Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ. Одержимые джинами (2003) - 5.

Продолжение. Начало - здесь. Предыдущее - здесь.

Димамишенин: А Талгат, которого Вы считаете невропатом и психопатом, тоже был же частью этого интеллигентского кружка вокруг Мирзабая и Абая…

Аркадий, ученик Мирзабая: Совершенно верно. Ведь не сталеваром же он был.

Талгат Нигматулин

Димамишенин: А как протекало общение в мирное время? До трагедии Абая, Мирзабая и Талагата? И почему Абай общался с Талгатом, если чувствовал какой-то дискомфорт? Зачем дал конфликту развиваться?

Аркадий, ученик Мирзабая: Общение Абая с Талгатом не было «целиком из жизни голубей». Спинным мозгом чувствую. Наверняка, Абай его очень долго терпел. То, что потом закончилось трагедией, должно было начаться давно и расти плавно. Сужу так по рассказам об их общении. Сам таких не любил с детства. Общение Абая и Талгата можно назвать формально-традиционно восточным. Приличия соблюдаются, и только. По настоящему близкие отношения были невозможны. И не нужны совершенно. Совершенно не тот случай. То, для чего они общались, совершенно не требовало таких отношений.

В общении с Мирзабаем и Абаем все всегда было очень ровно и мирно. Авторитет Мирзабая не допускал распущенности. Ситуаций с Абаем и моим нормальным поведением было много, но всегда на умственном уровне и никогда на физическом. Максимум – обсудить полезность йоги, тай-чи, гири в 32 кг, которую Мирзабай поднимал по утрам, «а ты так не можешь? а стоило бы мочь, вон Мирза каждый день поднимает, давай ты тоже с ним поднимай. Будешь такой как Мирзабай!»
Не думаю, что Талгат искал гуру. Скорее, хотел числиться «охваченным». Жертва моды. Типа – я не просто брюс-ли-актер, я еще и стремлюся к высокой духовности предков и все такое. Учителя искал Абай. С 14 лет. И даже без конфликта с родителями. Они хоть и большие люди, но тоже с понятием. Зачем позволял развитию конфликта? Абай был не репетитор-почасовик, не воспитатель-гувернер. Статус частного лица позволяет терпимо относиться к поведению другого человека, пока тот рамки не начнет переходить. А переход будет на уровне кто как воспитан. Это тоже не требует «необходимой обороны». И даже потом можно просто «послать». А не поймет – однажды в морду дать, раз слов не понимает, и все равно, до «необходимой обороны» будет, как до войны. Со стороны будет выглядеть именно «позволением конфликту развиваться». Приведу пример очень далекий от нашей темы, но хорошо известный. Когда женщина очень долго живет с мужем алкоголиком. Ей говорят – брось его, а она не бросает. Потому что именно её именно он еще именно не настолько беспокоит. Суждение со стороны будет не вполне корректным, но таки будет.

Главное одно – общение было не общением официальных лиц с титулами и должностями, а неформальное, на основе взаимного добровольного интереса, и обязанности сторон были соответствующие. Не нравится – уходи. Ради Бога.

Венера Нигматулина:

Абай глубоко завидовал актерской известности, Талгата, Талгат был визитной карточкой Абая – его любили и знали все...

Димамишенин: Убийство Талгата произошло в квартире на улице Ленина, дом 49 или 59 по разным сведениям, принадлежавшей Дочке управляющего делами Совета Министров Литвы. Где любили останавливаться гуру со своей свитой. Откуда такое уважение и чуть ли не подобострастное отношение к Абаю и Мирзабаю у самых богатых и известных людей того времени? Расскажите о связи Миразабая и Абая со Звездным городком и Центром подготовки космонавтов и, в частности, с космонавтом Севастьяновым и его женой? С главным редактором журнала «Огонек», героем соц.труда и дважды лауреатом Госпремии СССР Анатолием Сафроновым, чью жену они лечили от головных болей? С Валентином Сидоровым, известным рериховедом и автором книги «Семь дней в Гималаях», посвященной знаменитой Шамбале? А также с самым знаменитым экстрасенсом Советского Союза Давиташвили – знаменитой Джуной? Я знаю, что у Абая была ее фотография, подписанная «Учителю от ученицы». Поэтесса Лариса Васильева, более известная по ее бестселлеру, «Кремлевские жены» была в близких отношениях с Абаем. Мирзабая и Абая приглашали читать лекции в Институты и на Международные конференции, называя Людьми Будущего, а однажды был случай, когда видный ученый поцеловал руку Абаю в знак своего уважения к феноменальным способностям последнего. Немудрено, что на общем фоне появился и такой горячий поклонник, как Талгат Нигматулин. Преданным учеником Восточной парочки было очень модно быть в 80-х. Так ведь? И что это было? Массовый психоз с жиру бесившейся богемы и элиты? PR-кампания, рассчитанная на интеллектуалок-истеричек, жен сильных мира сего? Или нормальное общение с власть имеющими, на которое неадекватно реагировали душевно неуравновешенные люди?

Аркадий, ученик Мирзабая: Никогда не думал, зачем Абай знакомил Мирзабая с «большими людьми». Задумался только на Вашем импульсе. Разрешите познакомить Вас с выводами.

Абай никогда не демонстрировал занятость процессом продвижения Мирзабая. Ходил к «большим людям»? Ходил. Знакомил Мирзабая с ними? Знакомил. Объявлял цель – организация Института человека-или-типа-того? Да. Сам слышал, рядом сидел. Но ничего никогда не делал по процедуре организации. Никогда ничего не делал! Это существенная деталь. Не было ни заявок, ни чего там положено.

Абай не мог не понимать, что коммунистическим номенклатурным ученым нельзя навязать узбекского дервиша, живущего, как нищий. Это слишком очевидно! Ну дал Софронов письмо (имеется в виду охранная грамота, которая рекомендовала оказывать всяческое содействие научному эксперименту под названием «Мирзабай» и молодому ученому Абаю при нем). И всё. Здание и штат никто не дал. Никто и не заказывал – вот в чём дело! А письмо отпугивало Берунийских хамов.
А что же Абай тогда делал? Зачем ходил по «большим людям» и вел красивые и модные разговоры? Попробуйте Сами ответить. И в стиле моей версии.

Абай, как разумный, образованный человек, не мог иметь цель – организацию признания Мирзабая государством. К кому ходил Абай? К элите, правильно? Но Абай сам был элита. В своем городе его семья была наверху и партийного и научного и культурного. Не то, что некоторые. Он пошел к себе подобным, не имея заведомо идиотской цели. Так зачем же?

Элита имеет одно качество. Легкость общения между себе подобными. К кому Абаю пойти, поговорить о том, какого человека он встретил, так, чтобы никому ещё и не помешать этим? К себе подобным. Мог ли он рассчитывать на понимание? На понимание, что Мирзабай носитель редкой восточной культуры? Нет. Тогда на что? На понимание того, что Абай шутит, и ради шутки безопасно выступает в модной манере. На месте Абая пошел бы к своим старым друзьям по боксерской секции.

Ну можно такое предложить читателям? Думаю, что нет. Поймут, но не захотят с этим считаться. Не с чего.

Мирзабай с одним из своих учеников.

Димамишенин: Могла история, произошедшая с Талгатом, к примеру, разыграться не с актером, а с семьей космонавта? В его доме же был устроенный его женой частный салон с мистическим уклоном?

Аркадий, ученик Мирзабая: Космонавтов тестируют, а актер это диагноз. Об общении с Севастьяновыми не знаю ничего. Возможно, забыл. Валентин Сидоров, знаю, выгнал Мирзабая и Абая из дома, когда счел, что Мирза любезничает с его женой. И никто никого ни к кому не послал бить и убивать. История Талгата могла разыграться только с личностью, страдающей комплексом саморазрушения.

Димамишенин: Существуют слухи про свингерские вечеринки, которые устраивались Абаем и Мирзабаем. Было ли что-то подобное на самом деле, и если было, то чем являлось? Обрядами, ритуалами, техниками самоосознания или обычными сексуальными оргиями?

Аркадий, ученик Мирзабая: Взрослые люди. Молодые. Здоровые. Красивые. Есть еще вопросы?

Димамишенин: Есть! Интересуют истории вроде той легенды, как Мирзабай в начале 80-х гг. устроил купание в городском фонтане своих учениц, предложив им раздеться догола, и при этом присутствовала милиция и не могла ничего сделать, боясь Абая и того, что он всех запугал Московскими покровителями.

Аркадий, ученик Мирзабая: А что такого? Мирзабай всю жизнь так купался. Вся его деревня так купалась. Это ж не Москва, не Питер и не Париж. Это советский, узбекский, каракалпакский аул. С арыками, грязищей и чумазыми. Ничего. Переживут. Мне это близко и понятно. И я, и отец, и дед мой в нашей речке голые купались. Откуда хрестоматийное «Мальчишки за девками подглядывали»? Девки что, купальники демонстрировали? Даже в советском кино это разрешалось показывать. Мы с женой в фонтане не купались. Мы купались голышом в арыке за домом и у проезжей дороги. Нас видели местные. И пешие, и с машин, и с автобусов. Кто эти местные? Элита мировой культуры? Кому с ними считаться? Прибалтам и русским? Белые женщины их шокировали! Ой, бедняжки! Шокировали. Но по-хорошему. Спасибо должны сказать.

Мирзабай прекрасно знал всех местных поголовно. Все-таки он прожил там всю жизнь и знал, что можно, что нельзя. Милиция ничего не могла сделать? Это не милиция. Там не было советской власти. Это сват, брат и племянники. Они все прекрасно знают, что такое дервиш, и как дервишей уважать надо и за что. Что милиция, что не милиция. А культура прибалтов вообще выражается формулой «Х+1». Что им какие-то каракалпаки! Европейскую культуру не задушишь-не убьешь. Подумаешь, фонтан!

Димамишенин: Что значит «Х+1»?

Аркадий, ученик Мирзабая: Где «Х» равен культуре восточнее Прибалтики. Культура Прибалтики заметно выше. Фигурально выражаясь «на одно деление». Близость к Европе проявляется в моральных ценностях, отличающихся от азиатского дикого ханжества. В более выгодную и имеющую право на существование сторону. Ценность естественных человеческих проявлений для прибалтов выше. Устроить голое купание для них никогда разврат, но только возможность показать величие свободы личности в возможности естественных проявлений. Вокруг к тому же братья наши меньшие. Им намекнуть на вред ханжества и лицемерия показного мусульманства вообще почти гринпис.

Димамишенин: Так Абай и Мирзабай устраивали сексуальные оргии или нет? Владимир Гузман-Видеман пишет все время о них как о секс-гуру и об обязательном размене партнерами – женами и мужьями, подругами и приятелями на отдыхе чуть ли не каждую ночь. А от Мирзабая часто можно было услышать слова типа: «Хочешь меня в попу, а?» Или: «хочешь спасения, давай я тебе одну палку кину!»

Аркадий, ученик Мирзабая: Ох, не люблю обсуждать эти темы! Дмитрий, исключительно Вам: это не они устраивали. Собирались взрослые, интеллигентные, нормальные и грамотные люди. Молодые-красивые. Говорили о всяких красивых вещах. Переглядывались, улыбались друг другу. Обстановка дружественности и духовной близости создавала возможность отношений, не оскорблявших ничью нравственность. Советские человеки были не слепые и глухие. Все прекрасно знали о вариантах самовыражения в этом смысле и необходимости соблюдать рамки, которые всегда чуть шире внутри своего круга. Ни у меня к жене, ни у нее ко мне нет и не было претензий. Главное, это не выходило вовне. Людей на улице не хватали, не тащили. Никого никогда не агитировали и не соблазняли «этим». Мирзабай прогонял, если люди приезжали на «клубничку». «Здесь не дом блядей», – говорил. Одним словом, отношения между близкими людьми были естественно близкими. Общественная мораль этого не примет, и правильно. Пропаганды разврата не должно быть особенно в скрытой форме.

Димамишенин: На самом деле еще раз повторюсь, что наиболее массовую и известную всем трактовку событий тех лет никто не ставит под сомнение хотя бы потому, что никакой другой не было в СМИ. Ситуация может быть изменена, но почему тогда Вы не сделали этого до того, как я написал Вам?

Аркадий, ученик Мирзабая: А тогда все так не странно было! Коммунизм нуждается в человеческих жертвах.

Димамишенин: Впрочем, тогда Вам никто не поверил бы.

Аркадий, ученик Мирзабая: Все мы ходим на поводке обстоятельств. Это единственная причина. «Официальная версия» – это не «кино не для всех». Поверить поверили бы. И верили. Следователь, прокурор и судья верили. У них было ощущение, что они Христа распинают. Понимали, что реально нет ТАКОЙ вины на человеке, а остановиться не могли.

Димамишенин: Вы говорите о суде над Мирзабаем и Абаем? У всех было ощущение их невиновности?

Аркадий, ученик Мирзабая: Да, надежду, что всех оправдают и отпустят, т.к. невозможно несколько часов заниматься с чемпионом карате тем, что его убивать, давили в зародыше именно поэтому. Против линии партии не попрешь.

Димамишенин: Мне кажется, в то время шансов на такую надежду было ноль. Да и сейчас мало. Артисты всегда невиновнее всех остальных. И не только в России.

У НИХ БЫЛО ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО ОНИ ХРИСТА РАСПИНАЮТ.

Димамишенин: И все-таки у меня во время нашего долгого разговора столько же вопросов, как и вначале. Я слышу ответы, но от этого у меня не становится их меньше! Я как не знал правду, так и не знаю. Вы не дотронулись до Талгата и не приняли никакого участия в его убийстве? Не дотронулись до него ни разу? Не сказали убить его своим ученикам? Он что, бился о людей, которые его окружали? Они били его. И это не их действие? Тогда ответ один – или Талгат их зомбировал и заставил убить себя какими-то манипуляциями, или Абай и Мирзабай сделал то же самое, чтобы погубить Талгата. Третий вариант отрицает Ваш – группа людей убила Талгата, несмотря на то, что Мирзабай и Абай этого не приказывали им делать и не принимали ни в чем участия. Тогда эта группа людей – просто опасные маньяки. Все-таки мне непонятна одна вещь, которая может быть непонятна и читателю. Талгата избили и убили, а Вы говорите о нем не как о жертве, а как о палаче. А о его убийцах как о жертвах. Вот в чем главный парадокс вашей версии… И на это несоответствие обратят внимание все и сочтут несостоятельным такой вариант трактовки событий…

Аркадий, ученик Мирзабая: Помните, я писал, что моей целью не может быть реабилитация дорогих для меня людей, т.к. это не нужно – никто в парламент не баллотируется? Реабилитация нужна, когда человек сидит в тюрьме, и есть возможность облегчить его участь. Или когда его считают предателем, а он был наш разведчик. Или был «враг народа», а должен быть «репрессированный». А так, когда все отбыли наказание, которое могло быть другим, будь признанная идеология преступления другой, и живут обычной жизнью, реабилитация, сами видите, не нужна. Нужно что-то, что могло бы заинтересовать моих друзей допустить прессу в неформальный, закрытый круг людей, не заинтересованных в популярности.

Димамишенин: Я объяснил предельно ясно, что речь не идет ни о какой-то примитивной реабилитации вас или популярности. Речь идет только о возможности дать альтернативную информацию и, растиражировав определенное мнение, посеять семена, которые, возможно, дадут всходы скорее, чем любая другая деятельность. Если будут еще вопросы – я готов ответить.

Аркадий, ученик Мирзабая: Можем считать, что ответ уже не требуется? Я все сказал Дмитрий. У меня нет к Вам вопросов. Есть только пожелания успехов в том, что Вы замыслили. Если есть еще вопросы – задавайте. Но в споре не рождается истина, а только драка. Моей жене Берте очень нравится наше общение. Говорит, что приятно вспоминать то время, а мы с Вами помогаем этому. Прекрасное было время. Вот и сейчас лето. Работа, сад-огород. Сами понимаете. На праздники ездил к друзьям насчет фильма, фотографий и встречи с вами. Настроение у всех такое, что нет смысла искать ничего для Вас и общаться с Вами, так как это ничего не изменит. Да и встречаться пока никто не хочет. Веры нет. Мне бы хотелось прояснить вот какой вопрос – какая цель всего того, что Вы делаете, что планируете делать?

Димамишенин: Данная работа мне просто интересна. Мне хочется разбираться в вопросах, которые я знал с детства и которые являлись для меня незыблемыми. Одна моя знакомая, поэтесса Алина Витухновская (которая провела достаточно времени за решеткой, будучи совсем юной девушкой) сказала в интервью мне: Дима, то что не тиражируется, того не существует. Тираж – аналог бессмертия.

Аркадий, ученик Мирзабая: Благодарен Вам за возможность обсудить свои соображения. В Вашем лице, считаю, нашел человека достаточно свободного и критичного, который может понять, пусть только понять, аргументы свидетелей защиты по делу Борубаева.

Окончание




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру