свой… понос…Все эти инсинуации. Они под властью целиком, они развращенные преступники.

23.
ДМ: И они большие преступники, чем сама власть. Потому что без них эта власть не имела бы такой силы?

ТК: Они хуже. Они духовные растлители душ.

24.
ДМ: Скажите, против какого максимального количества людей вам приходилось выходить на бой?

ТК: На улице против десяти. Я был молодой боксер, я хорошо отбился, завалил пару таких же молодых, здоровых ребят. Среди них было двое или трое с ножами. Я увидел отблески их ножей в темноте. Страха не было никакого.

25.
ДМ: Мне кажется или у боксеров страха не существует?

ТК: Существует! Когда нет страха – это очень плохо. Страха нет только у отморозка, который и убьет, и сам будет убит. Страх должен быть подавляем и обоснован. Не боятся только идиоты и мертвые.

26.
ДМ: Вам больше нравится Сони Чибо или Брюс Ли?

ТК: Брюс Ли мне сначала понравился, а потом, когда я посмотрел несколько фильмов, я увидел много моральных и физических ошибок. Он мне разонравился. Первое очарование было с первыми фильмами в 75-м году: «Прямой удар – адского кулака», «Юми или месть красного дракона», «Леди карате», «Остров дракона» с Чаком Норрисом и Брюсом Ли…

27.
ДМ: А потом вы и сами стали профессионалом, может быть даже сильнее кинозвезд, и вам стало это неинтересно?

ТК: Мы с моим учителем Алексеем Борисовичем Штурминым говорили с переводчиком Брюса Ли в 75-м году, когда он приезжал на Фестиваль. Брюса тогда уже не было в живых. Переводчик сказал, что у Брюса второй или третий дан. Меня это не могло заинтересовать, я уже тогда сам был на сильнейшем моральном подъеме.

28.
ДМ: То есть вы и сами были уже звездами в душе?

ТК: Скорее всего, да. Мы хотели свое кино делать, а не смотреть чужое. При том, что у нас были конфликты с властью, мы были самыми большими патриотами своей страны. То есть мы готовы были разорвать любого иностранца, который бы покосился на наш Советский Союз.

29.
ДМ: А вас называли пособниками капитализма?

ТК: Да эти поганые коммуняки нас так и называли.

30.
ДМ: Тадеуш Рафаилович, какой фильм из фильмов про восточные единоборства был самым вдохновляющим, чтобы вы посмотрели и подумали: «Мы должны сделать свой, не хуже, а лучше»?

ТК: Я немного переверну ваш вопрос. На Востоке смотрят на лицо человека и говорят: «Может». Не объясняя ничего. Просто «может», духовно и физически. Я в этой связи вспоминаю «Юми или месть красного дракона», где играет 6-й дан по киоку-шинкаю Сони Шибо.

31.
ДМ: Великий в Японии и малоизвестный в России?

ТК: Да, известный актер в Японии, меня поразил этот фильм «Юми или месть красного дракона». Там даже не ситуация меня поразила, а человек мне был близок по духу. Я бы попробовал с ним дружить.

32.
ДМ: Это он снялся в фильме Тарантино «Убить Билла». И сейчас Сони Шибо снялся в роли мастера-кузнеца, изготовителя мечей. Появление Сони Шибо придало этому фильму ауру культового шедевра. Вы видели его?

ТК: Нет. Это занятие само по себе – культовое, – делать мечи. Мастер за свою жизнь может сделать от 6 до 10 легендарных, исторических мечей. Они всегда делаются под определенного человека. Сони Шибо меня покорил, но сейчас я могу относиться к нему спокойно.

33.
ДМ: Да, потому что вы наравне. Вы можете быть друзьями, но не поклонниками друг друга – это смешно, чтобы вы поклонялись кому-то. У вас какой дан?

ТК: В свое время мне присвоили 10-й дан. Это самый высший дан. Я не знаю, знают ли об этом в Японии, но когда имеешь 10-й дан, можно стать членом Ассоциации 10-х данов – Будокан. Это очень влиятельная организация, она собирает таких людей, как я, и в мире их немного. Однако мне никакого приглашения оттуда не поступало. Но меня это мало трогает, ведь я глубоко русский человек. Я знаю, что нашу страну окружают недоброжелатели. Даже те, кто был нашими друзьями раньше, сейчас стали политическими проститутками. К примеру, Польша, Венгрия, Чехословакия. 600 тысяч русских погибло за Польшу, когда мы их освобождали от фашистов. Если бы не мы, поляки стали бы просто рабами немцев.

34.
ДМ: Тадеуш Рафаилович, ходят слухи, что вы работали на правительство и спецслужбы…

ТК: Никогда! Я никогда не буду и не работал с правительством. Я выполнял задания спецслужб, такие обращения ко мне были, и я выполнял задания, когда они не противоречили моей позиции, моему менталитету.

33.
ДМ: Вы подчиняетесь кому-нибудь? Жене или президенту или Богу?

ТК: Президенту точно нет. Я просто обязан вести себя достойно в обществе и подчиняюсь его законам. Это не законы конституции, это просто общечеловеческие законы. Хотя никаких общечеловеков нет. Нельзя, скажем, показывать свои гениталии на улице…

34.
ДМ: Нельзя писать, как цыгане, на улице. Меня шокирует, когда националы гадят на улицах. Это за пределами добра и зла. Согласны?

ТК: 85% преступлений любого сорта – это приезжие в Москву и гастарбайтеры.

35.
ДМ: Но ведь, наверное, такая ситуация и в Лондоне, и в Нью-Йорке, и в любом крупном мегаполисе?

ТК: Но там жестко работает закон. Они не лучше нас. К примеру, когда в Нью-Йорке в крупном квартале выключили свет, преступления начались через 6 секунд. Когда Чубайс устроил нам катастрофу, это было 2-3 дня, не было ни одной ситуации. Там люди только и ждут, они невоспитанные абсолютно. Их сдерживает только закон, кара, террор. Русские люди по менталитету – не престпуники. Конечно, везде еcть свои Чикатило.

36.
ДМ: Да, и если посмотреть маньяков по статистике в США гораздо больше маньяков, чем в России, это несовместимые, рекордные цифры. Вы знакомы с цифрами?

ТК: Все эти маньяки расплодились, когда отменили смертную казнь, клянусь чем попало.
Встаньте на сторону родных того, кто погиб от преступления.

37.
ДМ: Согласен! Смертная казнь должна быть восстановлена! Немедленно… В каком виде ?

ТК: Нужно делать публичную казнь, самую зверскую для серийный убийц и сексуальных маньяков.



38.
ДМ: Сколько человек подчиняются вам?

ТК: В нашей Федерации 12 тысяч человек. Они выполняют законы Федерации, во главе которой я стою. Мне лично они не подчиняются.

39.
ДМ: То есть 12 тысяч человек прислушиваются к вам. Это сила? И это не просто люди. Это бойцы, это мини-армия?

ТК: Да, и они еще имеют каждый по несколько родственников.

40.
ДМ: Вы помогали военным, когда был Афганистан?

ТК: У меня погибло там два-три бойца. Они все были очень подготовленные. Пуштуны простреливали все плоскогорье. Не стреляли, когда ребята тренировались. Это уважение противника. Там были мои ученики, их тренировал Cаша Лебедев.

41.
ДМ: Часто ли вы применяете силу в быту?

ТК: Сейчас нечасто. В последний раз 2 года назад у рынка. Молодой бык привязался, не обращая внимание на то, как я выгляжу, что одет в спортивный костюм, что явно не прост. Я объяснил человеку, и он меня не понял снова. Я его приложил аккуратно. В машине у этого человека сидели жена и дети, и мне было неудобно бить отца при детях. Он меня не хотел понимать, начал лезть, и я его уже тогда приложил сильнее. Тогда у меня случился конфликт с гастарбайтерами, а они были с битами, стали его защищать. Я встал в стойку и, вытащив два серпа, предупредил их, что им не поздоровится, и они дернули. Поняли.

42.
ДМ: Вы считаете, что Россию скоро ждут потрясения?

ТК: Я считаю, что судьба России будет очень тяжелой. Я прочитал в трех солидных источниках, что Америка нам нанесет ракетный удар по 13-ти городам без объявления войны, это случится в 2009 году. Это версия полковника МВД, он не напечатал свою фамилию по понятным причинам. Перед этим будут дефолты, олигархи дернутся туда, и деньги уйдут на Запад, а потом случатся бомбардировки.

43.
ДМ: Вы радикал?

ТК: А что это такое?

44.
ДМ: Радикал – это человек с революционными взглядами, который говорит все резко и четко по отношению к власти. Так вы это он?

ТК: Думаю, что да.

45.
ДМ: Есть теория, что несмотря на засилье олигархов, культ денег, будущее не за теми, кто стоит у власти, а за радикалами, кто сейчас на обочине, но все равно вершит историю. Верите?

ТК: Будущее за националистами с человеческим лицом. Нельзя путать фашизм и национализм. Фашизм, кстати, был очень привлекательным молодежным движением, когда Европа после Первой Мировой войны начала гнить, разлагаться.

46.
ДМ: Это была здоровая инъекция, по-вашему?

ТК: Да из любой принцессы можно сделать бабу-ягу. Гитлер пользовался и математикой, и космонавтикой. Давайте будем все это отвергать, Свастика – это не фашистский символ, а арийский. Русские не любят свастику, потому что они такого натерпелись от немцев. Я их понимаю. Но …

47.
ДМ: Вы считаете, что раз наши деды победили и, завоевав Германию, взяли наследие фашизма, мы вправе этим пользоваться?

ТК: Более того, когда наши ученые увидели, откуда родилась свастика, они поняли, что солнце движется по 4 направлениям, они напоминают лучи, в которых солнце прибывает. Коммунисты используют звезду, которую навязал Троцкий. Это натуральная сатанистская пентаграмма.

48.
ДМ: А кто вам нравится из богемы прошлого? Никита Михалков? Эдуард Лимонов?

ТК: Я не терплю ни того, ни того. Оба пидорасы. Никто! И само слово богема не нравится. Нельзя называть богемой Стаса Говорухина, это человек с большой буквы.

49.
ДМ: С кем из артистов вы поддерживаете отношения?

ТК: Ни с кем! Я очень не люблю артистов. На них стоит знак проклятья, судьбоносный. Это никто, дешевка. Особенно молодняк: Бондарчуки, Урганты – мерзотина, засилье сынков, которые попали на экран только благодаря папам и мамам. Это меня страшно тревожит. Кто такая Алла Борисовна? Бегемот с мочалкой на голове! Она всегда была вульгарна и пошла. Она спела всего две песни «Посидим, поокаем» и «Арлекино», это когда она была молоденькая, приехала из Липецка. Ведь у нас были прекрасные певицы: Нина Дорда, Ружена Сикора, Майя Кристаллинская… пожалуй, Аида Ведищева.

50.
ДМ: Пугачева создала мафию вместо эстрады. А как они могут называть звездами «Фабрику звезд»?

ТК: Какие-то Топаловы, это же педерастизм полный. Чем меньше голоса, тем больше раздеты.

51.
ДМ: Как можно быть культовым, если ты на сцене два-три года?

ТК: Почему народ должен это слушать? Кто им дал эти полномочия?

52.
ДМ: Когда мы говорим про советское время, то тогда как это было? Например, Высоцкому эти полномочия дал народ?

ТК: Я Высоцкого видел дважды у себя дома. В первый раз он зашел на 15 минут, второй – просидел полтора часа, когда мы отмечали День Рождения Штурмина. А когда он пришел ко мне в гости, ему пришлось на своем мерседесе 480-м выезжать из моего переулка задним ходом. Менты оцепили мой двор, так им хотелось посмотреть на Высоцкого. Все спрашивали у меня: «Кто это такой? Это Высоцкий?» А я им говорил: «Что вы лезете, бля?»

53.
ДМ: Продолжая тему богемы: а кто был более прилежным учеником из «Звуков Му» - Липницкий или Мамонов? Они же были вашими самыми известными учениками из рок-музыкантов?

ТК: Они оба старались. Но у них не очень получалось. У Мамонова немного лучше. У Саши был сколиоз. Который я ему хорошенько подправил. Вообще они любили заводиться в ресторанах и драться, где ни попадя. Фарцовщики и хулиганы. Денежные ребята.

54.
ДМ: Почему вокруг вас так роятся художники, поэты и музыканты? Чем вы их так привлекаете?

ТК: Должно быть, дело в моей силе. Они побаивались меня всегда. Я никогда физически над ними не издевался. Я, конечно, им показывал, что они никто на тренировке, но физически в жизни не издевался.

55.
ДМ: Считаете ли вы, что «Пираты XX века» - самый крутой боевик в 70-летней истории советского кино?

ТК: Нет! Я не считаю так. Это хороший теплый детский фильм. Над этим фильмом, как зонтик, была распространена аура школы «Сэнэ». Когда были съемки, весь Союз знал, что снимаемся мы, Центральная школа каратэ. Все ждали этого фильма. Это был просто бум!



56.
ДМ: Вы ностальгируете по тем временам, когда вас узнавал каждый, и вы были суперзвездой?

ТК: Я не был звездой! Я не признаю этого термина. Когда меня спрашивали: «Это ты там снимался в «Пиратах»?», я говорил: «Нет, просто похож». Перед этим был фильм «Зона особого внимания». Он был менее популярен, но молодежь после него толпами поперла в десантники. Как они все ошиблись, бедняги! Там ничего не было из того, что мы показали в фильме.

57.
ДМ: Киноактер Талгат Нигматулин, сыгравший одну из главных ролей в «Пиратах 20 века», называл вас сэнсеем. Он был вашем учеником?

ТК: Он был учеником Виктора Смекалина, моего ученика. Занимался у него 10 месяцев, пришел совсем новичком. Он был Чемпионом Узбекистана, когда мы встретились на корабле. Я говорю: «Давай поспаррингуемся, я посмотрю, что ты умеешь». Он сделал два-три движения, я пальцем убрал его атаки, и он стоял передо мной беззащитный, голенький. Бах – и тебя нет. И он понял это и стал со мной тренироваться, он был учеником школы «Сэнэ», в течение двух месяцев на съемках «Пиратов» он сильно подтянулся, но у него как был белый пояс, так и остался. Вот у Смекалина был черный. Это же один из самых знаменитых чемпионов Союза.

58.
ДМ: Интересуетесь ли вы мистикой, эзотерикой?

ТК: Мистика – это ахинея. Я встречался с гипнотизерами, экстрасенсами: на меня их чары не действуют. «Вот у Вас, - они мне говорили, - очень неприятный, тяжелый взгляд, повернитесь к нам спиной». Я повернулся. «Что вы чувствуете?», - говорят они. «Чувствую вашу голову для удара ногой».

59.
ДМ: 5 баллов! Чем вы занимались до того, как пойти по пути воина?

ТК: Я всю жизнь воин. Мужиков в войну у нас всех перебили, и я рос среди женщин, должен был стать мирифлютиком, дешевым маменьким сынком. Но я стал хулиганом. Я интересовался живописью, рисовал в Доме Пионеров, поступал в Калининское училище, но мне пришла повестка в армию. Я любил живопись и спорил с футуристами. Мне нравился наш советский реализм. В 68-м году «Комсомолка» напечатала статью «Разминка для убийц», где было впервые рассказано про карате. И я понял – это мое.

60.
ДМ: Кто ваша преданная гвардия?

ТК: Семья! Мои моральные защитники. Физически меня никогда не надо защищать. А когда начинали морально катить баллон, например, в тюрьме…

61.
ДМ: Вот расскажите… в двух словах: как мог человек вашего положения, народный герой, оказаться за решеткой?

ТК: МВД тогда было криминалом, но они хотели представить нас, лидеров единоборств – преступниками. В 1996 году из органов было уволено 22 987 человек за связи с криминалом. А в 2000-м году было уволено 100 тысяч. Вот это и есть преступники, только на них дела не завели. Полковники КГБ крышевали Измайловскую группировку, Антона Малевского. Меня пригласили на полтора года в 4 тюрьмы. Якобы я похитил своего ученика, вывез в другой город и рэкетировал. Он был мне нахрен не нужен. Территорию рукопашных боев хотели занять МВД, а я им мешал.

62.
ДМ: С вами сложно совладать даже правительству. Кто вас больше уважал? Сокамерники или следователи, надзиратели?

ТК: И те, и другие. Я сидел с авторитетами: Мансуров, правдинские лидеры группировки. Да и надзиратели никогда не просили, чтобы я шел «руки за спину». Узнавали и уважали. Давали тренироваться. Проветривали камеру.

63.
ДМ: Какое десятилетие для вас было самым любимым?

ТК: Самое любимое, когда мы жили с женой на Преображенке, у нас родилось две дочери Соня и Настя, мы начинали жизнь вместе с 66-го по 76 год. Я ударился в музыку, собирал русские песни, романсы. В саду у меня были мишени для метания ножей, я там тренировался.

64.
ДМ: Правда, что известный сектант и корейский проповедник Мун Сон Мэн хотел вам предложить место главы его телохранителей?

ТК: Нет, не Мун, а Брайан Лендрём, он был послом Новой Зеландии в России, а потом стал главой Гонконгского банка. А Мун предложил мне, как одному из самых известных спортсменов по единоборствам, примкнуть к его организации и осуществлять некие охранные функции. Выбрали двух от России, пригласили в США на собеседование – президента федерации дзюдо и меня. Я приехал, посмотрел и отказался.

65.
ДМ: Вы помогали Ельцину удержаться у власти?

ТК: Да, я тогда не знал, что он за человек. Сотня моих учеников во главе с Сергеем Соловьевым приехали на двух автобусах и, помогая Ельцину, совершили большую ошибку. Я считаю, что самые главные виновники развала страны – Горбачев и Ельцин. Я бы их казнил.

66.
ДМ: Вы бы выступили на стороне путчистов?

ТК: Нельзя их называть путчистами. Они просто хотели сохранить Советский Союз. Но что такое была уже тогда коммунистическая партия? Ничто. Если 19 миллионов ее членов сдали страну в один день! Путчистом был Ельцин. И из-за того, что я ему помог, мне до сих пор не по себе.

67.
ДМ: Кроме «Пиратов XX века» вы принимали участие в 17 фильмах. Самые любимые – какие?

ТК: «Зона особого внимания», «Железный занавес», «Бедными останемся» про интербригады в Испании, «Аэлита, не приставай к мужчинам» с Гундаревой.

68.
ДМ: Ваше любимое блюдо?

ТК: Борщ по-московски. Когда борщ готов, туда надо на 2-х человек сварить четыре картошки хороших вкусовых качеств, размять их и замешать в бульон. Он будет густой и насыщенный.

69.
ДМ: Когда и как запретили каратэ в СССР?

ТК: Это была идеологическая акция. Коммунисты очень боялись, не понимали, как люди голыми руками могут обезоруживать людей вооруженных. Количество этих людей все время растет. Они подчиняются сэнсеям, несут им деньги добровольно, а не под палкой, как к ним. Ко мне пришел министр МВД Костенко, когда он увидел, как я ломаю рукой доску 6 см, а Саша Рукавишников – 2 доски ногой, он сказал: «Ребята, вас надо регистрировать, как двустволки».

70.
ДМ: Какой это был год? Сколько лет прошло с того момента, как все возникло?

ТК: В конце 80-го – начале 81-го года. Каратэ закрыли в неделю с подачи серого кардинала – Суслова. А вообще Штурмина я встретил в 69-м году. Парень был на 9 лет меня моложе. Ему был 21, а мне 30. Я признал его своим учителем, потому что он знал такое, о чем я не знал и чему очень хотел научиться. Я был морально и духовно сделан как боец, я был готов. Первая война с властью продлилась больше 10 лет…

71.
ДМ: И если я не ошибаюсь, первым пострадал ваш Учитель Штурмин. Над ним устроили даже образцово-показательный суд?

ТК: Он действительно нарушил 4 статьи. Оружие, порнография. Кассеты взяли, он снимал себя с проститутками и продавал друзьям и ученикам. Пускай теперь история рассудит, что было фальсификацией, а что нет. Ему дали 8 лет, 6 из них он отсидел. Некоторые ученики его поддерживали, потому что могли залететь по таким же статьям, я не комментировал вообще. Он подставил все каратэ. Он же был сихан Гуру! Ему поклонялись полторы тысячи человек с колен, ты должен думать, чем ты занимаешься. Учитель должен быть святым.

72.
ДМ: Ваше отношение к молодежным движениям: фа и антифа ?

ТК: Фашистов нет. Те, кто говорят, что они фашисты, также далеки от фашизма, как Земля от Солнца. Антифашисты и фашисты – притянутые за уши, инспирированные властями объединения. Это подконтрольные партийным боссам тусовки, так что я к ним не отношусь серьезно.

73.
ДМ: Какой фильм вам принес самый большой гонорар?

ТК: Пираты XX века – 4 тысячи рублей. Мы собрали в прокате 110 млн долл.
Да я там и оставил свой гонорар - на Юге, мы же ездили вчетвером, с женой и детьми, кушали, отдыхали, привез я всего 500 рублей. И в голове не держали откладывать.

74.
ДМ: А самый маленький гонорар?

ТК: Фильм «Взлет», про Циолковского. Я за него получил рублей 35-40, не помню.

75.
ДМ: А все чемпионы страны – ваши ученики и друзья?

ТК: Я так сказать не могу, но это просто люди, которые относятся ко мне нормально. Достаточно и так.

76.
ДМ: А из криминальных структур в 90-е годы вы кого-нибудь уважали?

ТК: Никогда! У меня Сильвестр занимался, Баркашов занимался. Это были обычные ученики, они никем тогда не были. Обвинить меня в том, что я их готовил, - это смешно.

77.
ДМ: В чем должно быть главное преступление и какое должно быть наказание?

ТК: Финансы, наезды на людей, убийства детей, женщин – только смертная казнь и при родственниках этих людей. К ним нет никакого снисхождения.

78.
ДМ: Вы носите оружие? В ваших руках любые вещи могут стать оружием?

ТК: Да, даже палка от забора может стать оружием, но я всегда носил 3-4 предмета из оружия.

79.
ДМ: Из одежды вы предпочитаете спортивный стиль?

ТК: Да, спортивная одежда - под ней не видно ни мускулатуру, ни оружия.

80.
ДМ: За какое время вы можете вывести меня из состояния живого человека? Убить, проще говоря?

ТК: Всякое бывало. Ногой могу одним ударом. Доля секунды…

Тадеуш Рафаилович моментально демонстрирует удар ногой над столом, за которым мы беседуем. Носок его туфли замирает у моего виска. Он спокойно садится снова напротив меня. Я не успел даже опомниться. Мы продолжаем беседу…

81.
ДМ: Место, в котором вам сейчас уютно в Москве?

ТК: Это мой дом, около леса. А еще Парк в Тропарево, там очень много живности - люблю тренироваться там.

82.
ДМ: Вы часто боитесь?

ТК: Я боюсь только за родных и боюсь быть немощным. За себя я не боюсь, а когда человек немощный, лучше сразу уйти. Люди нашей профессии не должны быть немощными. Как, например, Могучий - сихан школы Гудзю рю (Твердость-Мягкость в переводе), он ушел, сделав себе харакири. Ему было 85 лет, он почувствовал, что прожил свою жизнь, сделал себе харакири и все. Я считаю, что таким примерам надо следовать. Это достойно подражания.

83.
ДМ: Это поступок национального героя. Но у нас в России никогда такого не было. Ведь так?

ТК: Еще не было, но, может быть, и будет.

84.
ДМ: Вы можете представить себя у власти?

ТК: В принципе, да. Когда создается любая партия, просчитывается, какие люди займут какие места, если она будет у власти. Мне заранее предложили пост министра МВД. В Национально-державной партии России.

85.
ДМ: Вы считаете возможным вооруженный переворот в России в ближайшее время? Сейчас молодежь очень аполитична, тем не менее она просыпается, нажравшись благами капиталистического общества. Но приведет недовольство к какому-то мятежу или нет?

ТК: Его не будет. Для этого надо подготовить определенные круги. Хотя все эти Марши – это попытки молодежи проявить себя. В них участвуют по 10 тысяч человек. Власть занижала эти цифры. Но могло бы быть и тысяч тридцать. Нам из окон вывешивали флаги и кричали «молодцы».

86.
ДМ: С возрастом вы чувствуете себя спокойнее, опытнее, напряженнее, слабее, осторожнее?

ТК: Спокойнее, опытнее, осторожнее. Но осторожность – это не ощущение опасности, это знание, как ее избежать.

87.
ДМ: Самые культовые соревнования, которые были по каратэ?

ТК: 79-й год. Наша школа Сэнэ из 24 медалей взяла 22.

88.
ДМ: А вы имеете правительственные награды?

ТК: Да! Там и за благородство, за отвагу. Я их складываю в банку и не считаю и не ношу. Самое главное для меня – это крест генерала Калганова, 17-го Казачьего полка.

89.
ДМ: А вы понимаете, что вы, как никто другой, должны иметь героя России?

ТК: Нет, я считаю, что люди, имеющие Героя России, это самые настоящие преступники.

90.
ДМ: Какие ваши книги вы рекомендуете читать ученикам?

ТК: «Еще не вечер», «Рукопашный бой», «Наставление по метанию ножей» - они все очень помогут для службы в армии.

91.
ДМ: Спецназы и секретные службы каких стран вы тренировали?

ТК: Я никого не тренировал, кроме наших. Мои ребята из Института военных переводчиков участвовали в Анголе, в Афганистане. Да, начальник госкомитета по безопасности тренировался в «Сэнэ», старший преподаватель кафедры КГБ Стойчик или Стоянов тоже тренировался у нас. Тибор Микош из Словакии – очень известный человек, он дружил с нами, когда меня посадили, он первый сделал мне гражданство, чтобы забрать меня к себе в страну. Но я не мыслю свою жизнь вне России.

92.
ДМ: Засекреченный фильм «Набат» мог бы стать «Пиратами XX века», если выпустить на dvd?

ТК: Да! Это был фильм для спецслужб против угона самолетов. Мы в 82 году написали по приказу 192 по Аэрофлоту, как вести себя стюардессам и летчикам, если случится захват. Там снималась вся моя группа. Там заснята тренировка школы.

93.
ДМ: Как могло так получиться: в 81 запрещают карате, а в 82 дают заказ на «Набат»? Как вы думаете, «Набат» навсегда потерян в запасниках КГБ?

ТК: У них не было нормальных инструкторов, а у меня они были. Этот фильм лежит в любом большом городе в аэропорту и не устаревает. Там мы показываем, как взять самолет, захваченный террористами, за 42 секунды.

94.
ДМ: Вы принимали участие в спецоперациях государственного уровня?

ТК: И принимаю, вот вчера звонил «Вымпел»: «Ваших ребят у нас больше 100 человек». А это самая крупная антитеррористическая группа.

95.
ДМ: Вот это странно: с одной стороны, вы антипод власти. С другой – воплощаете в себе антитерроризм. О чем власть бла-бла-бла болтает, вы делаете. Парадокс?

ТК: Ребята-спецназовцы к нам так хорошо относятся. Мы подготовили в Бабушкинском пограничном училище два курса. Ребята делают показательные выступление. Да, мои ребята целенаправленно идут в спецназ Чечни. У нас отказников нет. Наша федерация в принципе…спокойно защищает Россию. Причем это без криков «Банзай». Мы с 1969 года подготовили около полумиллиона бойцов-спортсменов, из которых погибло около 10 человек на заданиях.

96.
ДМ: Чечня – это недавно, а вот Ангола, Афганистан, можно рассказать хоть об одном коротко?

ТК: На одном из соревнований ко мне подходит товарищ в орденах и начинает кланяться. Я говорю: «Ты чего?», он говорит «Я ученик вашего ученика, мы – 60 человек, выходили из окружения в Афганистане, вышли все, хоть я и был ранен, мы не склонились ни под кем».

97.
ДМ: Ваш любимый напиток?

ТК: Чистая колодезная вода и черный чай.

98.
ДМ: Лучший сезон для тренировок?

ТК: Лето. Тогда больше всего достижений.

99.
ДМ:
Какие проекты вы продвигаете сейчас?

ТК: Хотели помочь деньгами дому для слепых и глухонемых в Загорске «Троицкая Лавра». Хотели забрать ребят из детских домов, чтобы они росли в военизированных группах под нашим наблюдением. Для этого нужны деньги. Мне лично деньги не нужны. Мне хватает пенсии и других заработков.

100.
ДМ: Почему вы в Думу не попали? Кто сейчас там?

ТК: Я выдвигался в Госдуму, у моего соперника Гудкова был лимон, а у меня всего три тысячи долларов. И поэтому в думе – чинуши, воры и бизнесмены. Все льготы отменила ЕР и бизнесмены – их надо всех расстрелять. На кой хрен они нам нужны? Коммерция? Рублевка – сплошная мерзотина. Там живет Саша Липницкий, но там жил его отец, и он владеет всем по праву. Но кто эти выскочки и выродки, рассекающие московские дороги с мигалками?



101.
ДМ: Были ли смерти во время тренировок?

ТК: Во время соревнований. Погиб один эстонец, его противник нанес ему разрешенный удар через спину «Уширо» в печень. Он умер на татами. Это был сильный удар, все газеты писали, что виновато карате. Мой ученик Коля Павлов убил своего друга на тренировке в Лужниках, меня в тот день не было рядом. Это был 80-й, 79-й год. Это были милиционеры. Его разжаловали, он уехал в Йошкар-олу. Но это были несчастные случаи. Как в любом виде спорта.

102.
ДМ: Любимая марка автомобиля?

ТК: Я у американцев люблю две вещи. Обувь: мокасины замшевые, Балли, Пилигрим. Балли стоят триста долларов. У меня была всего одна пара Балли. И автомашины Форд, Додж Найтро, 4-х литровый. Тахо для меня немного большой. Раньше у меня был Субурбан, его менты взорвали. Когда у нас были разборки.

103.
ДМ: Любовь в жизни – это помощь или отвлекающий момент?

ТК: Нет, любовь это когда за спиной стена, и ты не чувствуешь ничего страшного в жизни.

104.
ДМ: Сколько вы спите? Вот восточные мудрецы говорят, что надо спать 4 часа?

ТК: Сейчас 8-10, а раньше 6-7. Они не испытали наших нагрузок, они лодыри и лентяи.

105.
ДМ: У вас есть диета?

ТК: Сейчас да, а раньше нет. Сейчас стараюсь есть обезжиренное, без сахара и мало хлеба. Вне семьи стараюсь не есть вообще.

106.
ДМ: Кино, каратэ, Балли… вы модник?

ТК: Я могу надеть самый плохой костюм, но обувь, хоть она и внизу, это венец всего костюма, лирическая небрежность.

107.
ДМ: То есть вы аккумулируюте моду десятилетий: 70-е карате, 80-е кино, сейчас – национальная политика, мода на нее растет с каждым годом. Все передовые люди к этому приходят.
.
ТК: Если общество назовет меня модником, я прощу ему эту фривольность и не буду сильно возражать.

Далее: еще одно интервью Димы Мишенина с Тадеушем Касьяновым.




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру