42. * горожанка *

Девочка с двумя косичками уже давно разглядывала Принца с Олакрез. Ела мороженое и заодно изучала их с ног до головы. Расправившись со своим лакомством, она как бы невзначай произнесла, не обращаясь ни к кому конкретно:

– Эти стены сложены из молочных зубов дракона.

– Да ну? – обернулась к ней Олакрез.

– Ага. Это был каменнозубый дракон. Ну, как саблезубый тигр или бумажнокрылый змей.

– Понятно, – отозвалась Олакрез, хотя она была не уверена, что видела всех этих животных.

– Что-то не похожи эти зубы на молочные, – с сомнением проговорил Принц. Ему сначала показалось, что девочка выдумывает, – они же совсем черные, сама посмотри!

Девочка фыркнула.

– Ты что, думаешь, я вру?

– Нет, нет – улыбнулся он. – Я вообще ничего не думаю.

– Драконы очень любят сладкое, – девочка с сожалением посмотрела на остатки мороженого: у нее в руке оставался самый кончик вафельного рожка – и не церемонясь бросила на землю. Тут же подлетела толстая белая чайка и, подцепив рожок на ходу, не торопясь проследовала дальше.

– А от сладкого сами знаете. Зубы чернеют, болят и выпадают. Эти вот – из которых стена сложена – как раз такие, кариесные. Но они все равно прочнее любого другого камня, и вообще чего бы то ни было во всей округе! Прочнее жженого сахара шпилей Большого Королевского Ароматизатора и даже стен неприступного Арсенала специй.

– А стены Арсенала из чего сложены? – поинтересовался Принц.

– Из печенья двухлетней выдержки.

– И что, — спросила Олакрез – у дракона выпало так много зубов?

Стена казалось, поднималась до неба, и опоясывала весь Сладкий Город.

– Драконы сбрасывают зубы каждый год. У них зубы во рту перегреваются: оближет дракон зубы огненным языком – и все, считай несколько зубов почернело. Впрочем, вы это, наверное, и так знаете, – продолжила девочка, рассматривая путешественником еще пристальнее, чем раньше, – А этот был особенно зубастым. Так что ничего удивительного. Когда дракон прилетел в наш город, старый Кроль предложил ему сделку.

– Король? Сделку? – спросила Олакрез.

– Сделку, сделку. Нашего короля зовут Кроль. Он очень уважаемый черный кролик. Надеюсь, вы не из противников домашних животных?

– Нет, – ну что ты. – поспешил уверить ее Принц. – Мы сами любим животных. Кошек, например. Олакрез закивала.

Девочка с сомнением посмотрела на детей, и продолжила.

– Кроль предложил дракону пожить у нас. Зверюга мог есть сладостей столько, сколько хотел. А хотел он, надо сказать, столько, что и мне не нахотеть. Каждый день лучшие королевские повара пекли ему пироги, варили малиновое варенье и делали лучшее во всем свете мороженое.

– Так уж прям и лучшее? – засомневалась Олакрез.

– Самое лучшее, – очень серьезно подтвердила девочка. – А за это дракон отдавал Кролю все свои молочные зубы, которые у него выпадали. Так и получилась стена вокруг Города.

– А почему дракон улетел через пять лет? – спросил Принц. – Король его отпустил?

– Хм, – девочка состроила гримасу. – Попробовал бы он его не отпустить… Нет, вы все-таки не знаете, как себя ведут драконы. – Она чуть задумалась, потом улыбнулась во весь рот. – Нет, Кроль его не отпустил. Просто как-то раз яблочные пироги, которые дракон захотел на второй полдник, оказались сыроваты.

– А когда это – второй полдник? – не удержалась спросить Олакрез.

– На второй час после полудня, конечно. Так вот, отказавшись от непропеченных пирогов, дракон съел всех поваров до единого.

– Даже тех, которые делали мороженое? – спросил Принц.

– Да, – подтвердила девочка. – И тех, которые варили варенье. Когда дракон прикончил последнего жареного повара, он рассудил, что таких вкусных пирогов и такого душистого варенья ему больше не видать, а уж про мороженое, которое лучше пустынные повара делали из молодого света и ванильной пурги, а потом покрывали прозрачной морской глазурью ему вообще лучше забыть – остальные-то повара тем и в подметки не годились… И тогда он улетел, – закончила она свой рассказ. – Но зубов для стены тогда уже набралось достаточно.

– Ага. Понятно – сказала Олакрез. – А почему ты сказала «пустынные повара»? Их что, из пустыни выписывают?

Девочка расхохоталась не слишком приятным смехом.

– Ну и глупенькие вы все-таки, чужестранцы! Никто их ни откуда не выписывал – они же не больные! Их выписали прямо здесь – на что еще годны королевские живописцы, как не выписывать все, что угодно Его сладчайшему величеству? Ха-ха-ха…

Принц и Олакрез ждали, пока она досмеется до конца. Досмеявшись, маленькая горожанка пояснила:

– Шучу. Нет, просто по пустыне вокруг Города в поисках новых рецептов сладостей и просто сладкой жизни шатаются вольные бредоделы – бродячие кондитеры, а по совместительству философы-отшельники, астрономы-сказочники, физики-ядерщики, охотники-собиратели и прочая. Ходят-бродят туда-сюда, капканы ставят на миражи…

– И что, попадаются? – скептически спросил Принц.

– А как же? У нас даже кафе «Мираж» есть – в нем только миражи и подают. Его, правда, не каждый день видно… Так вот, в общем бродят эти бродяги и занимаются бредом – потому их и называют бредоделами. Считается, что этот сброд – лучшие сладких дел мастера по эту сторону Млечного пути. Иногда они забредают и сюда.

– На заработки? – спросил Принц.

– Нет, чтобы попасть на второй полдник дракону, – фыркнула девочка и, глядя ему в глаза, снова засмеялась своим почему-то совсем не сладким смехом.

Тут путешественники заметили, что уже стоят перед самой палаткой мороженщика.

Девочка с косичками, не обращая больше внимания на наших путешественников, вступила с продавцом в горячий спор о сроке годности мороженого «Сон ванильного мамонтенка». Олакрез с облегчением вздохнула: больше не придется терпеть несносное фырканье этой заносчивой сладкоежки, которая непонятно каким образом сразу раскусила, что они здесь чужаки.

Принц заметил, что надувной слон, нависающий над палаткой вместе со своим рожком, внимательно смотрит на него своим блестящим круглым глазом.

– Пойдем, поищем все-таки, где перекусить, – предложил мальчик. – А то у меня от этой юмористки уже изжога началась.

Trackback URI | Comments RSS

Ответить

Версия для печати