НАРРАТИВ Версия для печати
Дмитрий Веещак. Сказочка, книга 2. (19.)

предыдущее - здесь, начало - здесь

15.

Ржавая колода сломала мне хребет; но самой главной карты в ней не было и нет… А это к тому, что очнулся я без спасительного бубенчика на станции Ежья кожа, там где страна оправлялась от пережитого, подмосковное небо мочилось привычным дождем, а двуглавые птицы исчезли с даже с гербов. Так вот куда уносил богатырей черный двухголовый орел!

Выполнив некоторые поручения и пожелания я договорился с бригадиром строителей о небольшой халтуре. Заметьте, в ночное время; огородив лишь часть шоссе знаками аварии и заборчиками, мы начали вскрывать дорожное полотно. Хоть и не получал я разрешения на производство земляных работ, должен подчеркнуть, что работы производились без особого шума и вреда для окружающей среды, которой в этом месте уже не осталось. Будоражившего жильцов мата, о котором вопила невменяемая женщина за спинами милиционеров, быть не могло, поелику все рабочие были турками. Поломка таблички на газоне «Выгул девушек запрещен» случилась без нашего участия. Лично мне, в отличие от жильцов, вызвавших милицию, приятен шум отбойных молотков, он напоминает азарт стройки, стук пулеметов в революционных фильмах, горячий румянец на лице запыхавшейся Марьи Искусницы!

Внутренние органы милиции, правильно установив мою личность и факт амнистии, дарованной в ознаменование победы над черным орлом; вступили в оральную (т.е. телефонную) связь с городским руководством, после чего отправили меня по адресу, указанному на бандероли. Даже нежное касание милицейских дубинок к моим почкам не может сравниться с удивлением от такого обращения со мной!

Теперь о главном. Я прекрасно осознаю, что главной причиной моего пребывания в месте моего пребывания является отнюдь не дурацкая порча асфальтового покрытия. Засевшие в руководстве западники и евроцентристы пытаются спасти своих любимых от полного разгрома. После подписания мира, хоть и почетного для России, надо признать, что им это удалось. Один мой бывший сослуживец искренне полагал, что целью войны для рядового ее участника является «не дать поиметь врагу своих женщин, и (буде есть желание и возможность) поиметь женщин противника». Каких женщин можно поиметь после ядерной войны? Наш десант из подводников в радиационной защите не нашел в обугленном Нью-Йорке ни одной женщины, ни больной, ни здоровой, хотя и установил красный флаг на обугленных руинах. Жаль что они из скафандров не спели: «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа…». Другое дело Берлин, в который как на параде въехали наши танки… Но Германия ведь перед этим уже признала поражение, резонно заявив, что в ядерной войне не может быть победителей… А что противоборствующие стороны сделали с Польшей? Даже если она и пошла на поводу запада, призвавшего отомстить России за разорение Хазарского каганата, научившегося ловить сны подданных. А ведь среди полек было столь много очаровательных женщин, почему они должны облысеть, это что новая мода? Возможно это покажется странным, уважаемые руководители Славянского Союза, но половинчатость победы русского оружия над общемировыми ценностями есть одно из следствий преувеличенно раздутого культа Деда Мороза! Давным-давно, как поведал мне Кощей Бессмертный, славяне почитали некоего деятеля, коий нес им тепло и процветание. А озлившийся Дед Мороз (звавшийся тогда Карачун) дозором ходил по полям и лесам – навевал холода и вьюги. Вознамерившись избавиться от стужи, тогдашнее руководство земли московской решило славить и Карачуна вместе с позабытым ныне героем. Постепенно про героя несущего тепло позабыли, а Деда Мороза славят и ныне и присно; благо делать зимой в деревнях нечего. В результате, Карачун доволен поклонением взрослых и детей – нагнетает себе холода да вьюги, покуда сил хватит; лишь глобальное потепление и Киотский протокол слегка смягчают суровость зим, выпрошенных себе россиянами. Так что, в меру сил рекомендую: празднование нового года перенести на теплый месяц (сентябрь?), почитание Деда Мороза отменить, а самого его причислить к отрицательным персонажам русской мифологии. Со Снегурочками, буде таковые после правительственного указа объявятся, поступать подобно нашим предкам: заставлять прыгать через костер пока не растают! Только после этого русское оружие сможет восторжествовать в еще более полной мере.

Итак, война получилась хоть неправильная да победная, а главным ее героям не уделено ни одной газетной строки, ни одного слова в сообщениях Росинформбюро. Да я признаю, это мы с Ольховским навлекли на Россию беды с закромами и цветочком. Но мы ведь их исправили; кара не соответствует деянию.

По сути, о чем эта война? О ценностях. Так именно эти ценности я в Млечном Удолье нам и завоевал…

Убедительно прошу комиссию города Москвы передать этот текст Президенту (или как он там называется) Славянского союза и выйти к нему с предложением об окончательной отправке меня в яму на Беговой улице, каковую обязуюсь раскопать без привлечения бюджетных средств. Готов выполнить любые поручения, идущие на благо Славянского союза либо последней культурной столицы Великороссии. Передайте, пожалуйста, что меня ведет глас, данный вместе с кожей, и красота гербов, что смотрят с наших спин, я отнюдь не хочу сказать, что меня ведет не меньше чем глас божий; сперва берем Манхэттен, потом берем Берлин! Именно удачный возврат мною цветочка снежной бабе и победа над черным орлом и предопределили победу над врагом. То, что российский флот, разоренный демократией, нанес хоть какой-то урон флот противника, а не был, как повелось, немедленно затоплен; находится в сложноподчиненной причинно-следственной связи с похищением русалками ребенка Водяного. Простое сопоставление дат вскрытия мною асфальта на Беговой и даты подписания почетного для Славянского союза мирного договора подтверждает истинность моих утверждений. А вот над чем действительно стоит поразмыслить, так это выбор воюющими сторонами городов, подвергшихся первым и последним стратегическим ядерным ударам. Версия ООН о том, что США и Союз наносили удары по крейсеру Аврора и авианосцу, припаркованному в Нью-Йорке к необитаемому ныне острову Манхэттен, не выдерживает критики. Здесь также должно быть некое подспудное обоснование, о котором мне надо посоветоваться в Млечном Удолье. Истребление войск ядерным оружием в Польше и Прибалтике в подобном разъяснении не нуждается. Оно вполне укладывается в рамки битвы с двуглавым орлом. Полное расхищение МВФондом, ВТО и российским чиновничеством старого формата государственного резерва, золотовалютного запаса и прочих мелочей, произошло прошлым сентябрем, как испил я чашу неиспиваемую. Зато речь Ольховского о Манхэттене и Берлине была произнесена именно в момент исторической смены прозападного руководства на пророссийское. Как справедливо заметил Арнольд Тойнби – западная история только тогда предстанет в законченном виде, когда не станет западного общества. Что ж, настоящий историк не вправе самоудовлетворяться лишь наблюдением прошлого. Уничтожение западного общества есть самоцель каждого историка и следовательно истории. Если Вы преследовали аналогичную цель, то почему остановились на полдороге? Если меня кто-то спрашивает, мне кажется что от западного общества нельзя отгрызать по кусочку, ибо оно обладает способностью к регенерации за счет непораженных участков. Но и об этом мне необходимы мудрые указания из Млечного Удолья; к которому, в свою очередь, ведет пещера, расположенная под развязкой улицы Беговая и Хорошевского шоссе. Оставьте дела и принимайтесь за вскрытие асфальта! При этом для физических дорожных работ рекомендую использовать задержавших меня ментов. Ребята они больно пытливые – любого расколют, не то что асфальт! Под их сапогами даже земля севрюгою завоет, и все преступления, совершенные на их участке, на себя примет. Немедленно приступайте к работам! Ваш верхний московский мир, в котором нет ни радостей, ни воздыханий, излишне зависим от мира Млечного Удолья – мира сказки; а потому я не советовал бы удерживать меня в нем или мешать моим землеустроительным трудам, посредством ограничения свободы. И вообще дайте вы указание куда-ни-попадя перенести развязку на Беговой для вступления в прочную конфиденциальную связь посредством меня с подмосковским миром сказочных героев и антигероев.

Вот и сказка вся – больше врать нельзя! И да разыдутся все судьи, а те сидят, что меня едят!

Владимир Веещак,
Белые столбы, 2007 год

-------------------

Последний документ

12.08.07

От Ольховской Милены Владиславовны

Экс-вице-мэру города Москвы
Лопатину Виктору Протасовичу

Виктор Протасович!

И вновь к Вам пишет жена пропащего писателя Ольховского Эдуарда Борисовича, брошенного вами в канализацию на съедение крокодилам. Мой фюрер, вы сделали меня счастливейшей из немок! Несмотря на решение Мещанского суда г. Москвы от 10.10.06 я знаю, что муж мой жив и живет себе в месте недоступном среди степей и лесов. Никакого вспоможения от московского правительства я так и не дождалась чего и вам желаю. Пишу просто чтобы поиздеваться над вами, находящимся под гнетом следствия за старорежимные проступки. Может вспомните как сидела я у вас в приемной (секретарша у вас была несимпатичная и косорылая, наверное чья-то родственница?) как мерзла на даче в ожидании пенсии за мужа и пособия. Хотя письма мужа становятся все более мелкими (и даже на бересте) он успевает много писать о своей любви к Родине, а вот московское правительство и лично вас поминает лишь в бранном контексте. Я его слов пересказывать не буду, но отмечу, что он маму вашу на базаре видал. Я сейчас живу с достаточно обеспеченным человеком и пособия мне уже не нужно.

Чмоки-поки, искренне желающая вам скорейшего исправления

Ольховская Людмила

P.S. Эдуард особенно просил подчеркнуть, что с тех пор как Владимир Веещак бежал из больницы, он сумел добраться до Млечного Удолья. И живут они там с Марьей Искусницей, как кошка с собакой, – хорошо живут. Чего и вам с органами ВЧК и обновленной милиции желают.



Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру