36. * прощание *

– В Сладком городе за пустыней мудрые люди оборачивают змей вокруг головы, – рассказывал Дед, пока они шли по длинным коридорам маяка, – чтобы спасали от жары, легкомыслия и заодно ловили мух. А с наступлением темноты пустыня вокруг Сладкого города заполняется, как чернилами, черными пантерами с горящими глазами. Она так и называется – Полная пустыня. Ночью кажется, что она мерцает, как океан тлеющих углей, или бескрайний луг, полный светлячков. Странное зрелище.

– Получается, мы зайдем с другой стороны Города? – спросил Принц.

– Наверное, – отозвался Дед. – Пока сложно сказать, что там, с другой стороны. Когда ты нашел Яблоко, Дремотный лес повернулся к Городу задом, к морю передом – защищая, закрывая нас от надвигающейся бури. Особенно тебя, защищая – он улыбнулся Принцу – хозяина, хранителя Яблока… Благодаря этому гроза не попала прямо в нас, только задела краешком. Но теперь, чтобы попасть обратно в Цветной город, вам придется, во-первых, сначала переплыть Безбрежное море, а потом пересечь Полную пустыню. Но это было бы просто приятной прогулкой! Если бы не то, что во-вторых. А во-вторых, видимо Серый город взялся за нас всерьез. Не думал, что твой приезд воспримут так серьезно в Сером городе. Но Ворону лучше знать, что за противники у него появились.

– Кому? – не понял Принц.

– Ворону. Он руковОдит Серым городом. Серый город – странное место. Туда улетают слова, брошенные на ветер, и грозы, которые прошли стороной. А Ворон – самое страшное слово в Сером городе, и его самая черная гроза. Если кто и может рассеять его власть – так это пришелец из другого мира, такой как ты. Да еще и с Яблоком в груди.

– Я думала, Ворон бывает только в страшных сказках, – пробормотала Олакрез.

– Ворон не менее реален, чем ты и твой друг, – отозвался Дед. – Просто он затаился на долгое время, такое долгое, что и его само давно забыли. А теперь он явно готов перестал прятаться. И похоже, нутром чует тебя, – Дед показал на Принца своим сморщенным пальцем, измазанным в машинном масле.

– Меня? – удивился мальчик.

– Ага. Ты чем-то похож на него. Ты представляешь для него угрозу. От этого и гроза такая – Дед показал на открывшуюся им картину – правда, нешуточная гроза!

Дети выглянули из-за порога маяка, боясь ступить на траву, которая вдруг стала неопрятной, неживой. Сначала они даже не узнали Дремотный лес. Буран прошелся по нему, как каток. Многие деревья лежали вывороченные с корнем, а те, что остались стоять, примяло, потрепало, обесцветило. Чуть поодаль, Болото наполовину выплюнуло пожеванный вертолет геологов. Принцу показалось, что он заметил тушку мертвой ежевихи в куче облетевшей листвы, но он не стал присматриваться, чтобы не обращать внимания Олакрез. Все было мокрое и склизкое, словно бы в слизи. Дети провели на маяке всего три дня, а промокло и помрачнело вокруг, словно дождь шел целый месяц.

– Странное, все-таки, здание, твой маяк, – сказал Принц, задумчиво глядя на башню. – Такой буран вокруг погулял, а внутри было почти не страшно.

– Это не только маяк, который создает вокруг лето, – отозвался Дед. – Это еще и мельница, чтобы молоть ветер! Думаете, почему нас буран не сильно потрепал? Просто мельница все это время перерабатывала ветер в муку. Я потом ее отвезу в Город. «Если он есть еще», — добавил Дед почти неслышным шепотом. И добавил, громче, – Не буду вас обманывать, я уверен, Серые люди уже там. Так что ждите сюрпризов.

– А во что можно смолоть ветер? – спросила Олакрез. – Кроме муки, можно его во что-нибудь смолоть?

– В принципе, да, но я этим редко теперь балуюсь. Можно покрошить его на маленькие ветерки… А еще, конечно, сквозняки и смерчи, вдохновения и придыхания, храп и эхо…

– А можно смолоть большой смерч и направить его на Серый город? – спросил Принц, – чтобы они на нас не посылали непогоду?

– Ну что ты, – Дед даже взял его за плечи. – Внучек, неужели ты такой злой, что хочешь там всех убить? Они ведь ничего не сделали, Серые люди – вернее, они сделают все, что велит Ворон. Только с ним надо сражаться, Только с Вороном! Я тебе больше скажу, Серые люди – они такие же, как мы. Только живут в Сером городе…

– Ну хорошо, а как его можно победить? – спросил Принц. Ему казалось, что и смерч был бы не лишним – только бы больше не посылали такой жуткий ураган на Дремотный лес, который мальчик уже успел полюбить. Он еще раз украдкой глянул на кучу пожухлых листьев. – А вдруг, там все мертвы? – подумал Принц. – При мысли о том, что мог сделать смерч, посланный Вороном, с Цветным городом, с Барсуком, и ТЧ, и Шарманщиком, и путаным дедом, и румяной горбуньей, и всеми остальными странными жителями, с которыми он еще даже не успел познакомиться, у Принца слезы на глаза навернулись от злости. – Может, убить его, вообще, этого Ворона? – сказал он дрогнувшим голосом.

– Злобой ты его не убьешь, – пристально глядя Принцу в глаза, сказал Дед. – Он питается злобой, и страхом. И насаждает злобу и страх… А вот чем его можно победить – тебе придется разузнать самому! Моя сила сильна только в Лесу. И то, как видно – Дед показал на разбитые в щепы деревья – она совсем вышла…

– Ворон тебя боится, – сказала Олакрез. – Дед дал ему знать маяком, что ты пришел, он гляди как испугался! Или разозлился?..

– Вам придется с ним встретиться, – сказал Дед, обняв обоих детей на прощание. – И он, конечно, будет вас ждать.

Trackback URI | Comments RSS

Ответить

Версия для печати