НАРРАТИВ Версия для печати
Олег Давыдов. КВАДРАТУРА «КРУГА», или Что же, собственно, сказано в романе Солженицына (3.)

Начало, 2 

3.
Нахрап пакостит ближним

Кадр из сериала "В круге первом"Герасимович не хочет и не соглашается изобретать то, при помощи чего можно сажать людей. Другое дело – Нержин: те математические разработки, от которых он отказывается, в нравственном плане гораздо более приемлемы, чем тот анализ звучания телефонных голосов, с работой над которым он не хочет расстаться. Правда, в тот момент, когда Нержин отказывается от морально нейтральной математики (в пользу размышлений о жизни), он еще ничего не знает о том, что та «фоноскопия», над которой он раньше работал и готов продолжать работать, оказалась как раз инструментом, при помощи которого можно сажать людей (и уже через день посадят Володина). Но автор-то должен знать, что происходит с его героем? Конечно! Он знает. И намеренно ставит своего героя в положение пусть бессознательного, невольного, но все же пособника тех, кто сажает. Это как бы символ: мол, все виноваты в том, что людей сажали.

Может, и все. Но ведь мы уже видели, что поведение Нержина определяет Нахрап. Во всяком случае, именно Нахрап, а не Нержин отказался от математики в пользу фоноскопии (а в конечном счете – в пользу лагеря). И в этой связи возникает подозрение: может, люди не так уж и виноваты в расцвете ГУЛАГа? Может, виноват Нахрап, который стремится посадить не только своего непосредственного носителя, но и вообще – хотел бы посадить как можно больше народу. Или, хотя бы доставить неприятности как можно большему числу людей вокруг. Ведь Нахрап по-своему понимает, что для человека лучше.

Для того чтобы испортить жизнь окружающим, человек, одержимый Нахрапом, может пойти разными путями. Стукачество, например, это один из важных видов деятельности Нахрапа. Интересный аспект нахрапистого стукачества разработан Солженицыным на примере Руськи, в котором амбивалентность Нахрапа, вредящего и себе, и окружающим, выливается в конкретную форму агента-двойника. Очень близко к стукачеству стоят неосторожность, несдержанность, нечаянность. Это как бы утонченные формы стукачества. Скажем, благородный Хоробов вдруг, не думая о последствиях, начинает орать, ругать стукача, которого выдает Руська зэкам. А в результате Руська оказывается на этапе. По отдельности все это извинительные мелочи, а если собрать их все вместе, получится впечатляющая картина деятельности Нахрапа.

Но особенно замечательно то, что у Нахрапа для обоснования его страсти заталкивать человека в тюрьму есть особая философия. Она изложена в том же месте «Круга», где сказано, что вольняшек так же было бы странно жалеть, как не резать свиней. «У вольняшек не было бессмертной души, добываемой зэками в их бесконечных сроках, вольняшки жадно и неумело пользовались отпущенной им свободой, они погрязли в маленьких замыслах, суетных поступках».

Из текста романа не очень понятно, кому именно в данном случае принадлежит эта мысль – Герасимовичу или самому Солженицыну? Во всяком случае, Герасимович, который эту мысль вполне разделяет, никого, кроме себя, не предает даже нечаянно. И это не из жалости, а из принципа. Он мечтает о разумно устроенном обществе, а существующую систему хочет разрушить путем отказа от сотрудничества с ней. В дальнейшем, уже в реальности, эта идея выльется в знаменитую формулу «Жить не по лжи». Замечательный императив, но немножко настораживает то, что он оказывается как-то связанным с «бессмертной душой, добываемой зэками в их бесконечных сроках». В этом надо бы разобраться. продолжение

Солженицын и его жена Н.Решетовская. Снимок сделан "с руки" самим Солженицыном. В сегодняшней серии "В круге первом" мы, наверняка, увидим нечто подобное - встречу Глеба Нержина с женой.





ЧИТАЕТЕ? СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ >>



Рибху Гита. Сокровенное Учение Шивы
Великое индийское священное Писание в переводе Глеба Давыдова. Это эквиритмический перевод, т.е. перевод с сохранением ритмической структуры санскритского оригинала, а потому он читается легко и действует мгновенно. В «Рибху Гите» содержится вся суть шиваизма. Бескомпромиссно, просто и прямо указывая на Истину, на Единство всего сущего, Рибху уничтожает заблуждения и «духовное эго». Это любимое Писание великого мудреца Раманы Махарши и один из важнейших адвайтических текстов.
Книга «Места Силы Русской Равнины»

Вышел Первый Том шеститомного издания книги Олега Давыдова «Места Силы Русской Равнины / Места Силы. Шаманские Экскурсы». Первый том содержит Места силы с Первого по Тридцатое. Полные версии текстов. Черно-белые иллюстрации. В связи с этим «Перемены» объявляют подписку на печатную версию книги по льготной цене. А также публикуют краткое предисловие редактора этого проекта, главреда «Перемен» Глеба Давыдова.

Пять Гимнов Аруначале: Стихийная Гита Раманы
В книжных магазинах интернета появилась новая книга, переведенная главным редактором «Перемен» Глебом Давыдовым. Это книга поэм великого мудреца 20-го столетия Раманы Махарши. Рамана написал очень мало. Всего несколько стихотворений и поэм. Однако в них содержится мудрость всей Веданты в ее практическом аспекте. Об этом, а также об особенностях этого нового перевода стихотворного наследия Раманы Глеб Давыдов рассказал в предисловии к книге, которое мы публикуем в Блоге Перемен.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>