Олег Давыдов Версия для печати
Места силы. Сто десятое – Пельшма

Летняя ночь 1426 года, на берегу реки спит монах по имени Григорий. Ему уже больше ста лет, но у него еще много чего впереди. Вот он вздрогнул во сне, поднял голову, слушает… Встал, обернулся лицом на восток, что-то бормочет. Можно расслышать: «Сподоби меня достигнуть места»…

Вид на Пельшму из космоса. Контекст этого места можно посмотреть на карте к месту силы «Глушица» (активная ссылка в следующем абзаце)

Вообще-то Григорий уже в месте силы. И мы, кстати, тоже там побывали: это излучина Сухоны неподалеку от города Сокола. Лет через десять сюда придет инок Филипп, ученик Дионисия Глушицкого, и создаст монастырь (Рабангский). Григорий тоже идет с Глушицы, но влечет его совершенно иное. Только что во сне он услышал колокольный звон и, пробудившись, все еще продолжает слышать его. Звук доносится откуда-то с восточной стороны, а это значит, что надо оставить торный путь вниз по Сухоне, сворачивающей в этом месте на юг, и идти прямо на восток через леса и болота. С первым лучом Григорий отправился навстречу солнцу. И километров уже через шесть вышел к Пельшме, Рябиновой реке, как это переводится на русский.

Пельшма. Вот примерно к этому месту вышел Григорий. К противоположному от точки съемки берегу, к правому. Река здесь течет примерно на юг, а Григорий шел с запада. Вдали виден разрушенный мост

В Житии Григория сказано: «Походив туда и сюда по берегу, святой, наставляемый Богом, пришел на место будущей своей обители». Неплохое описание процесса биолокации. Человек бродит, прислушиваясь к ощущениям тела, ставшего вещим от старости и аскезы, ловит токи земли... Нет, не здесь. Перебирается на левый берег, снова ходит туда и сюда. Уже теплее. «Из почвы нас пронзают токи неотличимые на глаз, – говорит Мефистофель у Гете и советует: – Когда на месте не сидится, и кости ноют и мозжат или сведет вам поясницу, ломайте пол»… А, вот! «Возрадовавшись и возвеселившись духом», Григорий поставил крест в точке выброса силы.

Слева часовня Преподобного Григория Пельшемского в Кадникове. Справа Григорий Пельшемский. Расположение зданий монастыря передано довольно реалистично

В часовне Григория в Кадникове строгая тетка четко указала дорогу: на Сосновую Рощу, а там к Дору и вдоль реки. По левому берегу Пельшмы мы доехали прямо до монастыря. Руины и буйство нетронутых трав в человеческий рост. Бродя среди них, я вдруг ощутил, что кто-то за нами следит. Валентина тоже что-то заметила. Пес Осман, которого я в своих странствиях использую в качестве биолокатора, беспокоился, нырял в траву и возвращался – шерсть дыбом. Я решил, что там скрывается какой-то зверь или человек. Тогда мы еще только начинали ездить по местам силы, и я не знал, что в заброшенных монастырях чувство присутствия кого-то невидимого – довольно обычное дело.

Монастырь Григория Пельшемского

Но дальше! В Григорьевской церкви я увидал в алтаре две кровати. Возле места, где похоронен святой, было кострище. И на меня накатил дикий ужас. Нет, тут не люди. Кострище подернулось мхом, кровати поломаны. Но здесь явно кто-то был прямо сейчас. Пространство в церкви местами сгущалось, но когда я приглядывался к уплотнению, оно мгновенно рассасывалось. Нечто подобное я потом испытал на Чертовом городище. Но там я хоть знал, что такое бывает, а здесь – просто хлопал глазами. Диафрагма сжималась, ноги немели. Валентина не видела призраков, но сказала, что сердце у нее не на месте. Мы бежали.

Алтарь церкви Григория Пельшемского. Этот кадр сделан при втором посещении. На переднем плане видна железная кровать. Кто-то ее уже передвинул. В первый раз кровати стояли рядышком параллельно друг дружке. Григорий похоронен у стены слева (это в нижнем углу снимка) 

Четыре года спустя мы снова отправились на Пельшму. К тому времени я немного уже отрастил себе орган, которым мы видим сны наяву и постигаем немыслимое («тело шамана», как говорит Арнольд Минделл), стал во многом похож на своего пса Османа. Дорога вдоль Пельшмы была на сей раз непроезжей. Пришлось бросить машину и долго идти пешком. Когда добрались, я уже изрядно устал и потому быстро впал в состояние отрешенности. Как бы вышел из себя. Надеюсь, вы знаете это ощущение тишины, покоя и счастья, когда следишь за собой (своим телом и мыслью) извне. Замечаешь у себя на лице непроизвольную улыбку, движешься по наитию, ловишь себя на странных идеях.

Пельшемский монастырь, развалины церкви Собора Богородицы

Пробираясь сквозь гущу крапивы к реке, я вдруг подумал, что тот, кто следил за мною четыре года назад, это – просто я сам, покинувший тело… И в этот момент меня кто-то сзади легонько толкнул. От неожиданности я резко дернулся, сделал шаг вперед и, споткнувшись о невидимое в траве дерево, полетел в крапиву. Боже, как я острекался! Я лежал, боясь шевельнуться, и все обитатели Пельшмы – от насекомых до духов – хохотали вокруг. Но надо вставать, я повернулся и обнаружил, что лежу рядом с колоссальной кучей нечеловеческого говна. Лось? Пожалуй – да, лось. Кто же еще мог здесь столько насрать. И я тоже расхохотался. А человеческий голос сказал надо мной: «Во, понял». Думаю, это был голос Лопота.

Берега Пельшмы густо заросли крапивой. Вообще, эта река считается самой грязной в Вологодской области. В нее сбрасывают отходы Сокольского целлюлозно-бумажного комбината. Вода совершенно отравлена. На противоположной стороне реки еще 30 лет назад была деревня Лопотово, возникшая около монастыря. В ней была школа и все, что нужно для жизни, но теперь ничего не осталось, даже руин не видно. Мне говорили, что это из-за отравления реки, но это, пожалуй, уж слишком

На картах место силы Григория обозначают как Лопотово. Дело в том, что у святого было прозвище Лопот (от лопота и лепета), совершенно естественное для вечно бормочущего монаха или шамана. Считается, что это прозвище Григорий унаследовал от отца, боярина Лопотова. Вовсе не обязательно. Об отце-то мы знаем лишь постольку, поскольку знаем сына, прозвище которого могли приписать и отцу. Вообще, в биографии Григория полно темных мест. Он родился в 1324 году в Галиче Мерьском. Когда парню исполнилось 15 лет, родители вздумали его женить. А он не хотел. В Житии сказано: «Твердо помня, заповедь о почитании родителей и боясь гнева Божия за сыновнее непослушание, отрок смущался и молился Господу, чтобы Он помог ему сохранить чистоту девства». И каков результат? «По воле Божией родители Григория скоро умерли, не успев женить сына». Уж не знаю, кто из богов устранил родителей (попы умиляются), знаю только, что стоять на пути призванного – смертельно опасно.

Лопотов монастырь (это еще одно название). Церковь Григория Пельшемского 

Похоронив отца с матерью, Григорий ушел в монастырь. В какой? В Житии сказано: Рождества Богородицы близ Галичского озера. Но о таком ничего неизвестно. Богородичных монастырей около Галича насчитывается три: Зачатейский, Успенский (Паисиев) и Авраамиев (на месте явления иконы Умиления). Зачатейский был женским. В двух других мы бывали, пусть читатель сам судит, мог ли в них постричься Григорий.

Как бы то ни было, он где-то постригся. И там же вскоре стал игуменом. В Галиче его уважали: «Отовсюду приходили к нему князья и вельможи области той», в том числе – и сам князь Юрий Дмитриевич. Если учесть, что Юрий получил Галич только в 1389 году (по завещанию отца, Дмитрия Донского), а жить в городе стал еще позже, то получается, что Григорий оставался там чуть ли не до начала 15-го века. Но в конце концов все же бежал. Решил: хватит этой суеты, вельмож, почестей... Пошел молиться в Ростов и уже не вернулся. Стал простым монахом в Аврамиевом монастыре, на месте, где когда-то было капище Ростовского Волоса (см. здесь)

Ростов, Введенская церковь Аврамиева монастыря на берегу озера Неро. Этот Аврамий (пишется с одним «а») тоже, кстати, происходил из Галичских пределов, из Чухломы. То есть – из того самого места, где закончил свой жизненный путь Авраамий Галичский (он же Чухломской), современник Григория (они должны были видеться в Галиче). Но Аврамий Ростовский жил значительно раньше, скончался то ли в 1010, то ли в 1117 году. Его родители были язычники, а сын крестился и отправился в Ростов, где на берегу озера Неро (или – Ростовского) поклонялись Волосу. Рассказывая о Переславском Синем камне (см. место силы № 82 «Ярилина Плешь»), я говорил о том, как Аврамий сокрушил изваяние этого бога волшебным жезлом. И вот теперь в место силы на озере Неро явился с озера Нерон (Галичского) наш Григорий. Отменное место, там и сейчас ощутимо присутствие Змея. Снимок сделан на Николу Вешнего 

Сколько времени провел там Григорий – неизвестно. Может – годы, а может – и десятилетия. Неизвестно также, отлучался ли он из Ростова. Но если вы заглянете в Макарьев Желтоводский монастырь на Волге, вам обязательно скажут, что Григорий провел какое-то время у них, и что постриг его – сам Макарий. А в доказательство покажут монастырскую церковь во имя Григория. Я пытался возразить смазливой монашке: Макарий вряд ли мог постричь Григория. Напомнил ей, что Макарий пришел на Желтое озеро только где-то в начале 15-го века, а монастырь основал аж в 1434 году, когда Григорий уже… Она посмотрела на меня с такой испепеляющей жалостью, что я сразу понял: нет, Лопот не мог не побывать здесь.

Макарьев Желтоводский монастырь на Волге. Церковь Григория Пельшемского на этом снимке можно разглядеть, если посмотреть вдоль левой стены. Там в самом конце виднеется угловая башня, ближе к нам (с одной золотой маковкой) церковь Григория, и еще ближе (многоглавая) надвратная церковь Михаила Архангела

В начале 20-х годов архиепископ Дионисий Святогорец поставил Григория игуменом монастыря Спаса на Песках под Ростовом. За два года запущенная обитель пришла в образцовый порядок. И опять началось то, от чего Григорий уже раз бежал: почет, уважение, постные рожи людей, ни бельмеса не смыслящих в том, чем он занимается. Пришлось и отсюда бежать… Так Лопот попал на Глушицу. В Житии Дионисия Глушицкого сказано: «Пришел некто из города Галича, бывший архимандрит в городе Ростове, Григорий именем, добродетелью исполненный. Он умолял преподобного дать ему келью». Да ради бога! Святые сдружились, много беседовали – так скажем: о Дао и Дэ. Лопот отдыхал душой и готовился в путь. В один прекрасный день тронулся вниз по Глушице, вышел к Сухоне...

Сухона. Именно на берегу этой излучины ночевал Григорий. Вот там справа, где видны дома и деревья, был когда-то Преображенский Рабангский монастырь, основанный преподобным Филиппом

И вот мы вернулись к началу: Григорий спит на берегу. Возможно, он видит во сне своих мертвых родителей, монастырь Рождества Богородицы в Галиче, князя Юрия, Желтоводское озеро, себя, входящего в его воды, свои разговоры с Макарием, прогулки над Волгой, ход облаков в бездонности русских небес. А может, это снится Макарию. Или это – их общий сон, молитвенное единение вне времени и пространства. Макарий: «Тебе, брат, пора». Григорий прислушивается к желтоводскому колоколу и просыпается. Звоны плывут над Сухоной. Григорий бормочет: «Сподоби меня достигнуть места»…

Вид на Лопотов монастырь, литография 1858 года. По этой картинке можно разобраться в расположении церквей, которые стоят вдоль ограды у реки. Слева церковь Григория Пельшемского с пристроенным к ней зданием и колокольней, которые сейчас почти совершенно разрушены, а справа церковь Собора Богородицы. Между прочим, в 1832 году настоятелем монастыря был назначен знаменитый Игнатий Брянченинов. В тот момент монастырь был в самом ужасном состоянии (сам игумен жил в сторожке у входа). Усилиями Игнатия он быстро стал приходить в цветущее состояние. Но такая номенклатурная фигура, как Брянчанинов, конечно, не могла долго задержаться в глухом заштатном монастыре, уже в конце 1833 года он был переведен архимандритом в Троице-Сергиеву Приморскую пустынь под Петербургом

На Пельшме он зажил анахоретом, питаясь, чем бог пошлет. Впрочем, монахи с Глушицы присматривали за стариком. Сам Дионисий его посещал и весьма хвалил место. Потом появились ученики, пришла пора строить церковь. Григорий выбрал для нее необычное посвящение: во имя Собора Богородицы. Этот праздник отмечают на следующий день после Рождества Христова. Собор Богородицы – это собрание тех, кто был рядом в момент рождения сына: ангелы, пастухи, волхвы… Икона праздника иллюстрирует рождественскую стихиру Козьмы Маюмского: «Что Ти принесем». Вот перечень того, кто что приносит, по ее тексту: «Ангелы – пение, небеса – звезду, волхвы – дары, пастухи – чудо, земля – вертеп, пустыня – ясли, мы же – Матерь Деву». Упомянутые персонажи легко обнаруживаются на иконе. Но кто эти «мы», что приносят Христу «Матерь Деву»? Посмотрим.

Разные варианты иконы Собора Богородицы. Слева вверху икона конца 14-го – начала 15-го века (то есть современная Григорию). Это самая ранняя икона Собора среди созданных на русской почве (вообще-то, сюжет происходит из Сербии), обратите внимание на три фигуры певцов в белых одеждах. Нижняя икона самая ясная, на ней изображены ангелы в верхнем, ряду, волхвы (слева от Богородицы), пастухи (справа) и певцы внизу, но нет Земли и Пустыни, изображенных на верхней иконе слева и справа чуть ниже трона Богородицы. Большая икона нам интересна в первую очередь тем, что она происходит из-под Галича (из села Холм). Эта икона так многолюдна потому, что соединяет в себе две композиции – собственно «Собор Богородицы» и редкую расширенную иллюстрацию стихиры «Что Ти принесем» с рядом дополнительных деталей на основе текста Евангелия от Иакова, но без изображения певцов. Думаю, среди этой толпы можно найти и Соломонию, но я не нашел (слишком мелкие подписи). На левой нижней иконе хорошо виден также фаллос небесного бога (мы обсуждали этот орган в тексте о Коряжеме, место силы № 99). На большой иконе он тоже виден, но там еще интересней: в небе, из которого он выступает, видны Солнце и Луна

Церковь на праздник Собора поминает царя Давида, Иосифа Обручника (мужа Марии) и его сына от первого брака Иакова (брата Господня). Два последних были рядом с Марией при рождении мальчика, а Давид – его пращур. Они стоят прямо под Богородицей, среди группы людей в восточных одеждах, по бокам которой – Иоанн Дамаскин и Косьма Маюмский (со свитками). Искусствоведы эту группу политкорректно именуют «певцы» (так сказать, Хор Турецкого), но певец-то там только один: царь Давид, остальные – просто евреи, празднующие прибавление в семействе. Вот они и приносят мать для рождения сына от еврейского бога. К настоящей Богородице этот кагал (собор) никакого отношения, разумеется, не имеет. Но подобного рода «певцов» на иконостасах русских церквей не меньше, чем даже в телевизоре. Несут темным массам свои духовные ценности.

Лопотов монастырь. На переднем плане церковь Собора Богородицы, а за ней, слева в самом конце виднеется церковь Григория Пельшемского и развалины здания, которое к ней примыкало

Русские – вот бездуховный народ! – поняли Собор Богородицы как праздник повитух и рожениц. Назвали его Соломонидами, в честь Соломонии, которая (согласно Евангелию от Иакова) была акушеркой Христа. Праздновали так: варили кашу (это называлось «бабья каша»), пекли пироги, запасали спиртное и шли к повивальным бабкам, жрицам таинства родов, пировали до посинения. Пироги в этот день носили и в церковь, угощали божественную роженицу. Точно так же в обычные дни их носили и всем разрешившимся женщинам. Ничего специфически христианского. Нормальное общечеловеческое благоговение перед тайной рождения. Религия матки и родов, известная всюду во множестве форм. Например, Сократ называл свой метод извлечения логоса на свет в ходе беседы – повивальным искусством, майевтикой. Сократ был шаманом, я говорил. Шаманы часто рядятся в женщин в магико-диалектических целях.

Лисья гора, Ильинский погост 

Теперь перенесемся километров на десять к северу от Лопотова монастыря, на место, которое называется Лисьи горы. В 19-м веке краевед Кичин записал здесь следующую легенду. Беременная баба жала рожь на Лисьей горе, вечерело, а несжатая полоса не убывала. Баба обратилась к Солнцу с просьбой подождать, пока она кончит. Но Солнце продолжало свой путь. Тогда Баба выматерила Солнце и – окаменела. Буквально. Получился огромный валун, называемый Каменной Бабой. Кичин писал о местных: «Невольное чувство страха овладевает ими, когда они приближаются к этому камню». В то время он лежал прямо под горой. А сейчас скрыт в леске возле дома бывшего главы местной администрации. Мужик прибрал Бабу подальше от греха, ибо Лисью гору интенсивно растаскивают на стройматериалы. Спас богиню.

Лисогорская Каменная Баба 

А может – и приватизировал. Так, по крайней мере, говорят туземцы, которые не очень любят администратора. Еще они говорят, что изначально Баба была на Лисьей горе (или – Лысой, как ее еще называют), а потом пришли попы и сковырнули камень вниз, под гору. Ну, я не стал бы так уж все валить на попов. Скорей всего Баба никогда и не была на вершине горы. Ибо по своей мифологической природе она – обитательница влажных ложбин. Мы не раз бывали в ее святилищах, расположенных именно под горой, поближе к воде (см., например, здесь, здесь и здесь). А на горе должно стоять святилище бога остро мужского. На Лисьей горе расположен Ильинский погост. Логично: Илья – православное воплощение Громовержца-Перуна. К этому остается добавить, что озимая рожь, которую жала Баба, поспевает к Ильину дню (2 августа).

Ильинский погост

Это аграрный аспект мифологии Лисьей горы (кстати, вспомним про Бедную Лизу). Однако здесь есть еще один интересный момент, солярный. Смотрите: Солнце все-таки подчиняется матерному заклятию Бабы, останавливается. Это не вполне очевидно, тем не менее, это так. Ведь один из важнейших аспектов мифологии Солнца – временной. Солнце это часы, календарь, воплощенное время. Матеря Солнце, Баба хочет остановить течение времени. И останавливает – ценой собственного окаменения. Это как в «Фаусте»: «Остановись мгновенье». И жизнь выпадает в осадок. Баба властна над Солнцем, поскольку она властна над собственной жизнью (не забывайте, она ведь не человек). И по той же причине она властна и надо всем в этом мире. Ибо жизнь Божественной Бабы – это любовь, которая движет Солнце и другие светила (Данте).

Мой кобель Осман. Снято с Каменной Бабы

Забираясь на Бабу, я во всю глотку орал: «Все быстротечное – символ, сравненье. Цель бесконечная здесь – в достиженье. Здесь – заповеданность истины всей. Вечная женственность тянет нас к ней». Стих нашел. Бабья прелесть. Мистический хор, заключающий «Фауста». Попробуйте на язык эту мантру. Повторите тысячу раз (лучше – по-немецки). Впадите в неистовство. Лично я впал. И понял: Григорий посвятил свою церковь Матери Солнца.

Солнце рождается в день зимнего солнцестояния (23 декабря). Христиане приурочили к этому дню свое Рождество Христово. Но их календарь отстал, а вместе с ним – и Рождество, и Собор Богородицы. Тем не менее, суть праздника Бабы-Земли, порождающей Солнце из недр своей материнской пещеры, нисколько не изменилась. И эта суть отразилась в Бабьей мифологии Пельшмы. Место силы само подсказало Григорию митраистский миф о рождении Непобедимого Солнца. Ведь сила места в том и состоит, что оно способно внушать человеку свои мифы. Мы обычно и не сознаем, откуда у нас берутся сны и сюжеты, но мы всегда воплощаем то, что вдыхает в нас гений места. Взгляните хоть на ограду Ильинского погоста, построенную в начале 20-го века. Она украшена дисками вечно рождающегося и никогда не умирающего Солнца.

Ильинский погост. Обратите внимание на орнамент ограды. Это полудиски Солнца. Мое внимание на этот факт обратил Тотемский краевед Александр Кузнецов, точнее – его книга «Болванцы на Лысой горе» 

Остаток жизни Григория прошел под знаком схваток, в которых рождалась новая Русь. Он и сам был при родах. В 1433 году ходил в Москву и убеждал своего знакомца по Галичу князя Юрия Дмитриевича вернуть престол племяннику (Василию Темному). И случилось чудо: Юрий оставил Москву Василию. А вот с сыном Юрия, Дмитрием Шемякой, вышел конфуз. Когда в зиму на 1450 год этот смутьян осадили Вологду, Лопот пошел обличать его. Уникальнейший случай в русской истории: церковник сказал в лицо власти горькую правду о ней. Шемяка рассвирепел и приказал сбросить старца с моста. Отлежавшись на льду, Григорий все-таки оклемался. Он умер в 1451 году, в 127 лет.

Вид с Лисьей горы, от Ильинского погоста. Под горой слева белеется святой колодец

КАРТА МЕСТ СИЛЫ ОЛЕГА ДАВЫДОВА – ЗДЕСЬ. АРХИВ МЕСТ СИЛЫ – ЗДЕСЬ.





Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру