Димамишенин Версия для печати
МОТОБИОГРАФИЯ: Обряд кастрации, или древняя сексопатология (1992)

Примечание: данный текст – воспоминание о сновидении в ночь с 21 на 22 сентября 1992 года. Он явился продолжением предыдущего сна - «Духовное действо». С детства у меня есть способность несколько раз подряд попадать в один и тот же сон или начинать следующее сновидение с того момента, когда окончилось предыдущее. В данном случае имел место быть именно такой мой традиционный случай осознанного сновидения.



Молодой человек и девушка сидят в небольшом прямоугольном зале и ждут кино. По виду это «Дом Кино» рядом с Караванной и Невским. Зал полон молодежи. Аншлаг. В зале горит свет и стоит шум. Все разговаривают, смеются, болтаются между рядами, смотрят друг на друга, оглядываясь в поисках знакомых лиц… Тинейджеры как будто не в кинозале, а в клубе. Все глядят по сторонам, и никто – на пустой экран.

Молодой человек знакомиться с братом своей девушки, который садится на соседний ряд и поворачивается к ним. Молодой человек рассказывает брату и сестре о странном сне, который ему приснился. Про совокупляющиеся рубашки, ночную библиотеку и угоны автомобилей… Молодой человек, которым являюсь я, возбужден обилием вокруг красивых молодых людей, шумно говорящих и артистично жестикулирующих. В кинозале творится форменный бедлам. А начала сеанса все нет и нет. Брат девушки, симпатичный смуглый подросток слегка азиатской внешности с черными длинными волосами смотрит на меня глазами лани и хочет привлечь как-то мое внимание к себе.

Я больше концентрируюсь на его сестре, с которой они сильно похожи. Как двойняшки. Только она немного старше. Я заигрываю с ней, флиртую. Вдруг ее брат внезапно кладет мне руку на плечо и говорит:

– Дима, у меня есть для тебя подарок.

Я смотрю с любопытством на то, как он что-то достает из кармана своего драпового пальто. Нечто завернутое в старинный расшитый вручную золотыми узорами бардовый платок. Разворачивает его на коленках. Там я вижу две пудреницы или чернильницы и пенал, как для авторучки или туши. Такой набор из трех предметов для писателя или модницы. Два шарика и продолговатый предмет, обтянутые какой-то бархатистой кожей. Я беру их в руки вместе с его сестрой. Он смотрит на нас заговорщически и пристально впитывая произведенный эффект.

– Мммм… Очень приятно на ощупь. Так мягко и нежно. Супер, – говорю я.

– Нравится? Я очень старался, – мальчик доволен произведенным эффектом. Видно, что для него это было очень важно.

– Красиво, очень красиво, – соглашаемся мы.

– А, что это такое? – интересуюсь я, продолжая осмотр необычных аСЕКСуаров…

– Это твой несессер Дима. Самый необходимый для тебя набор. Я купил его в магазине. Но оформил сам.

Я рассматриваю две шарообразные пудреницы и пенал. Странной кожей он все-таки обтянут, думаю вслух я. Но оформление – самое крутое, что в нем есть. Никогда не встречал такую кожу. Тонкая и вся в микроскопических пупырышках. Я разглядываю ее внимательно. Смутные догадки начинают закрадываться ко мне в голову. Но я не могу в это поверить даже во сне. Точно ничего подобного не встречал я в самых дорогих вещах.

– Так что это за кожа? – спрашиваю я напрямик.

– Это моя кожа, – отвечает он.

Я удивленно смотрю на юношу.

– Моя, – повторяет он.

Сестра из-за окружающего людского гомона, кажется, не слышит последнее признание. Она отвлеклась. Скоро вроде бы начнется кинопоказ экспериментального фильма. Она говорит об этом с кем-то из другого ряда. О предстоящем авангардистском кино.

– В каком смысле? – переспрашиваю я, будто не понял или не расслышал, хотя истина у меня в руках и чувствуется на ощупь.

Мальчик недвусмысленно показывает себе между ног.

– В прямом. Я провел обряд кастрации и обтянул эти канцелярские и предметы туалета, которые тебе могут пригодиться, своей кожей с мошонки и пениса. Чтобы тебе понравилось.

Я в шоке держу подарок на ладонях. И внезапно вспоминаю книгу из предыдущего сна. Найденную в ночной библиотеке вместе с «Древней сексопатологией» и «Духовным Церемониалом». Оборванная обложка, бардовые буквы, будто написанные кровью руны, старинные пожелтевшие листы пергамента… Бисексуальный сюрреализм у меня в руках… Этот парень кастрировал себя, чтобы угодить моему извращенному вкусу… Кастрировал, чтобы произвести на меня впечатление… Но я же не хотел этого. Я не давал никаких поводов. Я поражен. И не могу справиться с удивлением…



Начинается фильм.

Еще не погас свет, а уже пошли титры в зале с зажженными лампами.
Как все странно вокруг сегодня, думаю я.
Маленький брат моей подруги, преподнесший этот сверхценный дар, поворачивается спиной ко мне и начинает смотреть кино.
Я, пораженный, не выпуская из рук совершенно странные вещи, смотрю на будто выцветший, полинявший и выгоревший на Солнце экран. Изображение полупрозрачное и призрачное. Идут белые титры, которые практически не видно.
Я вглядываюсь, чтобы разглядеть, возможно, на экране разгадку такого экстремального презента. Ведь все взаимосвязано, понимает в очередной раз мой мозг.

Наконец-то гаснет свет в зале.

Я вижу среди черноты яркое изображение проецирующейся ленты.

На экране паркетный пол в каком-то спортзале.

Посередине четко вертикально стоит труба. Музыкальный инструмент.

На трубу, прямо на мундштук углом, кончиком поставлена-прислонена большая метровая деревянная линейка. Конструкция образовывает вместе с горизонтальной линией пола и вертикалью трубы и углом линейки – идеальный треугольник.

Я наблюдаю статичные кадры и понимаю, что брат и сестра пригласили и привели меня на этот фильм не просто так, а чтобы внушить мне свои чувства и желание, чтобы мы жили шведской семьей, троицей. Такого радикального признания в любви я не получал никогда, думаю я, немного успокаиваясь во сне и продолжая наблюдать экспериментальный фильм про трубу с линейкой на паркетном полу. Демонстрация на экране, кажется, завораживает всех. Шум смолк, и зрители внимательно глядят на замерший кадр, как на слайд, на котором ничего не происходит, но всем, тем не менее, интересно.

Я прячу подарок в карман своего серого пальто.

P.S. Забавно, что этот молодой человек Андрей был трубачом. А я дружил какое-то время с его старшей сестрой Анной. Однажды он забрался ко мне в постель во время одного из серьезных и глубоких галлюциногенных трипов и молча предложил, чтобы я лишил его девственности. Это случилось за год до рассказанного сновидения.

Он был в меня явно влюблен. Произошло это на квартире профессора Виро, в которой мы все вместе жили. Едва выбравшись из мощного погружения в очередную черную дыру Вселенной, я почувствовал, как ко мне под цветастое одеяло кто-то залез. Этот кто-то был симпатичным мальчиком, который повернулся спиной и подставил попу. Я, будучи не совсем в порядке, с некоторым не пониманием наблюдал затылок шестнадцатилетнего подростка, который аккуратно и нежно прижимал и пододвигал меня своей рукой к себе. Дрожа от нервного возбуждения всем телом.

Эта ситуация так удивила мой распадавшийся на баззиллионы молекул, атомов и кварков разум, что даже несмотря на полнейший улет, я начал недоуменно улыбаться и отстраняться. Чтобы не обидеть ребенка, я поцеловал его в затылок и тихо сказал на ушко: «Cпокойной ночи, я не в состоянии сейчас, Андрюш, извини». И перелег в другую постель, триповать дальше.

Но он меня слегка сбил с космического настроя своим гомо-подкатом. Я еще долго лежал, галлюцинируя и слыша его нервное дыхание на другом краю комнаты. Он еще не спал, как и я, и лежал неподвижно и, замерев, смотрел в мою сторону. В какой-то момент мне показалось, что он даже заплакал. Я почувствовал себя жутко неудобно. Захотелось его успокоить, погладить, объяснить, чтобы не переживал, что все это бред. Трахаться необязательно, что прикольнее вместе выпадать из реальности, чем в нее впадать… но я, кажется, вместо этого что-то пробурчал типа: «Еще раз спокойной ночи» и пошел в гостиную, где бодрствовали мои друзья и подруги.

Разумеется, я никому ничего не сказал, наглотался еще каких-то таблеток, принял алкоголя и накурился в мясо. Мне был глубоко неинтересен гомосексуальный опыт. Несмотря на то, что я мог ценить красоту мальчиков или юношей, это чувство никогда не переходило границу между эстетическим и сексуальным. Против природы не попрешь. В то время меня явно больше интересовали наркотики, чем секс.

Спустя много лет, когда меня перестали интересовать и наркотики, и секс, и многое другое, чего я перепробовал и переел, я узнал, что мальчик подрос, его сестра, обожавшая мои стихи, стала модельером, а сам он превратился во взрослого, женатого и имеющего детей профессионального музыканта. Что он играет в группе «Два самолета» на трубе...

Я встретил его на вечеринке в ресторане «Москва», и он, совершенно пьяный, пытался со мной говорить, что-то вспоминать и очень обиделся, что я его игнорирую. В очередной раз. И отношусь так же, как в детстве, – как к ребенку. Но у меня опять это получилось непреднамеренно. Случайно. Ведь для меня ничего не изменилось. Как, впрочем, и для него.

Мне нечего сказать эпизодическим героям моих сонных фильмов, снятых в прошлом столетии. Пускай даже если они и были крайне симпатичные и занимательные в юном возрасте.

Далее: МОТОБИОГРАФИЯ: Парадокс, или Я - наркоман (2006)




Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру