Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Семьдесят третье – Макарьев

От Унжи до Макарьева 19 км. Если дальше спускаться вниз по Унже, попадешь в город Юрьевец, стоящий примерно у впадения Унжи в Волгу. До него от Макарьева по прямой 75 км. Но по реке, конечно, больше. Однако, иначе как по реке или пешком там не пробраться

Придя в 1439 году в город Унжу, Макарий увидал, что на таком толковище ему делать особенно нечего. Взял с собой двух учеников и отправился вниз по реке. Пройдя километров двадцать, поднялись на гору. Открылся далекий вид на долину Унжи, текущей среди бесконечных лесов. Под горкой отблескивало озеро, которое сразу напомнило Макарию Желтоводский монастырь. В ложбине между холмами бил родник с прекрасной сладкой водой. Людей – никого. Макарий понял: оно. «И вечные деревья, и вечные грибы – все здесь имеет вкус Дао».

Разлив Унжи с Макрьевой горки. Этот кадр сделан весной 2002 года

С тех пор многое переменилось. Вокруг монастыря возник город Макарьев, озера нет (от него остался только залив юго-восточнее монастыря), над источником – массивная часовня. И вода, текущая из трубы, немного железистая. Но, если ей дать постоять, станет сладкой. На Макарьеву горку меня тянет больше, чем в какое-либо другое место силы. Жить бы здесь, да нужда заставляет всегда возвращаться в Москву. Зарабатывать надо.

Как уже говорилось, Макарий – вызволитель из плена. В конце 1612 года об этом вспомнила Марфа Романова. И решила, что обязательно надо сходить с сыном Мишей на Унжу – помолиться о спасении из польского плена своего мужа Филарета Романова. На этом пути и пытались перехватить будущего царя поляки, которых божественный проводник Иван Сусанин завел в Чистое болото.

Макарьев из космоса. Город, река, старицы за ней. Монастырь стоит приблизительно там, где красная точка. А желтой точкой я отметилрайон, где было озеро. Собственно оно и сейчас просматривается на снимке 

В 1618 году Филарет возвратился из Польши, стал патриархом и фактическим правителем России. В 1620 году он настоятельно рекомендовал своему царствующему отпрыску отправиться в новое паломничество на Унжу, поблагодарить святого. И начал всячески содействовать возвышению культа Макария. А заодно – и Сусанина, которого можно рассматривать как его ипостась. Ну, действительно, если Макарий дух дорог и счастливого избавления от неволи, то Сусанин – тоже избавитель (не дал попасть в плен) и дух дорог (хотя и заставляющий плутать). Иными словами: это сам Макарий, приняв облик крестьянина, запутал поляков и спас будущего царя, идущего к нему на поклонение. И патриарх Филарет это тонко прочувствовал. Макарьев монастырь на Унже получил государственные субсидии. А вскоре был возобновлен и Желтоводский монастырь, который уже окончательно выявил меркуриальную суть Макарьева духа. Ибо Авраамий, сделавший Макарьевскую ярмарку воистину всемирным торговым центром, был еще одной ипостасью Макария. А именно: торговой.

Макарьев источник. Над ним монастырь. Слева от красной машины навес над местом, где макарьевские женщины стирают белье. Если присмотреться, можно увидеть и жопу одной из них

Что значит меркуриальный? Как будто, понятно: Меркурий – римский бог торговли. В современном русском новоязе его имя звучит почти во всем, что связано с маркетом, рынком. Однако меркуриальная сущность значительно шире и глубже банальной торговли, поскольку Меркурий вобрал в себя всю стихию греческого Гермеса. Тут не только обмен товарами, но и любой обмен – мнениями, эмоциями, информацией, генами. Общение в самом широком смысле этого слова, вплоть до полного взаимопроникновения. А отсюда и переход границ, в том числе границы жизни и смерти (освобождение пленных – лишь частный случай такого перехода). А также: любые метаморфозы (в частности, трансмутации в великом делании алхимиков, постоянно имеющих дело с Меркурием), перемены (в смысле И-Цзин), преображение самой природы человека, нарушающее всякую обусловленность, закономерность. Что уже – преступление. И потому Меркурий еще и дух воровства, плутней (Сусанин), обмана и наваждений.

В центре Троицкий собор Макарьва монастыря, слева от него Благовещенская церковь. Она изуродована: красное пятно на белом стене - это место, где еще совсем недавно была колокольня. Она рухнула под неусыпной заботой местных монашек. Когда я приехал в монастырь в 2002 году и обнаружил вместо колокольни груду обломков, я просто заплакал 

Что же касается собственно рынка, то тут Меркурий главный герой бухгалтерской книги: приход – расход – прибыль. Подвергнутый оцифровке (отчуждению от самого себя) он стал финансовым капиталом, создателем прибыли. А с другой стороны – невидимой рукой рынка, регулирующей цены. Это естественная и понятная всем мифология. Однако между богом и человеком всегда стоят жрецы, подменяющие бога собой, толкующие его волю к выгоде своей корпорации. Священнослужители рынка буквально изнасиловали бога: заменили его невидимую руку своим финансовым инструментарием и стали капитализировать пустоту. И вот уже оказывается, что стоимостью обладают не столько нефть или продукт человеческой мысли, сколько вера слабоумной домохозяйки в то, что такие-то акции что-нибудь стоят. Весьма оскорбительно для бога. Но бог поругаем не бывает. Периодически он дает себя знать, и тогда случаются кризисы, революции, войны.

Так выглядел монастырь со стороны реки, когда в нем еще была колокольня. Эту колокольню построил будущий святитель Митрофан Воронежский, который был игуменом Макарьева монастыря после Никиты. Фото 1998 года 

Вернемся, однако, на Унжу. В 1670 году игумен Никита начал строить над могилой Макария каменную церковь. При закладке фундамента были обретены нетленные мощи. Никита был человек простой, но – себе на уме. Он понимал, что после нововведений патриарха Никона, никому нет дела до святынь, ибо все борются за истинную веру. А потому на свой страх и риск положил обретенные мощи в новый гроб и открыто поставил в Макарьевой церкви для поклонения. В 1675 года некий Иосиф Свияжанин, унженский монах, обиженный за что-то на игумена, решил ему отомстить. Отправился в Москву и подал донос: Никита-де откопал тело какого-то монаха и кадит ему как мощам преподобного Макария.

Преподобный Макарий (в гробу) исцеляет слепую женщину. Клеймо иконы начала 18 века. Вообще, большинство исцелений Макария - именно от слепоты. Обычно - телесной. Но бывает, что он раскрывает глаза и зрячим. Показывает то, что ты раньше в упор не видел. Я это знаю по себе

Патриархом в то время был Иоаким, человек законопослушный до цинизма. Царь его как-то спросил о вере и получил в ответ: «Я, государь, не знаю ни старой веры, ни новой, но что велят начальники, то и готов творить». Беспринципно, но очень способствует долгожительству. Потому Иоаким еще и при Петре I все продолжал успешно лавировать. Ясно, что такой человек не мог оставить донос без внимания. На Унжу была отправлена комиссия, состоявшая из (примечательно) людей, имеющих непосредственное отношение к Желтоводскому монастырю. Их было трое: живший на покое Желтоводском монастыре Сибирский архиепископ Симеон, архимандрит того же монастыря Тихон, и обретавшийся там же игумен Варлаам.

В конце февраля эта троица (или тройка, как посмотреть) достигла Унженской обители и немедленно установила, что игумен Никита выставил в церкви не мощи, а просто какие-то кости. Это очень напоминает то, что происходило с мощами в первые годы Соввласти. Симеон брезгливо ворошил посохом мантию преподобного Макария, нетронутую тлением за 257 лет лежания в земле. И не слушал никаких объяснений. Игумена Никиту в сопровождении Тихона и Варлаама отправил на покаяние в Желтоводский монастырь, где он и умер. А гроб с мощами велел задвинуть подальше в угол – до получения инструкций от патриарха, которому написал о безобразиях, которые творились под началом Никиты.

Надвратная Никольская церковь изнутри Макарьева монастыря

Ответ пришел предсказуемый: закопать там, где вырыли. Что архиепископ и исполнил, но – неизъяснимы тайны души православного иерарха! – «при погребении, тайным образом, отъял часть у мощей преподобного Макария и скрыл оную у себя» (сказано в Житии). Какую именно часть отъял Симеон, не сообщается, но зато хорошо известно, что с этого дня начались неприятности. Первым симптомом стала страшная буря, которая разыгралась как только архиепископ вступил на корабль, чтобы плыть в Москву. Корабль просто не мог выйти из озера в реку. Знающие люди объясняли Симеону, что с Макарием шутки плохи, что, например, всего несколько лет назад он привел в панику и рассеял отряд разинцев, покушавшийся на монастырь. Но Симеон был человек просвещенный и в сказки не верил. Он велел плыть, хоть буря и не унималась. Натерпевшись смертельного страха, добрался до Юрьевца и только здесь начал думать, что делать дальше.

Унжа. Внизу то место, где когда-то было озеро. Сейчас виден залив 

В принципе Симеон уже понимал, что природа взбесилась совсем неспроста, что все дело в частице мощей, которую он утаил. И что надо от нее как можно быстрее избавиться. Но вместо того, чтоб вернуть украденное, Симеон решил завезти мощи в Желтоводский монастырь, оставить их там, а потом уже ехать в Москву. Житие Макария, как бы оправдывая вороватого архиепископа, говорит, что его целью было возвысить Желтоводскую обитель за счет Унженской. Он, мол, просто хотел объявить, что мощи Макария почивают не в Унженском, а в Желтоводском монастыре. Вообще-то из этого объяснения следует, что некоторые церковные иерархи дошли уже до полной потери всякого представления о сущности мистического. И интересовались только наживой, которую мощи могут принести.

Унженские монашки трудятся под Макарьевской горкой. Божьи создания. Даже странно, что некоторые местные их ненавидят 

Что, вообще, такое мощи? Грубо говоря, это материализованная благодать, сконцентрированная в теле святого. Особого рода энергия. Энергия страдания, если человек умер мученической смертью. Энергия подвига, если он всю жизнь занимался аскезой (по сути: тоже энергия страдания). В некоторых культурах (как я уже говорил) богов создавали из людей, заставляя их долго и страшно мучиться перед смертью. Отголоски этой методики сохранились и у ранних христиан, заставивших империю поставить производство мучеников на поток. Когда гонения кончились, постники и веригоносцы по монастырям мучили себя уже добровольно и достигали замечательного эффекта: тело после смерти святого превращалось в панацею от всяких бед. В сущности это – алхимия.

Берег Унжи. Вдали монастырь еще с колокольней. А на переднем плане моя подруга Валентина объясняет моему псу Осману, как надо вести себя в месте силы: найти место, где фонтанирует энегия, и показать его хозяевам. Это снимок 1998 года. Осман еще молод, только учится быть собакой-биолокатором 

Цель алхимии вовсе не в том, чтобы получить материальное золото из неблагородного металла. Такое золото – лишь антураж для непосвященных. А посвященные добивались преображения человека, в пределе – бессмертия. В китайской алхимии, например, можно было вообще не использовать никаких перегонных кубов, перегонка шла в человеческом теле. А в западной – согласно Юнгу – все эти реторты (с Меркурием в них) были лишь внешним объектом для медитаций (вроде икон), в ходе которых преображался сам алхимик. Молитва и умерщвление плоти, которыми занимались православные монахи, по смыслу – нечто очень похожее. И мощи – зримый результат такого великого деланья.

Что же касается золота (денег), то оно получается тоже, конечно, не в реторте. Синтезируется на фондовой бирже. Однако принципиальная схема процесса капитализации – та же самая, что и в алхимическом деланье: перегонка (оборот) капитала внутри финансовых пузырей, поддерживаемых верой в "раскрученные" (термин харакетрный) бренды.

Слева Адам Смит, создатель мифа о Невидимой руке рынка. Не знаю, какой именно книги он тут касается - своего знаменитого труда "Исследование о причинах богатства народов" или обычной бухгалтерской книги. На самом правом рисунке Гермес Трисмегист развернул перед алхимической общественностью свою "Изумрудную скрижаль". В этой книге написано: "Достоверно, истинно и преистинно: то, что внизу соответствует тому, что вверху, а то, что вверху соответсвует тому, что внизу, для совершения чуда единства". А в центре - четыре реторты в которых меркуриальный змей заглатывает сам себя в разных стихиях. 

Архиепископ Симеон, разумеется, верил в силу мощей, иначе бы не отделял частицу для Желтоводского монастыря. Но верил, как самый примитивный биржевик: Макарий – это бренд, который, который может повысить духовный капитал монастырской ярмарки, привлечет к ней новые толпы паломников и торговцев. В брендовом понимании святости Симеон был не одинок. Патриарх Никон лет за десять до него поступил приблизительно также с мощами Иакова Боровичского: забрал их в свой монастырь на Валдае для повышения рейтинга. Самый известный случай подобного воровства – насильственный увоз мощей Николая Мирликийского из Ликийских Мир в итальянский город Бари. Сегодня почти в любом монастыре можно найти мощевик, в котором хранятся частицы мощей десятков святых. Загляните, скажем, в Давидову пустынь.

Макарьев монастырь, ложбина 

Итак, Симеон избавился от опасной панацеи. Но его все не оставляло ощущение неизъяснимой тревоги. К тому же периодически наяву ему слышался голос: «Почто отъял часть от мощей моих?» Развивалась болезнь. В Москве архиепископ уже боялся оставаться один. Мало-помалу психическая симптоматика перешла в соматическую. Бедняга слег и сорок дней пролежал в горячке. Наконец, сам Макарий явился ему и прямо сказал: «Я не дам тебе покоя, пока не приложишь отъятую часть к моему телу». После этого больной почувствовал некоторое облегчение и смог добраться до патриарха Иоакима. Все ему рассказал. При этом, конечно, молил побыстрее послать кого-нибудь в Желтоводский монастырь, забрать у архимандрита Тихона частицу мощей и приложить ее к телу преподобного.

Вход в Макарьев монастырь. Колокольня еще жива. 2001 год

Но не все обстояло так просто, как это казалось страдающему архиепископу. Дело в том, что Тихон, получивший от него нечто (а что – он не знал), тоже подвергся жесткому потустороннему прессингу. Стал постоянно испытывать страх и трепет, слышать голос и, будучи человеком впечатлительным (кстати, он был известным историческим писателем и музыкальным теоретиком), совсем повредился умом. Бросил свой монастырь, бежал в поморские страны и скитался там, гонимый настойчивым голосом: «Не будет тебе покоя, пока не отдашь мне мое». Бедный Тихон рад был отдать за покой, что угодно, да только не знал – что и кому.

Макариево-Унженский Троицкий монастырь (так официально называется это место силы). Слева Макарьевский храм, справа - на переднем плане Благовещенская церковь, на заднем Троицкий собор. Фото 2005 года 

А патриарх с Симеоном не знали, где его искать. В конце концов по монастырям было разослано циркулярное письмо: как только объявится этот литератор, немедля его… Беглец обнаружился в одной из Новгородских обителей, был доставлен в Москву и отправлен исполнять повеление Макария. Но вот интересно: Иоаким, несмотря на все чудеса, приказал лишь отрыть гроб, положить в него частицы мощей и снова закопать. И никакого тебе открытого поклонения. Что так? А то, что было ему уже не до святости. Уже полыхали скиты, уже Керженецкие раскольники на Макарьевской ярмарке вели свою пропаганду, уже царь Федор Алексеевич начал реформы, которые потом целиком припишут его придурковатому брату Петру.

Макарьевская церковь. В ней лежат мощи преподобного. Слева от дорожки грузовик повышенной проходимости. Такие добротные машины часто гниют в оградах монастырей. Справа - навес с колоколами

Мне так и не удалось узнать, когда именно мощи Макария вышли из-под спуда. Будущий император Александр II в 1837 году заезжал в Макарьев, прикладывался к гробнице. Большевики осквернили мощи в 1929 году. В 1989 году они обнаружились в краеведческом музее города Юрьевца. Сейчас к ним можно приложиться в Макарьеве. В Желтоводском монастыре тоже теперь есть частица этих мощей.

А о недавнем скандале с головой преподобного Макария читатйте в моем тексте о Старых Печерах.

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру