Игорь Манцов Версия для печати
Тема четвёртая: болезнь

Кадр из фильма Класс Коррекции

Месяц назад потребил нашумевший «Класс коррекции» Ивана И. Твердовского, совсем молодого режиссёра, выступившего здесь ещё и в качестве соавтора сценария, кажется, даже монтажёра. Потребил в хорошем тульском кинотеатре на утреннем сеансе, в полном, надо сказать, одиночестве.

Эдисон считал, что необходимо смотреть кино в маленьком ящичке, в одиночку. Братья Люмьер считали, что хорошо бы смотреть кино на большом экране, коллективно. Так вот, в моём этом случае обе стратегии совместились: на большом экране, но в одиночку. Жизнь не стоит на месте. Сюрпризы за сюрпризами.

Настроение во время и после просмотра было превосходное, фильм безусловно понравился. Однако, писать о своём восторге по горячим, так сказать, следам передумал.

Почему-то.

Ходил/бродил, посмотрел/прочитал кое-что ещё, и вот сегодня наконец напишу.

В фильме речь о больной девушке. Лет что ли в 10 у неё отказали ноги, с тех пор инвалидная коляска и домашнее обучение. Но девушке хочется в коллектив, и вот мама определяет её в класс коррекции, где собрались другие юноши и девушки с проблемами. Их проблемы не очень разъяснены, во всяком случае, я существа этих проблем не помню. Другие – ходят на своих двоих. Проверяют себя, ложась на железнодорожное полотно, между рельсов. Поезд прогудел над тобою, и ты немножечко повзрослел.

Один парень из класса лёг почему-то поперёк, да погиб. Очень скоро становится ясно: здесь метафора. В западном кино такого вот добра много. Твердовский из хорошей кинематографической семьи. Парень со вкусом и с хваткой: в смысле технологии повествования кино сделано безупречно.

Что-то, однако, помешало мне по горячим следам написать восторженную колоночку. Целый месяц вспоминал своё радостное впечатление и не мог понять, что же именно.

В американском сериале «Мотель Бейтс», который теперь с восторгом смотрю в ночном эфире Первого канала, главный герой, тоже старшеклассник, и тоже при сильной маме, истерит: «Что со мной не так? Но что со мной не так?!»

Тоже, по-своему, больной.

«Мотель Бейтс» основан на романе и на кинофильме «Психо». Нам показывают, что же было с Норманом Бейтсом и его властной мамашей до того момента, который нам показали когда-то в легендарной картине Хичкока. Действие при этом перенесено в наше время. Это значит, что Норман Бейтс вне исторической конкретики. Тут не социальные клише, но мифопоэтические универсалии.

И вот практически все западные, американские, британские, немецкие или бельгийские, картины о взрослении работают, скорее, с мифопоэтикой. Они притворяются натуралистичными, а на деле они вне времени, в пространстве души.

Это такой западный принцип организации материала. У них и Священное Писание, кажется, понимают в смысле аллегорическом, небуквальном. А у нас практикуется натурализм. Лично я, кстати, никакой определённой версии не придерживаюсь: до неприличия мал и последней правды не разумею. Но оценить разницу между ихними социокультурными основаниями и нашими тутошними – способен.

Параллельно с «Мотелем Бейтс», но гораздо раньше, в хорошее вечернее время, Первый канал давал отечественный сериал о Григории Распутине. Сравнение напрашивается: «Григорий Р.» заигрывает с Историей, а «Мотель Бейтс» с «выдумкой».

Они там словно уверены: Мир есть отражение наших психических процессов. У нас тут Керенский по указке авторского коллектива посылает следователя, чтобы тот разобрался, как же было «на самом деле».

Поэтому гипердокументальность западных кинофильмов о взрослении не травмирует. Я точно знаю, что эти современные картины документальными притворяются. Там человек опознан как центр мироздания. Плохо это или хорошо, не разбираемся, хорошо?

Не разберёмся.

Тут у нас уже четверть века заигрывают с идеей Бога. Распутин и Царь с Царицею, допустим, Богу во всём подотчётны. При этом Распутин исповедует очевидное гностическое мировоззрение: только Страшный/Престрашный Грех даёт человеку шанс на Великое/Превеликое Покаяние.

То есть наши вроде бы и сунулись к Богу. Но попали-то если не к чёрту, то в какие-то неопределённые слои. В хмарь, в мутную/премутную хмарь.

Запад как-то, что ли, смиреннее.

И вот возвращаемся к «Классу коррекции». У нас ещё не пройдена стадия социального анализа, стадия прямого наблюдения за реальностью, стадия учёбы и честности. Я сам тяжело заболел от тутошнего концептуального безумия, от социальной неустроенности, от земного россиянского ада. И я поначалу наблюдал за героями «Класса коррекции» с непередаваемым сочувствием, с состраданием. «Мы с тобою одной крови, ты да я».

Но потом-то бац-ц, выясняется, что Иван И. Твердовский перескочил стадию наблюдения и честности, и что он снимает мастеровитую кальку с западной мифопоэтики, с западной метафорики.

И что его больные люди – не больные, а так, дурачатся.

Девушка/героиня встала в финале на ножки и – пошла. А потому что типа претерпела уже все отпущенные ей драматургами инициационные испытания.

Но тутошняя культурка подобного стремительного перехода на рельсы мифопоэтики не выстрадала, не заслужила. Советская-то была почестнее.

Оказывается, на протяжении месяца у меня глубоко в душе жила обида: больных предали.

В больных всего-навсего поигрались.

Эта моя претензия не к Ивану И. Твердовскому. Он-то молодец и без дураков профессионал. Кто смел в России-матушке, тот, как говорится, и съел.

Эта моя претензия к страдающей хитростью, к болеющей хитростью россиянской культурке. Если, допустим, гностицизм на Первом канале официально одобрен, если Страшное Страдание благо, то какие претензии у идеологов российского возрождения, у церкви, у шибко грамотных и у шибко духовных - к большевистской жестокости, к западной непримиримости?!

Страдаем, братцы, страдаем. Повышаем градус непорочности, чистоты. Не пищим.

Получилось, «Класс коррекции» - тотальная метафора, картина про «особость». Больные, если присмотреться, оказываются тут не больными, а элитарными. В этом смысле показательны регулярно возникающие проблемные ситуации: юноши и девушки «Класса…» выходят из этих ситуаций с поразительной лёгкостью.

На бессознательном уровне автор зашифровал социальную неуязвимость себя и своего социального слоя. Очень похоже на бессознательную же стратегию картины Алексея Германа «Трудно быть богом». Гарантированная безопасность на территории благополучного семейного предания (см. тут).

В России, короче, до сих пор не имеют ясного представления о том, как устроен Мир. Оттого и бесятся, паникуют, ругаются, воруют и богохульствуют.

Запад, повторяюсь, смиреннее. На чём-то, на каком-то мировоззрении, на какой-то картине мира остановились. Может, даже ошиблись. Может, всем им гореть в Аду!

Что же делать, что же делать. Значит, гореть в Аду.

Честность, достоинство. Готовность отвечать за свои ошибки. Такое вот экзистенциальное мужество.

Помните смешной эпизод из «Брата 2»? Юродствующий персонаж Сухорукова интересуется в американском аэропорту: «Болеете, да?!»

Ничего, кстати, хорошего. На самом-то деле не смешно. Если болеют, то лечатся, терпят, внутренне тратятся на солидарность, темой не спекулируют.




ЧИТАЕТЕ? СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ >>



Места Силы. Энциклопедия русского духа
Несколько слов о сути и значении проекта Олега Давыдова «Места Силы», а также цитаты из разных глав книги «Места Силы Русской равнины». «Места силы – это такие места, в которых сны наяву легче заметить. Там завеса обыденной реальности как бы истончается, и появляется возможность видеть то, чего обычно не видишь».
Лабиринт в лабиринте

Эссе Галины Щербовой о феномене лабиринта в истории, культуре и сознании человечества. «Лабиринт – калейдоскоп маленьких безопасных пространств. Но всякий поворот за угол содержит в себе неопределённость – возможность недоброй встречи. Ситуация поворота за угол – психологическая ячейка любого лабиринта, как сформированного из прямолинейных, так и круговых форм».

Рамана Махарши: Освобождение вечно здесь и сейчас
Если бы вам потребовалось ознакомиться с квинтэссенцией наставлений Раманы Махарши, вы могли бы не читать ничего, кроме этого текста. Это глава из книги диалогов с Раманой Махарши «Будь тем, кто ты есть». Мы отредактировали существующий перевод, а некоторые моменты перевели заново с целью максимально упростить текст для восприятия читателем.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>