Глеб Давыдов Версия для печати
Люди в космосе. Часть 2: Гомункул

Перспективы освоения космоса. Ко дню рождения Константина Циолковского и 40-летию высадки человека на Луну.

Олег Доброчеев. Москва, 2009 г. Фото: Глеб Давыдов

В книге «Вектор перемен» (Москва: Инертэк, 2003) физик Олег Доброчеев (ведущий научный сотрудник РНЦ "Курчатовский институт", директор центра прогнозов Института экономических стратегий) дает прогноз перспектив развития человечества в логарифмическом масштабе (от нескольких лет до нескольких миллионов лет вперед). Среди прочего речь в этой книге идет и о перспективах развития космонавтики. Доброчеев там подробно излагает свою теорию о невозможности космических поселений и касается главного вопроса: зачем вообще человеку селиться в космосе? В pos терминалы кассовая лента устанавливается рулонами диаметром до 38 милиметров К этому же вопросу мы пришли, напомню, в конце предыдущего материала на тему «Люди в космосе», Доброчеев спросил: «А зачем вообще создавать в космосе искусственную среду, аналогичную той, которая существует на Земле? Для чего вам жить в космосе? Земля – отличное гравитационное устройство, подходящее человеку. Так зачем же еще что-то придумывать?»

В ответ привожу аргументы сторонников колонизации космоса, таких, как физик Фримен Дайсон, например. Он считает, что рост человечества неизбежно заставит человека переселиться за пределы Земли. Суть разработанного Дайсоном проекта «Сфера Дайсона», кратко, заключается в том, чтобы взорвать несколько планет и из полученного в результате этих взрывов материала создать вокруг солнца гигантскую сферу, внутри которой – расселить людей.

Глеб Давыдов: То есть основной аргумент – что места на Земле не хватит… Человечество разрастется, места и ресурсов на Земле не хватит, и поэтому надо уже сейчас думать о том, чтобы заселять космос… Вы говорите, что без земной гравитации заселить космос невозможно. Но неужели нельзя разработать какой-то механизм, который бы имитировал гравитацию? Например, в условиях этой замкнутой на саму себя сферы, о которой говорит Дайсон?

Проект орбитальной колонии «Стэнфордский тор». Donald Davis, 1976 год

Олег Доброчеев: То есть создать Землю? Тут нужна масса. Или ускорение… То есть нужно создать центробежную силу… Это слишком сложно, а сложные решения, они, как правило, не жизненны. Допустим, создадим гравитацию, поместим туда человека, и все равно это будет не совсем такая гравитация, как на Земле. И, следовательно, человек, который будет там жить, тоже будет – другой, придется его долго изучать. Поэтому я и говорю: лучше искусственно создать человека. Чем планету.

Г.Д.: Лучше или проще?

О.Д.: Лучше. Это мой взгляд на альтернативы цивилизационного кризиса.

Г.Д.: Ну, вы же понимаете, что это звучит ужасно. Создать искусственного человека. Это как вообще?

О.Д.: Я думаю, что перед тем, как заселять другие миры человеком, нужно понять, что такое, собственно, человек. Причем понять рационально. Одно из пониманий человека (которого я придерживаюсь) это то, что человек – существо разумное. Он мыслит, и, следовательно, существует. Отнять эту функцию – не человек. Похож, но мыслить не может – это уже не человек.

Г.Д.:
Ну а как же эмоции, чувства?

О.Д.: Это тоже мышление.

Г.Д.: Ну, по Декарту…

О.Д.: Есть целый спектр проявлений сознания, который свойствен человеку как явлению… Вообще, человек это естественное, природное явление. Которое подчиняется всем естественным закономерностям. В данных условиях. А в других условиях у этого явления должен быть другой аналог. И у этих двух аналогов должно быть одно общее свойство – разум. А вот материальный носитель должен соответствовать той среде, в которой это существо будет находиться. Если же тела у нас будут одинаковыми, а разумы разными, то мы все равно не будем одним целым человечеством…

Г.Д.: То есть даже если части человечества и удастся переселиться в космос, то эта часть уже будет другим человечеством, кардинально отличным от тех, кто останется на земле.

О.Д.: Да, я думаю это будет скачок типа «динозавр - человек». Такого же масштаба будет разница.

Г.Д.: Они будут человеком, а мы – динозавром?

О.Д.: Может быть. А может и наоборот…

Цилиндрообразная колония на Марсе в стиле О-Нейла. Работа by Goetz Scheuermann, представленная на конкурс «Космические поселения отдаленного или более-менее близкого будущего». Подпись художника: «Размер около 15 км в длину и 2 км в диаметре. Вокруг цилиндра вращаются искусственные солнца в количестве трех – для снабжения энергией и симулирования дня и ночи. Погодная башня будет производить облака, дождь, ветер». И так далее…

Г.Д.: Но, кстати, Дайсон не единственный ученый, который утверждает, что возникнет необходимость переселяться в космос. Например, была еще такая «принстонская группа физиков под руководством О"Нейла». Они утверждали, что через 250 лет люди столкнуться с потребностью в космических станциях, где постоянно проживали бы 10 миллиардов человек… Получается, они вообще будут другими, эти люди.

О.Д.: Да, устойчивое человекообразное существо в космосе будет радикально отличаться от человека. Поскольку условия космоса радикально отличаются от земных, то и устойчивый феномен там тоже будет радикально отличаться. Но вот создать в космосе структуры, которые бы обладали спектром динамических проявлений, аналогичным человеческим, это возможно.

Г.Д.: То есть мы вернулись к тому, что вы предлагаете создать искусственную жизнь. Ну, это звучит как абсолютная фантастика.

О.Д.: Да, вы правы. Это абсолютная фантастика. В том смысле, что эта идея не опирается на нынешние технологии. Да, для нее нет технологий. Но для нее есть одно основание. Серия открытий второй половины XX века о самопроизвольном существовании устойчивых структур. Классическим явлением принято считать реакцию Белоусова-Жаботинского. Когда два химических вещества случайно смешивают в пробирке, там возникает очень красивая колебательная комбинация красных и голубых цветов. Она гуляет себе и гуляет… И это считается пограничным явлением между живой и неживой природой. Потому что отличительными свойствами живого является самоорганизация и реакции. В реакции Белоусова-Жаботинского присутствует и то, и другое. А что такое человек? Это куча колебательных процессов. Сердце – с одной частотой, печень – с другой, кровь – с третьей и так далее.

Г.Д.: Это с физической точки зрения.

О.Д.: Ну да, это один из способов отображения человека. Человека ведь по-разному можно отобразить: можно нарисовать его, можно написать роман о его жизни, а можно взять и измерить все его движения. И если будет точное отображение на картине, точное отображение в романе и точное отображение параметров движения, то они дадут в обработке один и тот же результат. Например, Давыдов Глеб Олегович. И никто другой.

Г.Д.: То есть человек не просто набор колебательных процессов, а набор именно уникальных колебательных процессов. В случае каждого конкретного человека – свои колебания.

О.Д.: Совершенно верно.

Г.Д.: А от чего зависят эти колебания? Что на них влияет? Звезды, гены, погода?

O.Д.: В совокупности, человек продукт всей этой эволюции. И на нем все это записано, как на продукте. Но в целом мы очень похожи. Но похожи, скажем так, с абберациями. И, в принципе, можно сделать модель – какие колебания у вас есть в жизни. Какая амплитуда и как часто они повторяются. Например, мы делали такие опыты на колебаниях крови людей. У каждого из людей был свой спектр. Точно так же, как отпечаток пальца – у каждого свой. Такие же индивидуальные колебания есть и в мозговой деятельности. Так вот, идея искусственного разума заключается в том, чтобы он существовал не на носителе, для которого адекватными условиями существования являются земные, а на носителе, для которого комфортно будет существовать в других условиях. То есть создать такой же набор проявлений…

Г.Д.: Понятно, но в силах ли человек создать такой набор? В силах ли он создать подобного себе гомункула?

O.Д.: Тут ответ простой. Мы ж хотим создать копию. А копия всегда проще.

Г.Д.: То есть это будет не человек, а все-таки робот?

O.Д.: Ну, мы привыкли, что робот это инженерное решение, которое выполняет механические функции.

Г.Д.: Биоробот?

O.Д.: И не биоробот. Я же говорю: на другом носителе.

Г.Д.: На каком?

O.Д.: Ну, вот какая атмосфера на Венере существует, например? То есть вот отсюда нужно исходить… Просто человек это физическое устройство. Что ж мы, не можем создать физическое устройство на другой планете, которое бы имело спектр интеллектуальных проявлений такой же, как у нас?

Г.Д.: Получается, что вы и психические процессы приравниваете к физическим. Но разве психика это физика? Из ваших слов можно сделать вывод, что, по-вашему, душевная деятельность человека это тоже физика, и ее тоже можно воспроизвести.

O.Д.: Я говорю только, что есть природные процессы, и в этих процессах есть иерархии. Есть устойчивые процессы, есть менее устойчивые и есть совсем неустойчивые. Я думаю, что психические явления относится к наименее устойчивым. А физические – более устойчивы. То есть главное создать физическую часть, наиболее устойчивую.

Г.Д.: А психику как мы ему дадим? Он же не будет без психики аналогом человека.

O.Д.: Я не знаю, что такое психика. Но когда мы говорим о физических, то есть природных процессах, то у нас, в принципе, нет никаких ограничений. Ведь эти процессы имеют протяженность от нас с вами и до конца Вселенной. Главное изучить и понять человека как набор колебаний. А какие это будут колебания, насколько они многообразны и какова их продолжительность – от вековых до секундных – это уже другое дело.

Г.Д.: И что мы будем со всем этим делать, если удастся смоделировать такую структуру.

O.Д.: Это фантастика, конечно… Но, когда мы изучим и исследуем какое-нибудь конкретное место в космосе, мы инициируем интеллектуальные и жизненные процессы в этом месте. Инициируем самоподдерживающийся процесс образования устойчивой структуры. Это будет уже не реакция Белоусова-Жаботинского. И не другое классическое явление – ячейка Бенара… А это будет самоподдерживающаяся ячейка с человеческими свойствами. Но в той среде. И мы выйдем с ней на контакт.

Г.Д.: То есть это все же не человек, а некий организм будет. Некая просто живая мыслящая субстанция.

O.Д.: Если вы можете с ним обмениваться, как вот мы с вами… Что это тогда такое? Главное – у нас с ним может быть диалог.

Олег Доброчеев. Москва, 2009 г. Фото: Глеб Давыдов

Г.Д.: Вообще, создание искусственного интеллекта это ведь не новая идея…

O.Д.: «Искусственный интеллект» в том понимании, в котором о нем обычно говорят, это тупик. Такой же, как посылка об освоении космоса человеком нынешнего типа. Это линейное мышление. Я говорю о создании устойчивой структуры. Интеллектуальной устойчивой структуры. А под «искусственным интеллектом» обычно понимается прогресс компьютерных технологий. Это тупик, мы никогда не создадим искусственный интеллект через развитие компьютерных технологий и программ. А через создание устойчивых структур – создадим.

Г.Д.: Хорошо. Вернемся к вашему утверждению о том, что человек жить в космосе не может, потому что у него кардинальным образом измениться сознание, и он из-за этого рискует перестать быть человеком. Но вот пример космонавта Авдеева. Он же провел в космосе в общей сложности более двух лет. И один раз был там больше года беспрерывно. Вы ведь с ним знакомы лично. И знакомы с другими космонавтами, которые там провели время. Авдеев ведь нормальный человек?

O.Д.: Абсолютно! А вы проверьте сами, я вас свяжу с ним. Вы знаете что, «жена Цезаря – вне подозрений». Все космонавты, которых я знаю, это исключительные люди. Незаурядные. Они – некая ценность.

Г.Д.: Оттого, что они там побывали?

O.Д.: В том числе. Они как гении. Только гениев такими создал Бог, а космонавты незаурядны, потому что побывали там. Но и побывали они там, потому что они уже изначально были незаурядны. И они, безусловно, обладают колоссальной ценностью для человечества.

Г.Д.: В чем заключается эта ценность?

O.Д.: Ну, вот в чем ценность гениев? Гениев в широком смысле. Тех, кто прокладывает человечеству путь в будущее. Тех, кто проносит эту жизненную эстафету через свою жизнь. Это жизнь как подвиг…

Г.Д.: То есть вы не имеете в виду, что это космос их сделал такими? Можем ли мы вообще говорить о том, что космонавты, которые провели какое-то время в космосе, радикально отличаются от нас с вами, не похожи на нас, тех, кто в космосе не был?

O.Д.: Чтобы понять космонавта, нужно настроиться как бы на его волну. Вообще, это очень провокационный вопрос. Космонавты – прекрасные люди. Со своими особенностями. И вот тут начинается. Они такие же особенные, как, например, Ленин, или как Михалков. Или как Горбачев. Особенные люди. Это люди, изменившие траекторию развития. И поэтому к ним не может быть отношения как к массовому явлению, то есть с точки зрения каких-то общепринятых норм. Каждый из них уникален. У каждого своя уникальность. И я думаю, что космос умножил, усилил личную уникальность каждого из них. Представляете, какой там был отбор? То есть это изначально очень необычные люди. Не зря же им даже построили отдельный городок космонавтов.

Г.Д.: Городок?

O.Д.: Да, внутри Москвы. Целый район, где живут космонавты, которые там побывали. 

Г.Д.: Да, это интересно… Значит, по большому счету ресурсы космоса для нас закрыты, потому что их ведь нельзя будет использовать без того, чтобы там жили люди…

O.Д.: Только генерация квазиинтеллектуальных, квазижизненных систем нам поможет. Как физик, я не вижу никакой другой альтернативы. Это будет легко, дешево и страшно интересно.

Г.Д.: И когда это будет, по вашему прогнозу?

O.Д.: Пока мы не умеем конструировать таких существ. Нет даже модели. Но вот что говорит нам опыт: Циолковский свои первые статьи о путешествиях на ракетах опубликовал в 1903 году. А в 1961 году человек впервые полетел. Прошло 58 лет. И Циолковского, заметьте, многие считали полным безумцем. Я знаю людей, отцы которых, когда были детьми, кидали камни в Циолковского, когда он шел по улице в Калуге. Потому что они считали, что это идет сумасшедший. Я думаю, лет 50 пройдет…

Олег Доброчеев. Москва, 2009 г. Фото: Глеб Давыдов.

Г.Д.: ОК, допустим, что это решит проблемы освоения космических ресурсов. Но это ведь не решит проблем человечества, если оно станет слишком многочисленным. А ведь именно это – главная причина, по которой нужно осваивать космос. То, с чего мы начали.

O.Д.: С человечеством никаких проблем не будет. Человечество это природное явление. По сути, мы – это сложная ячейка Бенара. То есть такая самоподдерживающаяся система, ничего особенного. Классические ячейки Бенара возникают на сковороде. А мы, люди, возникли не на сковороде, а на Земле. Возьмем побольше сковороду – будет больше ячеек. Короче, их может быть ровно столько, сколько позволяют размеры сковороды. Тоже самое с людьми – их может быть ровно столько, сколько позволяют размеры Земли. Их просто не может быть больше. Никак. Никогда и ни за что. Это естественная саморегуляция. Господь создал то, что самовоссоздается и саморегулируется. В первый раз я заговорил об этой саморегуляции в конце 90-х. Я сказал тогда, что эта ячеистость имеет всеобщий характер и разные масштабы. И что возникнут на каком-то этапе макросоциальные ячейки. И мой прогноз начал реализовываться. Все эти G7, G20 и так далее. И вот эти ячейки как раз и будут тем механизмом, который ограничит рост человечества.

16.09.2009

Продолжение: Люди в космосе. Часть 3: Космонавт Сергей Авдеев




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру