АРХИВ 'ПЕРВЫЕ РЮРИКОВИЧИ':

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Рассуждение об исторической значимости Иоакимовской летописи; следы политической мифологии языческих времен

Анализ сюжетов из дошедшего до нас текста Иоакимовской летописи позволяет выстроить логическую и хронологическую последовательность ряда ключевых событий древнейшей истории северного и (отчасти) южного очагов древнерусской государственности, вплоть до их окончательного объединения при Вещем Олеге.

Началом истории будущего Новгородского государства стал приход большой группы славян, выходцев из земли вендов, во главе с князем Владимиром, основавшим на берегах Волхова легендарный Славенск. Произошло это, по всей видимости, практически синхронно с возникновением скандинавского торгового форпоста в Ладоге, т.е. примерно в середине VIII века (соответствующая хронологическая увязка здесь возможна благодаря летописному сообщению о браке Владимира и Адвинды). (далее…)

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Отображение событий, происходивших при преемниках Рюрика, по версии Иоакимовской летописи, с учетом современных научных данных

События 882 г., когда новгородская княжеская династия перебралась в Киев, были, по всей видимости, достаточно подробно отображены в отдельном (целостном) устном предании, которое затем использовалось, как основа для Иоакимовской летописи и для других текстовых материалов, ставших основой «Повести временных лет». Общая схема древнего повествования вполне просматривается в дошедшем до нас тексте Иоакимовской летописи сквозь позднейшие наслоения.

Сильное государство с центром в Киеве, объединившее племена поднепровских славян, состоялось, по мнению ряда авторитетных исследователей, на рубеже VIII-IX вв. Правители Киева именовались каганами Руси, претендуя на титулатурное равенство с государями Хазарии и Дунайской Болгарии. Князья ильменских славян и каганы Руси были естественными союзниками, так как совместно контролировали большую часть знаменитого торгового маршрута «Из варяг в греки», активно эксплуатировавшегося в ту эпоху. (далее…)

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Правление Рюрика

В «Повести временных лет» права великокняжеской династии обосновывались утверждением, что Рюрик и его легендарные братья будто бы стали основателями Русского государства.

Авторы Иоакимовской летописи (созданной ранее ПВЛ) доказывали права Рюрика, исходя из того, что он был наследником древних князей Приильменья. Эта задача решалась в изначальном тексте и в его отредактированной версии XII века по-разному, согласно приоритетам правовой ментальности соответствующих эпох.

В первой половине XI века на Руси еще господствовали нормы патриархально-родового уклада. Согласно таким нормам любой член родовой княжеской корпорации имел, в принципе, право на верховную власть, если был способен такую власть захватить де-факто. Соответственно этому, один из юридически признанных «сынов» верховного правителя (а именно Рюрик), назначенный наместником Ладоги в 862 году, затем вполне законно (как сильнейший член княжеской корпорации) овладел верховной властью после смерти Гостомысла (по Никоновской летописи это произошло в 864 г.). (далее…)

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Сведения о двух выдающихся деятелях славянского Приильменья

Иоакимовская летопись содержит повествование о двух правителях, оставивших заметные следы в истории государства ильменских славян.

Десятый по счету правитель Приильменья (внук или правнук Владимира Древнего) в старинном оригинале именовался, по всей видимости Боривой (имя, распространенное у славян в IX веке, дословно означающее Борил Воитель). В редакции, дошедшей до нас, он назван Буривой (искажение, очевидно внесенное в позднейшие времена).

«Буривой, имея тяжкую войну с варягами, неоднократно побеждал их и стал обладать всею Бярмиею до Кумени. Наконец при оной реке побежден был, всех своих воинов погубил, едва сам спасся, пошел во град Бярмы, что на острове стоял, крепко устроенный, где князи подвластные пребывали, и, там пребывая, умер». (далее…)

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Древнейшие сюжеты из истории ильменских славян

Содержание вводного раздела Иоакимовской летописи в тексте, представленном у Татищева, в основном, соответствует древнейшему тексту. Автор второй редакции, новгородец-патриот XII века лишь слегка изменил начало, добавив от себя слова: «О князьях русских старобытных монах Нестор плохо знал, какие дела свершали славяне в Новгороде, а святитель Иоаким, хорошо знающий, написал…».

За этими словами следует: «…что сыны Иафетовы и внуки отделились, и один от князь, Славен с братом Скифом, ведя многие войны на востоке, идя к западу, многие земли у Черного моря и Дуная себе покорили. И от старшего брата прозвались славяне, а греки их либо похвально алазоны, либо поносно амазоны (что значит жены без титек) именовали, как о том стихотворец древний Ювелий говорит. Князь Славен, оставив во Фракии и Иллирии около моря по Дунаю сына Бастарна, пошел к полуночи и град великий создал, во свое имя Славенск нарек. А Скиф остался у Понта и Меотиса в пустынях обитать, питаясь от скота и грабительства, и прозвалась страна та Скифия Великая. После устроения Великого града умер князь Славен, а после него властвовали сыновья его и внуки много сот лет». (далее…)

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Анализ сохранившихся фрагментов Иоакимовской летописи (по тексту издания: Татищев В.Н., «История Российская» – М. : ООО «Изд-во АСТ», 2003. – 568 с.).

Часть 1
Результаты общего анализа сохранившихся фрагментов

Иоакимовская летопись, ставшая известной после выхода в свет «Истории Российской» Василия Татищева, содержит ценнейшие данные о древнейшем периоде русской (прежде всего, новгородской) истории.

Известные нам фрагменты указанной летописи не могут быть признаны фальшивкой, изготовленной во времена Татищева или несколько ранее. Многие факты и сюжеты, выявляющиеся в этих текстовых отрывках, вполне соответствуют современным научным данным; такими данными не обладали историки XVIII века в том объеме, чтобы изготовить соответствующий фальсификат. (далее…)

Приложение 1

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Сводный список первых государей из династии, получившей наименование Рюриковичи

1. Владимир Древний (середина VIII в.). Основатель Славенска на Волхове.

2.– 9. Сыновья и внуки Владимира.

10. Боривой, внук или правнук Владимира (конец VIII – первые десятилетия IX вв.).

11. Гостомысл, сын Боривоя (до 864 г.).

12. Ярополк, он же Рюрик, потомок Владимира Древнего по отцу, внук Гостомысла по матери (княжил в 864-879 гг.).

13. Игорь Рюрикович (находился под опекой Вещего Олега, умер около 905 г.).

14. Игорь Игоревич Старый (около 900 – 944 гг.).

15. Святослав Игоревич (942 — 972 гг., на престоле с 944 г.).

16. Ярополк Святославич (княжил в 971-980 гг.).

17. Владимир Святославич (княжил в 980-1015 гг.). Креститель Руси. Самый знаменитый правитель Древней Руси, прославленный в былинах.

Продолжение

Глава 32

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Некоторые аспекты пресловутой «варяжской проблемы»

Если бы русскую историю начала XVIII века пришлось воссоздавать, не имея необходимого набора исторической фактуры, пользуясь лишь ворохом мифов, окутавших деяния Петра I и его соратников, а также разрозненными текстами военных реляций, международных договоров, да обрывками из пристрастных сообщений иностранцев, мы могли бы получить своеобразную интерпретацию событий той эпохи.

Некоторые историки стали бы тогда доказывать, что еще в начале XVII века дикие племена московитов, побежденные выдающимся полководцем Якобом Делагарди, стали данниками Шведского королевства. Завоеватели обосновались в так называемой Немецкой слободе. В переводе с московитского это название означало: «Свободное поселение для иностранцев». Затем, в последней четверти XVII века произошел бунт т.н. «стрельцов» (так, по всей видимости, называлось вспомогательное туземное войско, которое шведско-германские властители создали для охраны порядка и, на свою беду, вооружили огнестрельным оружием и научили стрелять). Но туземные вожди перессорились между собой, и поэтому московиты согласились подчиниться правителю Немецкой слободы Францу Лефорту, который распространял культуру, научил своих подданных ходить на ассамблеи и отмечать Новый год с 1 января. Незадолго до своей кончины Лефорт передал власть молодому человеку по имени Петр, прозванному также Романов (т.е. «сын римлянина»; называясь так, он указывал на свою связь с западной, «римской» в понятиях московитов цивилизацией). Петр, вероятно, был родственником Лефорта. Это косвенно доказывают случайно сохранившиеся материалы следственного дела одного из раскольников (так у московитов назывались религиозные диссиденты), утверждавшего, что «царя Петра Лефорт привез из-за моря в бочке». По другим сведениям, Петр был выходцем из Голландии (эту страну он неизменно любил), или Шлезвиг-Гольштейна (некоторые наследники Петра претендовали на титул герцогов Голштинских). Петр Романов отказался подчиняться шведам. Он пригласил на службу доблестных немецких офицеров и генералов, которые победили шведскую армию. После этого Петр I основал Российскую империю. Кроме того, он запретил своим подданным носить бороды, изобрел для них азбуку и был жестоким тираном. По такой вот примерно схеме можно было бы рассуждать, не имея адекватных исторических сведений, и, при этом, руководствуясь тезисом о природной неполноценности русских в сравнении с западными европейцами. (далее…)

Глава 31

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Этапы формирования норманистской концепции

В первой половине XVI века интерес к родовым корням Рюриковичей резко возрос в набиравшей силу Московской державе, заявившей права на все земли исторической Руси. Пытаясь вернуть западнорусские «отчины», великие князья московские многократно воевали с литовскими великими князьями. Когда войны прерывались перемириями, начинались тягучие, бесконечные споры о титулах и наследственных правах. Московские Рюриковичи гордо титуловались государями Всея Руси; их противники Гедиминовичи называли себя государями Литвы и Руси.

Каждая из противоборствовавших сторон искала поддержки, где только возможно. Католики Гедиминовичи, сидевшие и на польском престоле, обращались к тогдашнему европейскому общественному мнению, обвиняя Москву в захватах и агрессивных устремлениях. Московским дипломатам приходилось искать контраргументы, обосновывая исконные права государей Всея Руси с учетом традиций общеевропейского легитимизма. В результате появилась новая концепция династийного мифа Рюриковичей, связывавшая их род с государями Древнего Рима. Появление этой концепции принято считать инициативой князя Михаила Глинского, перебежавшего из Литвы в Москву и деятельно помогавшего Василию III при завоевании Смоленска. Этот бывалый авантюрист, знакомый с основами европейской ментальности своего времени, а также с классическими сюжетами античной истории, вполне мог выстроить мифическую родословную Рюрика, начиная от некоего Пруса, который, будто бы, приходился родственником самому Октавиану Августу и получил от римского миродержателя в наследственное владение земли в нижнем течении Вислы. (далее…)

Глава 30

Начало здесь. Предыдущее здесь.

Версия Иоакимовской летописи теряет актуальность в разгуле новгородской вольности

Политическое мировоззрение автора второй редакции Иоакимовской летописи позиционировалось где-то на средней точке, между строгим монархизмом (отображенным в Несторовой летописной традиции) и набиравшими силу тенденциями новгородского республиканизма. Это была позиция той части новгородского боярства, которая стремилась удержать контроль над городом, балансируя между княжеским деспотизмом и разгулом вечевой стихии. Однако, уже в 1136 году общерусская политическая ситуация сложилась так, что партия ярых сторонников новгородской суверенности одержала решительную победу. Недавний любимец города Всеволод Мстиславич был изгнан по решению веча, предъявившего князю ряд серьезных обвинений. Тогда же радикально изменился весь порядок управления Новгородом. Высшие должностные лица, посадник и тысяцкий с той поры уже не назначались князем, а избирались на вече, которое могло учитывать княжеские пожелания, а могло их отвергать. Деятельность новгородских органов исполнительной власти контролировалась советом высшей знати, под председательством архиепископа, должность которого спустя полтора десятилетия также стала фактически выборной. Итог этих перемен вполне выразился формулой, прозвучавшей в устах одного из посадников на очередном вече: «Вольны вы и в князьях, и в посадниках». (далее…)

Следующая страница »