Димамишенин Версия для печати
ЦЕННЫЕ БУМАГИ. ЛЮБОВЬ ДО ГРОБА (2008). 5.

Начало здесь

Hokusai (1760-1849).

Когда он ее доедал
Он припоминал
Один день из их жизни
В миллениум они обсуждали эту историю.
Задолго еще до знаменательной встречи.
Парня звали Issei Sagava
И они пересказали две песни о нем.
The Stranglers 1981 альбом La Folie (Безумие) заглавная песня La Folie.
Басист Стренглерсов Жан Дак Бурнель читает на французском
Монолог Сагавы… Ля Фоли… вроде бы скандал даже случился с дистрибуцией диска.
Она любила именно этот диск «Stranglers» и текст у них довольно вычурный, но это же французский:

"Добрый Вечер!!! у Вас никого больше нет в машине?
Не могли бы вы подвезти меня или это слишком неудобно для вас...
Мои шаги не слышны, когда я приближаюсь,
ни звука не услышите, когда я уйду
и время не потрачено впустую для нежданного союза,
потому что я болен, да это безумие...

Когда-то был студент
который как в книгах пишут имел неодолимое желание.
Его подруга была так сладка, что съев ее он мог преодолеть все пороки,
все отвратительное преодолеть красотой недостижимой раньше,
так как он был болен,
это безумие...

И кому я могу признаться в этом если даже Бог покинул нас...
Другая жизнь другое место и конечно другая история,
но кому вы можете открыть свое сердце?
На рассвете во мраке сколько преступлений против фальши и так
называемых законов сердца
совершено из-за безумия, ДА ЭТО БЕЗУМИЕ..."



Он слушал Мик Джаггера -
Песня называлась «Слишком много крови»
Джаггер там читал прото рэп

"Too Much Blood"

"У меня был друг тот самый японец... у него была девушка в Париже...
он кадрил ее полгода и наконец услышал
да... остальное известно... он пригласил ее к себе домой... отрезал
голову... положил тело в холодильник, ел ее
кусок за куском... засунул ее в холодильник, засунул ее в
морозильник... и когда доел ее то отвез кости в
Булонский лес... случайно таксист заметил как он закапывает кости...
можете мне не верить, но правда круче
вымысла... мы проезжаем это место каждый день"

Rolling Stones 1984 альбом «Undercover of the night» (Под покровом ночи)

Прекрасные песни на основе истории про того японца
Съевшего свою подружку голландскую студентку
Летом 81 года,
Героя книг «Обожание» и «В тумане»
И разных порно фильмов.
Они так действовали на него и нее,
Но они и подумать не могли,
Что когда-нибудь сами
Станут –
Он таким эстетом-людоедом,
А она его добровольной жертвой.
В тот день они еще долго после
Пересказа этих песен обсуждали, что
У Парфри в книге «Культура Современного
Апокалипсиса» точно Сагава есть как образ романтического каннибала....
Что Зевс жрал своих детей...
В Древнем Риме христиан как раз обвиняли в каннибализме...
Плоть и кровь Сына Бога они регулярно употребяли...
У хлыстов есть понятие «христосик» - это мальчик зачатый во время радений,
то есть группового cекса - его растят потом убивают и съедают!!!
Без любви съесть не получится никого.
Если бы они тогда знали
Что это знание принесет
В итоге им вдвоем...

“Saturn Devouring One of his Sons” by Francisco Goya.

++++++++++++++++++++++

Он смотрел на ее остатки.
И думал о поклонении белой женщине.
Думал о кровавых жертвоприношениях
Эпохи «Апокалипто»
И думал о том, что ему нужно уйти за ней вслед.
Больше его тут ничего не держало.
Резать тело любимого человека сладко.
С любимой все приятно…

Надо умирать или среди ликующей толпы
Или среди полнейшей тишины
Оба пути хороши
Только средний ужасен…

Минимализм-Максимализм-транзит
Дайте визу туда или сюда,
Только не в никуда.

Он ел, ел, объедался мешая ее с
Заказываемой все снова и снова едой.
Он чувствовал грех чревоугодия
Как никогда сильно…
И грех самоубийства…
И все грехи он пережевывал и глотал…
Пока понял что от обжорства
Не упал, свалился теряя сознание
И стал в галлюцинацию погружаться
Из-за кислородного голодания
Тяжело дышать…
Умирать…
Так вот значит как уходил Будда в Нирвану…
Подумал Дамо испуская Дух
Над пиршеством Каннибала…
Дамо Умер Как Гаутама
Правда не в гостях у кузнеца Чунды
А в гостях у папы Парис Хилтон
Точнее в одном из его отелей.
И переев не вяленой свинины,
а свежей человечины любимой.
Он сам выбрал когда уйти.
Вслед за ней ему захотелось идти.
Он умирал тяжело.
Его терзали боли, жажда и жуткие трипы сводили с ума.
Ее отравленное мясо было пропитано кучей химии
Таблеток и обезбаливающих
Которые она ела нонстоп последние годы.
Все это он получил сразу и в лоб.
Когда в номер все-таки вошли его менеджер и управляющий
Взломав дверь,
Он уже не чувствовал рук и ног.
Нирвана забрала его
Как в море свои жертвы
Утаскивает в фантастических фильмах осьминог.

Hokusai (1760-1849)

Когда все оказались внутри и увидели кругом смерть
Никто не обратил внимания, что все было не в крови,
А в розовых лепестках сакуры,
Хотя и не время ей было цвести.
Потому что в следующий миг,
Всех отвлекло то, что
За окнами случилось землетрясение.
Весь Токио начало трясти.
Молнии воткнулись в тело Земли
Как самурайские мечи.
Отель загорелся через минут десять после его смерти.
Астроном самоучка
И Сейсмолог профессионал предсказывали
По шкале Рихтера Великий Катаклизм
Но как всегда никто не слушал
И опасность мир позабыл.
10 балльный Апокалипсис столицу
в течение нескольких часов развалил.
В шуме грома полиция не успела даже составить акт
О произошедшем событии.
Те кто видел все это и остался жив,
Сказали что тело Чемпиона сумо загорелось первым,
А уже потом все вокруг стало разрушаться и пылать.
После того, как Токио стал третьим городом
Стертым с лица Земли
После Хиросимы и Нагасаки

История Дамо и Кати
Стала символом
Всепланетарной любви,
А не предметом уголовной Хроники.
В миг когда Дамо покинул мир
Он уже ничего в нем не хотел.
И поэтому несмотря на тоску
И разочарование
Его уход был славным.
Он съел свою жизнь,
А она выблевала ее.
Когда она умерла
Ее талия была меньше его руки.
Он ел ее пока не умер
И говорят превратился
Все-таки, несмотря на каннибализм,
В Святого Будду
А она в радугу над его головой.
В тонкий радужный нимб,
Расположившийся над
Гигантским и прекрасным телом.
Сумоист и Анорексичка
Они оба стали как звезды
Украшающие собой небосклон
Нашей Истории
Сколько веков не пройдет
Любовь до гроба
Никуда не уйдет.
Жалеть тех кто умер от любви нельзя
Даже если они превратились в пепел это не беда.
На их месте растут цветы и распускается красота.
И так будет всегда,
пока у людей течет кровь и слюна…
10 лет ожидания
Хорошая цена за
10 дней любви
Кто думает по иному,
Никогда не получит
Ни того, ни другого.
Сколько времени не пройдет
Любовь до гроба никогда не умрет.






Исполнись волею моей…
Глеб Давыдов - о механизмах, заставляющих людей творить (в широком смысле — совершать действия). О роли эмоций в жизни человека, а также о подлинном творчестве, которое есть результат синхронизации человеческого ума с потоком Жизни, единения с ним. «Только не имея никаких желаний и ожиданий и вообще никаких фиксированных знаний мы возвращаемся в Царствие Небесное».
Прежде Сознания. Продолжение

Перемены продолжают публикацию только что переведенных на русский последних бесед индийского Мастера недвойственности Нисаргадатты Махараджа. Перевод выполнен Михаилом Медведевым. Публикуется впервые. Читать можно с любого места! «До тех пор, пока вы не узнали, что же такое представляет собой сознание, вы будете бояться смерти».

Чоран: невыносимое бытия
Александр Чанцев к 105-летнему юбилею Эмиля Чорана. Румынского, французского мыслителя, философа, эссеиста. На волне возрождающегося энтузиазма отдавшего было долг эмбриону фашизма. Наряду с Хайдеггером, Бенном, Элиотом. Чтобы потом — осознанно отвратиться от него, вплоть до буддизма и индуизма… Вплоть до трагедии. Вплоть до смерти.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Оказать поддержку Переменам Ваш вклад в Перемены


Партнеры:
Центр ОКО: студии для детей и родителей
LuxuryTravelBlog.Ru - Блог о люкс-путешествиях
 

                                                                                                                                                                      




Потоки и трансляции журнала Перемены.ру