Игорь Манцов Версия для печати
Хорошая Новелла: Отыскивать Фокусы

Толстой в Ясной Поляне

Вот, например. Почему никак не могут разобраться с историей России, не могут выработать приемлемую для разных социальных групп позицию, и даже факты недалёкого прошлого каждый перевирает на свой лад?

Потому ли, что история России так уж проблематична; проблематичнее, как любят уверять нас сторонники версии об «особом пути», чем история любой другой страны?

Конечно, нет. Никакого такого особого пути, разве что «догоняющее развитие».

Дело попросту в том, что…

…да не умеют рассказывать!

Вы скажете, тавтология. Скажете, сморозил глупость. А вот нет. В стране с хваленой-перехваленой литературой - не слишком-то хорошо обстоят дела с повествовательными техниками, с мастерством рассказчика. Не умеют тут, извините, ни рассказывать истории, ни даже их читать.

(Текст намеренно выполняется в показательно/бездоказательной манере; чтобы записные спорщики отсеялись на раннем этапе, а дальше пошли со мной только чистые сердцем и по-хорошему доверчивые.)

Смотрел как-то по телевизору духоподъёмное шоу, где уважаемые Евгений Бунимович и Александр Архангельский требовали непременно включить в реестр выпускных и приёмных экзаменов уже не сочинение, но «эссе». Им кажется, что эссе – это хорошо, хотя вряд ли. Россия и без того захлёбывается от неумелых перетолкований чужого и от безумно/бессмысленных рассуждений в жанре «вокруг да около».

На деле, необходимо культивировать «хорошую новеллу». Внутри каждого субъекта федерации, в его голове и душе, в его подкорке, - существует огромное количество подвалов и немногим меньшее количество чердаков. И там безостановочно живут/рассказывают - подпольные мастера слова.

Вся наша жизнь это рассказики. Мы пересказываем себе историю своего детства, своей юности, своего будущего; историю своих родителей, своих бабушек/дедушек, соседей, возлюбленных и детей; историю Сталина и Ленина, историю Аршавина и даже первого хамоватого встречного. Необходимо всего-навсего проникнуть в подвалы и на чердаки, а после, не поранившись, не нарвавшись на неприятности, на конфликт, - установить контакт с каждым из подпольных акынов, познакомиться.

А установив контакт – аккуратно записать/обработать то, что они за нас давно понакатали.

«Психологическое правило гласит, - писал многомудрый Юнг, - что если внутренняя ситуация не осознаётся, она превращается во внешние события, подобные судьбе. То есть, если индивид остаётся неделимым, но не осознаёт свою собственную противоположность, таящуюся внутри него, мир неизбежно должен будет разыграть этот конфликт и расколоться на две половины, противостоящие друг другу».

Не менее хлёстко и дельно высказался в своё время канадский литературовед Нортроп Фрай: «Центр реальности там, где человек находится в данную секунду, и длина окружности равняется тому, что с помощью воображения человек может сам себе объяснить».

В России недемократичная Власть вечно навязывает обывателю Культ Художника. Ровно в той же мере, в какой навязывает Культ Властителя или Культ требующей человеческих жертвоприношений Родины-матери. Не подступишься!

Новейшая политика госзаказа ориентирует «мастеров искусств» на мифологические рассказы как раз о жертвоприношениях, на культ мёртвых Героев (см. картины про Харламова, Гагарина, героев Брестской Крепости и так далее, до бесконечности). Люди доброй воли и чистого сердца должны этому давлению сопротивляться. Необходимо осваивать/осмысливать свои внутренние миры, а не бессмысленны/неосвоенные географические просторы, не чужие Большие Поступки или Проступки.

Вернём себе - себя.

Эссе это, в конечном счёте, подчинение чужой задаче. Хорошая новелла (а она, если добыта непосредственно из себя, и не может быть другой!) – задача своя. Необходимо начать массовое сопротивление господствующей тут «натуральной школе». Писать не про «то, что знаешь», а про «то, что интересно». Россияне должны научиться осознавать свои внутренние ситуации. Ни государство, ни его структуры помогать нам в этом не намерены, да, по правде, помочь не способны.

Личностный рост с сопутствующим самоанализом – вот что должно стать нашей приоритетной задачей. Пускай они сами воруют и сами себя выслеживают. Пускай они сами выдумывают себе политических противников и сами их разоблачают/сажают.

«Рассказ «Вон бежит собака», - вспоминал прозаик Юрий Казаков, - начался с названия. Давным-давно, стоя у окна со своим знакомым, я услышал его простую фразу: «Вон бежит собака!» Был в ней какой-то ритм, застрявший во мне и лишь через некоторое время всплывший и вытянувший за собой замысел (курсив мой – И.М.)».

Известна история создания знаменитой новеллы того же самого Казакова «На полустанке». Начинающий драматург, студент-заочник Казаков, случайно забрёл на прозаический семинар Виктора Шкловского в Литинституте. «Вот вам исходный мотив – «На полустанке» - импровизируйте в узких рамках задания!» - потребовал Шкловский.

Что здесь хорошо? Чужое частное задание дисциплинирует, однако, оно не ангажирует и, следовательно, не унижает, не дезориентирует, не направляет в сторону лжи, фальши и лизоблюдства.

Мы открыли в Туле «Фабрику Смысла: Хорошая Новелла/Хороший Фильм». Людям даются элементарные темы: «Мои тайные дела» и «Сегодня вечером у тебя будет новый парень», «Хитрые люди» и «Я не виноват», «Первая ночь на новом месте», «Четыре до неё и пятая она» или «Животные убили хозяина»…

Достаточно читать хорошее чужое и, не рассчитывая на славу с баблом, писать хорошее своё. Всё прочее здесь нам либо уже недоступно, либо загрязнено, замарано, обезображено. Но этого - читать хорошее/писать хорошее - у нас не отберёт никто; никакая, простите, чиновная или финансово/экономическая сволочь.

Внутренние писатели будут работать с нами и на нас.

Центр реальности будет не в Москве и не в Вашингтоне, а там, где мы сейчас.

Внутренняя ситуация будет осознана прежде, чем Тень материализуется и нанесёт нам свой жестокий удар из-за угла, исподтишка.

Приезжали гостить друзья, и мы, как принято, поехали в Ясную Поляну. На стене толстовского флигелька, в рамках музейной экспозиции, я увидел следующую цитату: «Дело искусства – отыскивать фокусы и выставлять их в очевидность».

«Какой мощный человек, какой ум, какой драйв, какая плотность мысли!» – пронеслась у меня в голове тысяча банальностей. Банальности отцвели и облетели, а лозунг великолепного земляка остался.

По окончании первого рабочего дня «Фабрики Смысла» я воскликнул: «Как же хочется жить в стране первого шага! А не в стране объедков с чужого стола!»

Последовала могучая пауза. Люди поняли меня и согласились.

ПЕРВЫЕ НОВЕЛЛЫ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ.



ЧИТАЕТЕ? СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ >>



Места Силы. Энциклопедия русского духа
Несколько слов о сути и значении проекта Олега Давыдова «Места Силы», а также цитаты из разных глав книги «Места Силы Русской равнины». «Места силы – это такие места, в которых сны наяву легче заметить. Там завеса обыденной реальности как бы истончается, и появляется возможность видеть то, чего обычно не видишь».
Лабиринт в лабиринте

Эссе Галины Щербовой о феномене лабиринта в истории, культуре и сознании человечества. «Лабиринт – калейдоскоп маленьких безопасных пространств. Но всякий поворот за угол содержит в себе неопределённость – возможность недоброй встречи. Ситуация поворота за угол – психологическая ячейка любого лабиринта, как сформированного из прямолинейных, так и круговых форм».

Рамана Махарши: Освобождение вечно здесь и сейчас
Если бы вам потребовалось ознакомиться с квинтэссенцией наставлений Раманы Махарши, вы могли бы не читать ничего, кроме этого текста. Это глава из книги диалогов с Раманой Махарши «Будь тем, кто ты есть». Мы отредактировали существующий перевод, а некоторые моменты перевели заново с целью максимально упростить текст для восприятия читателем.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>