Димамишенин Версия для печати
БЕСЦЕННЫЕ БУМАГИ. Дневник Олимпиады (1999)

Специально для случаев, когда в прессе меня просят рассказать что-нибудь о DOPING-PONG, я выдумал книгу «Дневник Олимпиады», полностью посвященную тому, что со мной происходит под именем DP. Книга эта вымышленная и существует и будет существовать только в виде интервью самому себе, вроде таких, какие вы прочтете ниже. По-моему, получилось удобное со-общение с людьми, желающими узнать о тебе побольше. «Дневник Олимпиады» – фрагменты моего настроения, но это не мое настроение.

Фрагмент комикса Dopingpong "Russian comix"

Первая зима,1998

Все началось с того, что мне позвонил мой друг Олег Гитаркин (лидер эксперимента НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР) и попросил придумать название для его проекта с музыкантом из группы Чугунный скороход, так полюбившейся МТВзрителям. Я предложил ему десяток-другой, среди которых было и DOPING-PONG. Олегу оно понравилось, причем настолько, что он постеснялся его взять и сказал, что это лучшее, что ему довелось слышать, и я обязательно должен использовать это сам. Практически тогда же я познакомился с человеком по имени LOLA, и мы решили сделать вместе несколько комиксов, чтобы довести мои книжные истории до журнального народа. Я взял на себя сочинение, а он воплощение. С тех памятных моментов и началась физическая жизнь DOPING-PONG. Впрочем, рассказ о его психическом появлении должен более заинтересовать искусствоведов. Я обожаю конкретную лирику и мой любимый поэт Ойген Гомрингер, а самый знаменитый стих, принадлежащий ему, «ПИНГ-ПОНГ», был процитирован наверное во всех трудах о буржуазной массовой культуре, хранящихся в социалистических библиотеках, беззаветно любимых мною в детстве. Как-то мне дали сборник электронной музыки «DOPE ON PLASTIC 4» и, ослышавшись раз, я стал называть его DOPING PLASTIC, завидуя отличному названию. Ведь название, как хорошая погода, всегда пол дела. Потом, когда я узнал, что отличное название существует только у меня в голове, эти две понравившиеся мне вещи, стих и техно-бит, занялись любовью прямо внутри моего сознания и родили словосочетание «DOPING-PONG», которое действительно обладает немалой магической силой привлекать внимание людей.

Работая над комиксом «Видение на киносъемочной площадке», мы открыли для себя рецепт пастельных тонов нежной японской анимации. Никогда до этого объем и цвета не вызывали у меня настолько приятных эмоций и душевного равновесия.

«Видение» – это смесь из нашего увлечения архивными трэш-лентами и долби-стерео премьерами в Кристалл паласе. Тим бартоновская микстура на основе «Эд Вуда» и «Марс атакует!».

Никто не верит, что весь этот космический корабль был смоделирован LOLA специально для двухстраничного журнального комикса. Это самый великий русский спецэффект на сегодняшний и завтрашний день.

Весна, 1998

Первое слово, которое я слышу практически всегда от зрителей и читателей DP- комиксов – это Н А Р К О Т И К И . Искренно, не знаю почему. Возможно, галлюциногенный заряд их настолько велик, что скрыть его представляется маловозможным. Следующее слово, приходящее на ум наших поклонников – MANGA. Однако, если с первым определением я могу согласиться, т.к. оно укладывается в мою концепцию создания художественных произведений, способных вызывать стойкое духовное и физическое привыкание, то насчет второго термина мне придется вступить в полемику. DOPING-PONG делает русские комиксы. Первые профессиональные комиксы в этой стране с оригинальными историями и собственным стилем. Они отличаются от трахающихся японских малюток из ХЕНТАЙ-продукции точно так же, как MANGA отличается от фетишистских героев американских комиксов Бэтмана, Спайдермена и Супермена. Единственное, что нас сближает с MANGA – обилие детей-героев, вызывающих умиление, занимающихся абсолютно неблаговидными делами и совершающих чрезвычайно нецензурные поступки. Но, как говорит LOLA, – Мир MANGA – это невозможный мир, где изнасилование малолетних девочек выглядит вполне пристойным, эстетически красивым и несомненно естественным актом.

DOPING-PONG нравится, что его деятельность сравнивают с компанией, добившейся такого культурного результата на нашей планете, но тем не менее его система ценностей самостоятельна и автономна. Все детские взрослые DOPING-PONG ежесекундно одержимы одним и тем же ненавязчивым желанием изменить свое сознание или хотя бы среду обитания, в которой они вынуждены испытывать чувство дискомфорта. Поэтому они готовы употреблять массу незаконной химии, становиться фанатичными последователями тоталитарных сект и вступать в извращенные сексуальные контакты, и чрезвычайно целенаправленно осуществляя движение в сторону разрушения изоляции, в которой все мы находимся сразу после своего рождения, грехопадения родителей и изгнания из РАЯ дьявола. Насущное решение всех проблем – достижение перманентного наслаждения. Средство – найти как можно дольше действующий допинг. И DP-дети постоянны в поисках этого допинга. Так они ищут Бога. Из-за этого на их долю выпадает претерпевать всевозможные трансформации, трансмутации, метаморфозы и превращения... Они придумывают способы изменить внешнее окружение через изменение внутреннего, себя. Даже если процесс необратим, стоит попробовать. Девочка, крутящая хула-хуп во дворике, может, завертевшись изо всех сил, перевоплотиться в Сатурн, а мальчик, проглотив куколку гусеницы, забеременеть бабочкой.

Я обожаю данный фрагмент комикса «Мальчики тоже играют в куклы». Хотя это не мумия из египетского зала Эрмитажа, но детям она нравится не меньше.

Когда я увидел «Золотую девочку» сделанной, то подумал, что DP удалось добиться качества Уолта Диснея. Уверен, в СССР мы смогли бы угодить вкусу гурмана Сталина.



Формула DOPING-PONG comix. Мы – чистый продукт, сравнимый по своему химическому составу с наркотиком или золотом без инородных примесей.



Лето, 1998


Меня влечет мультимедийный формат CD-R. Мне хотелось, чтобы на нем появилась игрушка DOPING-PONG. Вот сценарий новейшего спортивного имитатора. Игрок выбирает допинг, под которым он согласен играть в настольный теннис, и вступает... К примеру, галлюциноген. И после первого удара ракеткой шарик разлетается по столу и цокает базилионом своих клонов. Транквилизатор дает замедленное, вяло текущее, плавное и сонное движение среди успокаивающих бежево-коричневых полутонов... За время перелета через сетку можно отойти на кухню, побаловать себя жидким шоколадом, а, вернувшись, ничего не пропустить. Стимулятор, и вы один из сборной китайских сверхреактивных пинг-понговцев. В общем, я считаю, что чем больше будет новотехнологических препаратов вроде DOPING-PONG-комиксов, безумных компьютерных игр, интернет вымещения реальности, тем больше будет людей, не могущих обойтись без этих вещей. Людей, которым суждено испытывать настоящие ломки, тошноту и депрессии, если они не приобретут очередной журнал с картинками или не купят интерактивный компакт-диск. Меня радует, что настоящее искусство имеет все физиологические шансы приносить деньги. Главное – культивировать в себе не только таланты сочинителя, но и мошенника.

Детьми, гуляя с моей покойной сестрой в солнечный день по провинциальному южному курорту, мы увидели вдали похороны. И сестра сказала мне: «Главное, не засмеяться. Главное, не засмеяться!» И, с трудом сдерживая улыбки, повторяя волшебные слова, мы миновали траурную процессию с бледными лицами, а завернув за угол, смогли дать волю чувствам и ржать, как юные лошадки. В такие моменты понимаешь, насколько бредово устроена Вселенная. Как бессмысленная страшилка – наш следующий комикс «Черный плащ ужаснее белой простыни».

Фрагмент комикса Dopingpong «Черный плащ ужаснее белой простыни»

Осень, 1998

DOPING-PONG – это искусственная структура, в которую входят люди, связанные практически семейными отношениями, полными эмоционального и телепатического контакта. Часто я знакомлюсь с человеком, и совершенно незаметно он осознает себя частью моей новой или старой истории. Ведь мне не нужны друзья, а необходимы соучастники. Для тех, кого связывает общее дело (лучше – преступное), гораздо тяжелее разойтись друг с другом, чем каким-то коллегам или сотрудникам по работе. DOPING-PONG – это игра, затеянная мной и ЛОЛА, в которую мы втягиваем свое ближайшее окружение, чтобы донести мои истории до масс. Лучшие истории, на наш взгляд, которые существуют на сегодняшний день. Что бы мы ни затеяли, сколько в очередном проекте ни было бы участников – все начинается с нас и все приходит обратно к нам. Это всегда группа людей, которая пытается как можно интереснее донести историю одного автора до большего числа людей, чем это возможно сделать в рамках существующей литературы. Благодаря технологиям трансформируются и сочинения. В DOPING-PONG играют многие – модели, фотографы, продюсеры, но тренеров двое, причем секреты мастерства поделены между ними в равной степени. Это дуэт братьев Люмьер, устраивающих представления, для которых еще не найдено слово «к и н о». То, что мы делаем в молодежных журналах – бумажное мультимедиа. Мы на пороге новой индустрии, профессий и звезд. Некоторые близкие люди занимают свою нишу в DP-школе, другие иногда пересекаются с нами. Но я рад, что все, кто мне нравится, теперь доступны для общения и совместного творчества. От певицы Люды Ракеты до поэтессы Алины Витухновской.

.        «Занимайся чем занимаешься, но не забывай повторять имя Бога». Гуру из Международного Общества Сознания Кришны назвал Метроллера проповедью на адской планете. Чтобы люди вспомнили о Боге в десятилетие Тарантино, мы идем на всевозможные уловки, начинаем делать кибер иконы, например.

На самом деле все, что я хочу – сочинять поэтические тексты и идиллические картинки к ним. Но для того, чтобы делать подобное, мне приходится придумывать очевидные образы и невероятные сюжеты, делая из них сумасшедшие комиксы и рекламные темы для массмедиа. Потому что меньшинство может выжить в данной экономической и природной ситуации исключительно за счет безумного большинства. Реклама таких фирм, как DIESEL сегодня что-то вроде Иисуса Христа, дающего Новый Завет. Стилисты и модельеры, подобные Вальтеру ван Берендоку, достойно сменили на посту служителей прекрасного Вермеера ван Делфтского. Они создатели, а не постмодернисты. DOPING-PONG ближе к GOLDIE и BJORK, чем к профессиональным комиксмейкерам, погруженным в стандарты СПАУНА, или чем к т.н. невской субкультуре типа речников. DP уникальный HI-TECH дуэт сочинителя и художника с неудавшимися судьбами драгдиллера и фальшивомонетчика. В принципе, то, что мы делаем, только весьма условно, можно называть комиксом. Нашему искусству дадут название критики следующей эры, до которой остались считанные дни. Как я уже сказал сситуация с DP-comix в России похожа на ситуацию с кино до того, как появятся первые синематеки. Нам не у кого учиться, мы сами воплощаем высшее образование для тех, кто последует за нами.

Если все, что я здесь предположил, окажется ошибочным, мы обречены на культ MANGA, и через десять лет понятие DOPING-PONG будет таким же нарицательным, что меня тоже вполне устраивает. Искусство – последняя из живых религий. Богема – нечто приближенное к другому слову. Нечто божественное. Артисты – жрецы и оракулы функционирующего общества. Художественное произведение – светский предмет культа. Они – единственные, кто может претендовать на звание аристократов, обнищавших или процветающих, но аристократов. Ни политики, ни бизнесмены, ни криминалы не могут похвастаться ленью, необразованностью и врожденной склонностью к безделью. Это чисто артистическое достояние.

Фрагмент "Русского комикса" ("Russian Comix"), 2003

Изучая Северо-Двинскую роспись по дереву, я много снимал на кинопленку заброшенные избушки, полные городских легенд о людоедах, и перечитывал русские народные сказки. Сыграли определенную роль и личные пристрастия к историям о маньяках За океаном в стандартах Политиздата. Так родился беспредельно ужасный «Russian comix».

Осень, 1999


Санкт-Петербургский неоакадемизм давно привлекает к себе внимание видных представителей зарубежной богемы. Им восхищается киберсочинитель Брюс Стерлинг, музыкант Брайан Ино и кинорежиссер Гас Ван Зант. Для них новый русский классицизм – самое прогрессивное явление в постсоветской культуре. DOPING-PONG и фотограф Андрей Чежин попытались дать собственную трактовку новомодному течению, чтобы она укладывалась в формалистические рамки избранного стиля и несла совершенно оригинальную смысловую разгрузку. Насколько их версия близка к истине – судить взыскательному зрителю и поклоннику легких извращений в современном искусстве. Форма моделей одежды, как фон для изображений, выбрана не случайно, т.к. авторов данной серии и fashion-дизайнеров, подобных W&LT, объединяет то, что именно они равноценно сменили художников и ваятелей эпохи Возрождения. Оставив музейные залы авангардистам, нам хочется выходить на подиумы и страницы многотиражных журналов. На них чувствуется гораздо уютней и занимательней, если так можно выразиться. Притом, когда встречаются и начинают работать вместе такие непохожие творческие люди как DP и Андрей, вступают во взаимосвязь наши компьютерные комиксы и его серебряная черно-белая фотография, первая и вторая половина ХХ века сливаются в законченную историю.

Демонстрация незагорелых частей человеческого тела

Мы хорошо дополняем друг друга. Андрей Чежин полон смелых галерейных проектов, того, что принято называть серьезным искусством, DOPING-PONG волнует издательская деятельность. Андрея привлекают мои концептуальные идеи, меня – чистота и красота его снимков и футуристическая обработка их ЛОЛА. Для меня это еще один способ донести накопившуюся информацию в оптимальной форме. Андрей не фотографирует, а сканирует образы прямо из моего воображения.

Сейчас я рассматриваю возможность того, чтобы наши работы дублировались на тканях – серия маек и платьев  напрашивается сама собой, после того как мы решили продолжить ее в таком стиле. Совмещение выхода манекенщиц с «Демонстрацией незагорелых частей человеческого тела» тоже. Александр Арнгольд хочет перенести методом шелкографии комиксы в свою новую коллекцию «Испорченный ребенок» и устроить параллельно с показом их видеопроекцию. VJ Андрей Венцлова желает оживить DOPING-PONG для MTV. Компания Cuture Media Art предложила работу DP в области бесплатных имиджевых открыток. Нас интересуют новые способы растиражировать себя.

«Неоакадемизм – это садомазохизм», НОГИ И РУКИ

Компьютеры – наши микроскопы и телескопы, через которые мы запечатлеваем, в настоящем, свое прошлое и будущее.

Возвращаясь к теме «Неоакадемизм – это СМ» можно рассказать следующее. Для меня одним из самых приятных переживаний в жизни был акустический рэйв в Павловске (июль, 97). Он стал реальным мегатрипом. Там я ощутил легкое слияние с неоакадемической культурой. Шепот посвященных ветерком перемещал группки по дворцово-парковому ансамблю, превратившемуся в секретный лабиринт... Вольер-птичник был духом праздника. Моя жена делала материал для ПТЮЧ обо всем происходившем, а я, фотографируя, понял, что, конечно, неоакадемизм плоть от плоти Санкт-Петербурга и идеальная городская субкультура. Я обожаю посещать выставки в Мраморном дворце – керамика Джанни Версаче, Пьер и Джиль, обязанные своей первой музейной экспозицией Тимуру Новикову, реклама GAP с его же участием... Новые академики отлично вписываются в мировую картину... Но можно лучше и нужно свежее...

DOPING-PONG – принципиально новое для этой страны явление. Наверное, это и привлекло Андрея Чежина, мастера старой школы, на нашу сторону. Поэтому когда мы даем свой взгляд на все, для нас самих не всегда понятно, где здесь ирония, а где восхищение.



Тимур Новиков в домашнем разговоре назвал меня стопроцентным представителем молодежной культуры. А я пообещал ему, что, даже когда я буду фрагментарно использовать неоакадемизм как деталь своего творческого фрактала, у меня будет получаться лучше, чем у всех новых русских классиков вместе взятых. Я рассказывал ему о связанных ногах, как будто взятых с распятия и обутых в Jesus boots... и сам искренно приходил в полнейший восторг. Я брал Тимура за руки и объяснял, что: чтобы увидеть мои образы, их можно даже не воплощать, гораздо проще сжать кулачки, как строгая девушка, и почувствовать, как они трансформируются в волюту на ионической колонне.

Я уверен в успехе любых наших начинаний. И когда я сомневаюсь в собственной исключительности (в гениальности людей, с которыми я работаю, сомневаться не приходится никогда), я вспоминаю замечательную сценку. Однажды, после ночных скитаний по OPEN AIR, заснув утром и проснувшись вечером, когда я чувствовал себя ужасно, мне позвонили. На проводе была тоже недавно вставшая моя расфокусированная муза и модель OLAF, девушка, будто вышедшая из фильма Энди Уорхола «Бедная богатая маленькая девочка»... И она сказала мне с того света: «Ты самый лучший». А, как я уже сказал, сомневаться в своем окружении мне не приходится. Наверное, я крайне доверчив. И я верю. Возможно, слепая вера – это мой главный талант.

Демонстрация незагорелых частей человеческого тела – это гимн молодости, экстремальная юность в тоталитарной системе материальных ценностей, которая поработила нас, национальная гордость пионеров-героев, обретающих бессмертие в бездуховном мире, благодаря своим светлым подвигам. Настоящее постсоветское искусство в изложении DOPING-PONG и Андрея Чежина.

P.S.: Надеюсь, что после назойливой саморекламы и пустой болтовни, из которых состоят все мои интервью, вы увидите просто одну работу от DOPING-PONG, наконец-то напечатанную так, как она была задумана и сделана.

(с) Doping-Pong, 1999
(p) МИР ДИЗАЙНА, №4 (17), 1999



ЧИТАЕТЕ? БРОСЬТЕ МОНЕТУ! >>



Гоголь и Черная месса
4 марта 1852 года умер Гоголь. А первого апреля мир будет праздновать 210-летний юбилей великого русского писателя. Чья жизнь и судьба покрыта сонмами загадок, притч, небылиц и мистификаций. Андрей Пустогаров даёт расшифровку очередного гоголевского ребуса. Связанного с магией, демонизмом, единением с Богом. И — бесовскими обрядами-приворотами нечистой силы.
Указатели Истины: Ранджит Махарадж

Особенность учения Ранджита Махараджа в его радикальной позиции и прямоте: «Все есть иллюзия, «я» есть иллюзия, поэтому что бы «я» ни делало — это тоже иллюзия». Он не даёт никакого метода, чтобы улучшить иллюзию, а только вновь и вновь указывает на ее иллюзорную природу. Иногда его высказывания столь бескомпромиссны, что это может оттолкнуть неподготовленные умы. Предлагаем емкие цитаты из его сатсангов.

Долгая дорога внутрь. Лев Толстой и Рамана Махарши
Глеб Давыдов рассказывает о спонтанном открытии Львом Николаевичем Толстым в 1909 году практики самоисследования, которую примерно в те же годы дал миру Рамана Махарши. Но был ли Толстой просветленным (как сейчас многие его называют) или так и не достиг окончательной самореализации? На это могут пролить свет его дневники.





RSS RSS Колонок

Колонки в Livejournal Колонки в ЖЖ

Вы можете поблагодарить редакторов за их труд >>